Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
50Ф41100
Уровень инициативы:
Федеральный

Обеспечить независимость и защиту арбитражных управляющих внесением изменений в законодательство Российской Федерации

Как вы думаете: если судьям установить низкую зарплату с возложением на них обязательств по содержанию аппарата помощников, нести расходы процедуры, связанные с изготовлением судебного акта: приобретение скрепок, степлера, бумаги, содержанием оргтехники, получением и отправкой корреспонденции, сдачей документов в архив за свой счет с их возможным возмещением в конце года - какое было бы правосудие? Если бы судей обязали регулярно отчитываться перед налоговой службой, Росреестром, главами муниципалитетов, Прокуратурой, крупными компаниями - была бы беспристрастность суда? Если бы за каждую опечатку, ошибку, за пропуск какого-либо срока, которые меняются ежемесячно, за оспоренный судебный акт в высшей инстанции, судей сперва штрафовали на суммы превышающие многократно их зарплаты, а за повторное «нарушение» дисквалифицировали на несколько лет - качество судопроизводства повысилось? Если бы любой сотрудник ОВД мог привлечь к уголовной ответственности судью, если бы полицейский посчитал, что есть нарушения судопроизводства или есть непонятная жалоба - то судопроизводство улучшится? Вы спросите, что это за чушь и дикость? Да?
А почему вышесказанное применяется в отношении арбитражных управляющих? Арбитражный управляющий близок по статусу судье, по факту он адвокат, судебный исполнитель, и только потом ликвидатор организации, наделенный полномочиями руководителя должника. По большому счету, он ʺэквилибристʺ в постоянно меняющемся правовом поле, который силу различных, зачастую диаметрально противоположных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, должен сохранять баланс их прав и законных интересов. Проявляя заботу о защите прав кредиторов, должника, в том числе и федеральной налоговой службы, законодатель создаёт ситуацию, когда арбитражный управляющий становится заложником незаконного давления (влияния) на него недобросовестным кредитором, всевозможных контролирующих органов.
Ужесточая ответственность арбитражного управляющего, действуя кнутом, не давая ему одновременно возможность быть независимым, иметь право на отдых, получать за свою работу достойную оплату (пряник), гарантированные ст.37 Конституции РФ, законодатель разрушает баланс интересов в банкротстве. Недобросовестный, я бы даже сказал- профессиональный кредитор, может засыпать суд жалобами в адрес арбитражного управляющего и получив в суде два решения, о его даже незначительных нарушениях - довести такого арбитражного управляющего до дисквалификации, с единственной целью - получить преференции в процедуре банкротства, для этого все средства хороши, а вновь назначенный арбитражный управляющий будет более сговорчив, исходя из судьбы предыдущего коллеги. Закон говорит о том, что арбитражный управляющий должен быть независимым и действовать в интересах всех кредиторов и должника, и общества.
Но куда денется независимость арбитражного управляющего, когда крупный банк, являясь мажоритарным кредитором, начнёт диктовать ему свои условия? А противопоставить такому кредитору арбитражный управляющий ничего не сможет. Как поступать арбитражному управляющему, когда губернатор на планёрке требует погасить долги по зарплате у арбитражного управляющего, который просто выполняет свои обязанности, предусмотренные Законом о банкротстве и не является собственником завода-должника? Но если управляющий не погасит долги за свой счёт, то его могут закрыть в изолятор временного содержания на двое суток без суда. А потом и через суд посадить в СИЗО на 30 дней. Что может противопоставить такому произволу арбитражный управляющий, даже имеющий многолетний опыт профессиональной деятельности? Только желание уйти из профессии. Понятное дело, что это никого не испугает. Незаменимых людей нет. Но мы говорим о законности действий в банкротстве и независимости арбитражных управляющих или о правовом нигилизме? Попытки превратить профессию арбитражных управляющих в бессловесного раба, закончится печально, для всего института банкротства. Для чего Президент, в своё время, предложил саморегулирование? Чтобы сообщество профессионалов, в том числе и арбитражных управляющих, могло самостоятельно решать свои проблемы.
Конечно, законы творим не мы, арбитражные управляющие. В целом, Федеральный закон от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: был воспринят сообществом арбитражных управляющих положительно, однако за прошедшее время в него внесено более 30 серьезных изменений, не говоря о связанных с ним законах и подзаконных актах, которые кардинально меняли закон и вносятся они зачастую с подачи популистов, которых в Думе не мало. Перед внесением в Думу поправок в законы, они должны проходить экспертизу Правового управления Думы и только впоследствии утверждаются депутатами, которые не могут быть профессионалами во всех областях жизнедеятельности нашего общества. При внесении поправок законодатели не консультируются с профессиональным сообществом, с практиками и в результате получаются законы далекие от реалий регулируемых ими взаимоотношений. Арбитражные управляющие вынуждены жить по такому ʺзаконотворчествуʺ, которое не отражает реальности ситуации при банкротстве должника. Жизнь значительно сложнее и многогранней, чем на страницах закона о банкротстве. Нужно учитывать наработанную практику.
Из-за отсутствия градации нарушения, в действиях арбитражного управляющего, нельзя отдавать на откуп внутреннего убеждение суда, в рамках "Кодекса об Административных нарушениях РФ" от 30.12.2001 №195-ФЗ дисквалификацию арбитражного управляющего, которые зачастую исходят из формально-статусных характеристик правонарушения. Так, даже мелкое, не значительное нарушение сроков публикации объявления (вызванное отсутствием денег у должника) приводит к потере возможности работать в качестве арбитражного управляющего на срок до трёх лет, что вступает в противоречие со ст.37 Конституции РФ. Необходимо отменить эту норму. Это приводит к вымыванию арбитражных управляющих из профессиональной жизни. Необходима гарантия неприкосновенности арбитражного управляющего во время его работы. Так как он назначается судом для проведения процедур установленных Законом о банкротстве. Поэтому, на каком основании к нему предъявляются требования как к руководителю предприятия, осуществляющего хозяйственную деятельность с целью извлечения прибыли. Как он может быть виноватым, в том, что Общество доведено до банкротства.
Может правоохранительным органам требуется изменить подход к запросам арбитражных управляющих при установлении признаков фиктивного или преднамеренного банкротства общества, а также принятию мер по принуждению собственников к погашению задолженности по заработной плате работников, так как они не виновны в том, что их работодатели оказались не состоятельны вести бизнес. Но зачастую их уже нет в стране и найти виноватых полиция не может. Да зачастую и не хочет. Проще задержать арбитражного управляющего (которого часто некомпетентные сотрудники полиции и прокуратуры считают собственником или руководителем предприятия-банкрота) и требовать от него выплаты зарплаты, чем искать реального собственника. Тем более, что у полицейских почти всегда не хватает квалификации в суде доказать вину директора и собственника. Судью ведь никто не сажает в тюрьму за не верный судебный акт?
Нельзя увеличивать взносы в компенсационный фонд саморегулируемых организаций (в дальнейшем СРО). Текущие доходы арбитражных управляющих не позволяют им вкладывать столько денег в компенсационный фонд и замораживать их там навсегда. Это толкает арбитражных управляющих или на уход из профессии или побуждает их на путь коррупции и воровства. Потому что при текущем вознаграждении 30 тысяч рублей в месяц (и это при условии нерегулярности получения этих денег) невозможно собрать для внесения в компенсационный фонд дополнительно требуемой суммы. Для некоторых СРО этот дополнительный взнос достигает 500 тысяч рублей с каждого арбитражного управляющего. Или депутаты предлагают арбитражным управляющим поступать как в известном анекдоте про милиционера – дали пистолет и крутись как хочешь? Тогда давайте законодательно закрепим – зарплаты у арбитражного управляющего нет (он же всё равно ворует) вот что он найдет – всё его. Но это же полный бред. Необходимо отменить норму увеличения компенсационного фонда СРО. Есть альтернатива – страхование арбитражного управляющего от убытков. Она сейчас действует. Есть и основная страховка и дополнительная для каждого крупного предприятия. Этого – достаточно для того, чтобы компенсировать убытки от действий недобросовестных арбитражных управляющих.
Продолжая о пряниках для арбитражных управляющих. Сейчас рассматривается поправки в закон о банкротстве по вознаграждению арбитражных управляющих. Предлагается оплачивать работу арбитражных управляющих в конце процедуры банкротства. Мотивация – типа тогда не будет затягивания процедуры банкротства. Возникает вопрос, за счет каких средств вести процедуру банкротства, ведь зачастую арбитражный управляющий ее ведет за свой счет, при отсутствии средств у должника, ждет поступления с каких-либо источников, получает их и опять вынужден их вкладывать в процедуру. Далее, как быть с Конституцией РФ, гарантирующая нам достойную оплату за труд, которая в настоящий момент меньше, чем у водителя троллейбуса, или мы рабы, которые обязаны были работать только за еду. Но у нас есть семьи, содержание которых осуществляет не государство, а мы, из того самого вознаграждения, которое получается не регулярно, со значительной задержкой, без всякой компенсации за несвоевременное получение. А нам каждый день надо есть, воспитывать детей, оплачивать садик для детей и за маникюр жены т.д. На что нам жить весь год? Почему работник завода должен получать зарплату каждый месяц, а не в конце года, когда он построит корабль и заказчик его оплатит? Чем мы хуже дворника, что каждое утро убирает снег и получает аванс и зарплату каждый месяц? Мы что с другой планеты? По некоторым должникам арбитражный управляющий вкладывает больше своих личных денег в проведение процедуры, чем сумму вознаграждения. Иногда выгоднее отнести свои деньги в банк, чем работать с такими должниками. Поэтому предлагаемая поправка по оплате работы арбитражных управляющих в конце процедуры банкротства, кроме порождения коррупции и воровства ни к чему не приведет, неужели очередной популист этого не понимает.
Далее, в законе есть «замечательная» формулировка незаконное действие или бездействие арбитражного управляющего. На практике под нее подпадает 99% дел привлечения арбитражных управляющих за административное правонарушение - за опечатки, не заполнение какой-либо графы в отчете арбитражного управляющего, не влияющие на ущемление интересов кредиторов в получении информации о ходе процедуры банкротства. Не своевременное опубликование сообщений на основании п.2 ст.13 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:, предусматривающая обязательно опубликование на fedresurs.ru, не смотря на отсутствие средств у должника, при этом зачастую игнорируется п.1 ст.13 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», о том, что ʺсообщения о проведении собрания кредиторов направляются по почте не позднее чем за четырнадцать дней до даты проведения собрания кредиторов или иным обеспечивающим получение такого сообщения способом не менее чем за пять рабочих дней до даты проведения собрания кредиторовʺ. И об этом приходится констатировать в век перехода на цифровую экономику. Жалобы подаются на основании п.2 ст.13 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:, предусматривающая обязательно опубликование на fedresurs.ru, что увеличивает расходы процедуры банкротства. Странно, но суды принимают их к рассмотрению, и устанавливают неправомерность в действиях арбитражного управляющего. При этом, арбитражным управляющим не предлагается сперва вынести спор на суд или судом, или собранием кредиторов устранить «нарушения», а сразу суд объявляет взыскание.
Также как и действия уполномоченного органа, после ознакомления с материалами выносимыми на собрание кредиторов, он молчит, не связывается с арбитражным управляющим, не высказывает свое мнение, как иные кредиторы по повестке собрания кредиторов, как бы занимает нейтральную позицию, а по прибытию на собрание кредиторов излагает свою позицию, которая зачастую не соответствует требованиям закона, впоследствии является предметом рассмотрения в суде, все это влечет затягивание процедуры банкротства, но об этом, ни суд, ни законодатель об этом не ʺтрубитʺ, ссылаясь, на то, что уполномоченный орган имеет право. Поэтому в закон требуется внесение поправок в части обеспечения сохранения интересов кредиторов, которой обязать кредиторов представлять в адрес арбитражного управляющего отзывы, замечания, предложения, после ознакомления с материалами проводимого собрания кредиторов, с целью согласования единой позиции по рассматриваемому вопросу, что позволит сократить сроки проведения процедуры банкротства. И вот, если на собрании кредиторов, арбитражный управляющий, представив документы не устранит замечания, проигнорирует предложение кредитора, тогда вопрос рассматривать в судебном порядке. Такой порядок более целесообразен, позволит снизить поток необоснованных жалоб.
Понятна цель государства повысить качество проведения процедур банкротства, но не так же. Как в печальном анекдоте, когда крестьянин, чтоб увеличить удои и снизить расходы - чаще доил корову, но меньше кормил. А чтоб слушалась - палкой лупил, но животина почему-то сдохла.
Нужно защитить арбитражных управляющих, чтоб они стали независимы от чего-либо влияния. Для этого предлагается принять следующие поправки в законодательство:
В "Кодексе об административных нарушениях РФ":
исключить п.3 и п.3.1 ст.14.13 "Кодекса об Административных нарушениях РФ" от 30.12.2001 №195-ФЗ;
в п.2.4 "Кодекса об Административных нарушениях РФ" от 30.12.2001 №195-ФЗ исключить фразу «арбитражные управляющие»;
в п.10 ст.28.3 "Кодекса об Административных нарушениях РФ" от 30.12.2001 №195-ФЗ заменить «должностные лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю (надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих» на «должностные лица саморегулируемых организаций арбитражных управляющих».
В "Уголовно-процессуальном кодексе РФ" от 18.12.2001 №174-ФЗ:
п.1 ст.447 "Уголовно-процессуального кодекса РФ" от 18.12.2001 №174-ФЗ дополнить пп.11: «11. арбитражный управляющий»;
п.п.10 п.1 ст.448 "Уголовно-процессуального кодекса РФ" заменить: «в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката» на «в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката и арбитражного управляющего»;
дополнить "Уголовно-процессуального кодекса РФ" от 18.12.2001 №174-ФЗ Статьей 450.2. Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении арбитражного управляющего
1. Обыск, осмотр и выемка в отношении арбитражного управляющего (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления деятельности арбитражного управляющего), включая случаи, предусмотренные частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса, производятся только после возбуждения в отношении арбитражного управляющего уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном частью первой статьи 448 настоящего Кодекса, на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки и в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих коммерческую тайну, члена руководства Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ) или иного представителя, уполномоченного Председателем или заместителем Председателя ОРПАУ.
2. В постановлении судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки в отношении арбитражного управляющего указываются данные, служащие основанием для производства указанных следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением предметов и документов, изъятых из оборота. В ходе обыска, осмотра и (или) выемки в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления деятельности арбитражного управляющего, запрещается изъятие всего производства арбитражного управляющего и производство по другим делам, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства.
3. До возбуждения в отношении арбитражного управляющего уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, и вынесения судьей постановления о разрешении производства следственного действия осмотр жилых и служебных помещений, используемых для осуществления деятельности арбитражного управляющего, может быть произведен только в случае, если в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления. В таком случае осмотр места происшествия без участия члена руководства ОРПАУ, на территории которого производится осмотр, или иного представителя, уполномоченного Председателем или заместителем Председателя ОРПАУ, допускается только при невозможности обеспечения его участия.»
дополнить п.1 ст.29 "Уголовно-процессуального кодекса РФ" от 18.12.2001 №174-ФЗ пп.5.2: «5.2) о производстве обыска, осмотра и выемки в отношении арбитражного управляющего в соответствии со статьей 450.2 настоящего Кодекса;»
В Федеральном законе от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:
дополнить ст.2 «защитник - Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих (ОРПАУ)»
дополнить ст.20.8: «статья 20.8 Гарантии независимости арбитражного управляющего.
1. Вмешательство в деятельность арбитражного управляющего, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.
2. Арбитражный управляющий не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса арбитражного управляющего, дисквалификации) за выраженное им при осуществлении деятельности арбитражного управляющего мнение, действие, бездействие, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность арбитражного управляющего в преступном действии (бездействии).
3. Истребование от арбитражных управляющих, а также от работников арбитражных управляющих, Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих или ОРПАУ сведений по делам о банкротстве, личных сведений о арбитражном управляющем, лицам не участвующих в деле о банкротстве не допускается.
4. Арбитражный управляющий, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности арбитражного управляющего, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.
5. Уголовное преследование арбитражного управляющего осуществляется с соблюдением гарантий арбитражному управляющему, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.
6. Привлечение к субсидиарной ответственности арбитражного управляющего не допускается.
7. Привлечение к гражданской ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, допускается после положительного заключения ОРПАУ.
8. Арбитражный управляющий осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве за счет имущества должника;».

Практический результат

Убирая необоснованное давление на арбитражного управляющего создаются условия для независимого и более качественного проведения процедур банкротства. Государство экономит деньги на оплату огромного штата контролеров, имитирующих бурную деятельность и ускоряет проведение процедуры, так как арбитражному управляющему не нужно будет отвлекаться на пустые жалобы. Саморегулируемые организации арбитражных управляющих и ОРПАУ, как профессионалы погруженные в тему, исключат злоупотребления в процедурах. Против независимости арбитражных управляющих могут быть только те, кто хочет банкротство использовать в своих частных корыстных целях.

Дополнительные материалы

Решение

Нужно защитить арбитражных управляющих, чтоб они стали независимы от чего-либо влияния. Для этого предлагается принять вышеуказанные в разделе "описание проблемы" и в приложенном файле поправки в законодательство: в "Кодекс об административных нарушениях РФ" от 30.12.2001 №195-ФЗ, в "Уголовно-процессуальный кодекс РФ" от 18.12.2001 №174-ФЗ, в Федеральном законе от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в том числе:
В Федеральном законе от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:
дополнить ст.2 «защитник - Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих (ОРПАУ)»
дополнить ст.20.8: «статья 20.8 Гарантии независимости арбитражного управляющего.
1. Вмешательство в деятельность арбитражного управляющего, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.
2. Арбитражный управляющий не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса арбитражного управляющего, дисквалификации) за выраженное им при осуществлении деятельности арбитражного управляющего мнение, действие, бездействие, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность арбитражного управляющего в преступном действии (бездействии).
3. Истребование от арбитражных управляющих, а также от работников арбитражных управляющих, Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих или ОРПАУ сведений по делам о банкротстве, личных сведений о арбитражном управляющем, лицам не участвующих в деле о банкротстве не допускается.
4. Арбитражный управляющий, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности арбитражного управляющего, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.
5. Уголовное преследование арбитражного управляющего осуществляется с соблюдением гарантий арбитражному управляющему, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.
6. Привлечение к субсидиарной ответственности арбитражного управляющего не допускается.
7. Привлечение к гражданской ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, допускается после положительного заключения ОРПАУ.
8. Арбитражный управляющий осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве за счет имущества должника;».
Для голосования вы должны быть авторизованы через ЕСИА

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 575 голосов

425

Против решения: 84 голоса

* Количество голосов обновляется раз в минуту

К началу списка инициатив