Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф58770
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости декриминализации незаконных сбыта и изготовления всех видов холодного оружия

Существует необходимость внесения в Государственную Думу законопроекта, предусматривающего декриминализацию незаконных сбыта и изготовления всех видов холодного оружия, учитывая положения ст. 2 Конституции РФ, декриминализацию незаконных приобретения и ношения холодного оружия в 2003 году, декриминализацию Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014г. N 18-П незаконного сбыта холодного оружия, имеющего культурную ценность, введение лицензирования приобретения холодного оружия, имеющего культурную ценность, с 1 января 2018 года, планируемое с 30 января 2020 года введение запрета на хранение без лицензии на коллекционирование оружия холодного оружия, имеющего культурную ценность, лицами, которые приобрели его не ранее 1 января 2018 года, меньшую опасность холодного оружия, чем пневматического и сигнального оружия, за незаконный оборот которых отсутствует уголовная ответственность, и не большую опасность холодного оружия, чем бытовых предметов, находящихся в свободном обороте, а также декриминализацию незаконного оборота холодного оружия во многих странах мира.
При этом существовали законопроекты, предусматривающие декриминализацию незаконного сбыта холодного оружия или его незаконного изготовления без цели сбыта. Данные законопроекты были отклонены. Недостатком данных законопроектов являлось сохранение уголовной ответственности за незаконное изготовление холодного оружия или за его незаконные сбыт и изготовление с целью сбыта. Поэтому в указанных законопроектах не учитывалось отсутствие в незаконных действиях с холодным оружием общественной опасности, достаточной для их криминализации, поскольку они не имеют большей поражающей способности, нежели распространенные бытовые предметы.
Декриминализация незаконного оборота холодного оружия была неполной и повлекла осуждение значительного числа лиц, как правило, не имеющих или не имевших судимости, и признанных виновными только в покушении на незаконный сбыт холодного оружия либо оконченный его незаконный сбыт или изготовление. Немало лиц, осужденных за данные незаконные действия с холодным оружием, были осуждены незаконно за действия с холодным оружием, не предусмотренным ФЗ Об оружии (парадным холодным оружием, антикварным холодным оружием (до 2012 года) и иными видами холодного оружия, не предусмотренными ФЗ Об оружии до 2012 – 2018 годов или до настоящего времени), чему способствовало отсутствие четких правил приобретения и сбыта многих видов холодного оружия, включая виды гражданского холодного оружия, ношение которых ограничено (холодного оружия, имеющего культурную ценность, и охотничьего холодного клинкового оружия), или правила об их приобретении и сбыте любыми лицами без ограничений.
При этом осуждение многих лиц за незаконные действия с холодным оружием может быть признано несоответствующим ст. 14 УК РФ, поскольку в данных деяниях отсутствует общественная опасность, что подтверждается отсутствием других обвинений во многих делах о данных деяниях и тяжких последствий после их совершения, а также повторения данных деяний или совершения различных преступлений лицами, ранее осужденными за данные деяния.
Вышеуказанные обстоятельства и установление ограничений на торговлю холодным и иным оружием, имеющим культурную ценность, и на приобретение старинного (антикварного) холодного оружия в 2012 году, повлекли обращение в Конституционный Суд РФ по вопросу законности осуждения за незаконный сбыт двух иностранных кортиков и вынесение Конституционным Судом РФ Постановления от 17 июня 2014г. N 18-П, в котором были признаны отсутствие правил оборота антикварного холодного оружия до 2012 года, отсутствие правил оборота многих других видов холодного оружия, означающие их нахождение в свободном обороте и, следовательно, законность их сбыта, изготовления и иного оборота, а также отсутствие четких правил сбыта видов оружия, не подлежащих регистрации в уполномоченных органах.
При этом ч. 4 ст. 222 УК РФ признана несоответствующей Конституции РФ в части наличия ответственности за незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, что означает декриминализацию его незаконного сбыта.
В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014г. № 18-П отмечено, что уголовное законодательство, является по своей правовой природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом только с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности. Из данного утверждения следует, что уголовная ответственность допустима только за незаконный оборот наиболее опасных видов оружия и незаконный оборот иных видов оружия, повлекший тяжкие последствия.
Наказания, предусмотренные за незаконные сбыт и изготовление холодного оружия в ч.4 ст. 222 и 223 УК РФ, являются излишне строгими и несоответствующими степени опасности данных деяний.
При этом в ч.4 ст.222 УК РФ предусмотрена ответственность только за незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, не имеющего культурной ценности, в том числе метательного оружия, а наиболее строгим видом наказания является наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового. При этом за незаконную продажу гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения в ч.6 ст.20.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.
В ч.4 ст.223 УК РФ предусмотрена ответственность за незаконные изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия ограниченного поражения либо незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, метательного оружия, а также за незаконные изготовление, переделку или снаряжение патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения либо газовому оружию. Наиболее строгий вид наказания, предусмотренный в ч.4 ст.223, равен указанному виду наказания, предусмотренному в ч.4 ст.222, за исключением установления минимального размера дополнительного наказания в виде штрафа (50 тысяч рублей). При этом дополнительное наказание в виде штрафа за незаконное изготовление холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия и другие подобные незаконные действия, указанные в ст.223 УК РФ, было введено только с 1 июля 2011 года.
Менее строгие чем наказание в виде лишения свободы виды наказания (обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, арест (не применяющийся вид уголовного наказания) и принудительные работы), также являются излишне строгими и не соответствуют степени опасности данных деяний.
При этом наказания, предусмотренные в ч.4 ст.222 и 223 УК РФ, являются более строгими, нежели наказания за подобные деяния во многих странах мира, в которых за их совершение предусмотрена уголовная ответственность, и наказания за целый ряд насильственных и других опасных преступлений.
Строгость наказаний, предусмотренных ч.4 ст.222 УК РФ, повлияла на вынесение Постановления Конституционного Суда РФ от 17 июня 2017 г. № 18-П, декриминализировавшего незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, но для полного соблюдения положений Конституции РФ требуется декриминализация всех незаконных действий с холодным оружием, предусмотренных ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ.
Законопроект, подготовленный МВД в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 июня 2017 г. № 18-П, содержал положение об исключении ответственности за незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, из ч. 4 ст.222 УК РФ, но данное положение было из него исключено во время его рассмотрения и подготовки к внесению в ГД ФС РФ Правительством РФ.
Законопроектом № 691842-6 О внесении изменений в Федеральный закон "Об оружии" и статью 20.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием правил оборота оружия, имеющего культурную ценность, внесенным в ГД ФС РФ 31 декабря 2014 года и направленным на реализацию Постановления Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. № 18-П предлагалось внесение изменений только в ФЗ Об оружии и в ст.20.8 КоАП РФ, но не в ч.4 ст.222 УК РФ, вопреки Постановлению Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. № 18-П, при этом в ноябре 2017 г. данный законопроект был существенно изменен, поскольку в него были внесены поправки, отменяющие правило о торговле старинным (антикварным) оружием без лицензии и вводящие обязанность получения лицензии на коллекционирование оружия для приобретения старинного (антикварного) оружия и холодного оружия, имеющего культурную ценность.
Указанный законопроект был принят как Федеральный закон от 05.12.2017 № 391-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и вступил в силу с 1 января 2018 года.
Данным ФЗ введена обязанность владельцев антикварного оружия, его копий и реплик, а также холодного оружия, имеющего культурную ценность, получать лицензии на коллекционирование оружия для их приобретения и хранения. При этом не введены регистрация такого оружия в уполномоченном органе или в ином порядке и лицензирование приобретения огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, но не отнесенного в ст.1 ФЗ Об оружии к антикварному, что нелогично, учитывая отнесение к данному оружию только огнестрельного оружия, предназначенного для использования унитарных патронов.
Оружие, имеющее культурную ценность, а также копии и реплики старинного (антикварного) огнестрельного длинноствольного оружия, не предназначенного для стрельбы патронами, изготовленного до конца 1899 года, предназначены для использования в культурных и образовательных целях.
В настоящее время правила хранения, сбыта (за исключением торговли), передачи и перевозки видов оружия, имеющего культурную ценность, приобретаемых по лицензии на коллекционирование оружия, правила их оборота владельцами, не имеющими указанной лицензии, которые законно приобрели их до 31 декабря 2017 года, и правила приобретения, хранения, сбыта (за исключением торговли), передачи и перевозки других видов оружия, имеющего культурную ценность, отсутствуют в ФЗ Об оружии, что указывает на наличие права на совершение данных действий по их обороту любыми лицами, учитывая положения ч.3 ст.15 Конституции РФ и п.1 и 2 ст.129 ГК РФ. При этом хранение гражданского оружия, которое приобретается без лицензии, и регистрация которого в уполномоченном органе не требуется, осуществляется без разрешения на хранение оружия (ст.22 ФЗ Об оружии).
Данным ФЗ введен запрет на использование оружия, имеющего культурную ценность, для поражения цели, подачи сигналов и иным способом, не связанных с его хранением, коллекционированием или экспонированием и создающим угрозу его повреждения или уничтожения, но не введен запрет на проведение криминалистических экспертиз оружия, имеющего культурную ценность, необходимых для его отнесения к оружию, но способных его повредить.
Само оружие, имеющее культурную ценность, остается в перечне видов оружия, что нелогично, учитывая наличие запрета на его использование для поражения цели и отсутствие ограничений, установленных на оборот оружия, имеющего культурную ценность, в отношении оборота предметов, имеющих культурную ценность, но не являющихся оружием, к которым могут быть отнесены и предметы, являвшиеся оружием в прошлом, и многие из которых могут использоваться для поражения цели с такими же рисками причинения вреда здоровью или смерти человеку либо повреждения ценного предмета, с какими может быть использовано с данной целью такое оружие.
Учитывая вышеизложенное, необходимо не введение лицензирования оборота оружия, имеющего культурную ценность, а отмена всех ограничений на его оборот как оружия, при этом целесообразно исключение холодного и иного наименее опасного оружия, имеющего культурную ценность, либо всех видов оружия, имеющего культурную ценность, из перечня видов оружия.
В ФЗ отсутствует точное определение оружия, имеющего культурную ценность, указывающее конкретные виды оружия, которые могут быть к нему отнесены и критерии их отличия от стандартного современного оружия, и определение холодного оружия, имеющего культурную ценность, указывающее конкретные его виды и критерии их отличия от иного холодного оружия. Отсутствие точного определения оружия, имеющего культурную ценность, и определения холодного оружия, имеющего культурную ценность, может создавать трудности при определении правового статуса видов огнестрельного оружия, изготовленного более 100 лет назад либо его видов, изготовленных менее 100 лет, но имеющих особую историческую, научную и иную ценность (в особенности, при решении вопросов об отнесении к оружию, имеющему культурную ценность, пистолетов и револьверов систем: «Браунинг», «Маузер», «Наган», «Веблей» и др.; помповых и самозарядных ружей, винтовок систем: «Генри», «Винчестера», «Бердана», «Нагана», «Мосина», «Лебеля», «Маузера» и т.п. огнестрельного оружия, изготовленного более 100 лет назад или имеющего особую ценность), и видов холодного оружия, изготовленных менее 50 лет назад, снятых с вооружения в различных странах мира (в частности, кортики ВВС ГДР, прежние модели военных кортиков армий Болгарии, Польши, Франции, Великобритании, США и ряда других стран мира и т.п. холодное оружие) или его видов, имеющих особую ценность либо являющихся авторским холодным оружием.
ФЗ N 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по вопросу совершенствования правил оборота оружия, имеющего культурную ценность) являясь измененным (при рассмотрении во втором чтении) законопроектом № 691842-6 «О внесении изменений в Федеральный закон "Об оружии" и статью 20.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием правил оборота оружия, имеющего культурную ценность», целью принятия которого являлись исполнение Постановления Конституционного Суда от 17 июня 2014г. № 18-П, декриминализировавшего незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, и либерализация правил оборота антикварного и иного холодного оружия, имеющего культурную ценность, для обеспечения соблюдения их конституционных прав его владельцев, не только ограничивает приобретение всех видов антикварного оружия и большей части видов оружия, имеющего культурную ценность, его лицензированием, но и не вносит никаких изменений в нормы УК и КоАП РФ об ответственности за незаконный оборот оружия и нарушение правил его оборота. Это полностью противоречит Постановлению Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 года № 18-П, поскольку из ч.4 ст.222 УК РФ, признанной частично несоответствующей Конституции РФ, не исключена ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, а в КоАП РФ не установлена ответственность за нарушение правил оборота холодного оружия, имеющего культурную ценность, соответствующая степени опасности данного оружия и обеспечивающая правовую охрану культурных ценностей.
Фактически Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 года № 18-П остается неисполненным в нарушение ФКЗ О Конституционном Суде и ст.1 УК РФ, поскольку признание Постановлением Конституционного Суда нормы закона частично или полностью несоответствующей Конституции РФ требует внесения законодателем изменений данную норму, а изменения в УК РФ вносятся только федеральными законами, подлежащими включению в УК РФ. При этом норма, признанная частично или полностью несоответствующей Конституции РФ, утрачивает силу в части ее несоответствия Конституции РФ с момента его вынесения, а Постановление Конституционного Суда имеет силу закона и действует непосредственно до внесения законодателем соответствующих изменений в данную норму. ФЗ не учтено как отсутствие в КоАП РФ специальной ответственности за незаконные действия с оружием, имеющим культурную ценность, так и возможность привлечения к уголовной ответственности за незаконный оборот огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, и незаконный сбыт метательного оружия, имеющего культурную ценность, а также за незаконный сбыт холодного оружия, не имеющего культурной ценности (копий или реплик антикварного холодного оружия и других видов холодного оружия, предусмотренных ФЗ Об оружии), поскольку данные деяния не декриминализировались федеральными законами и Постановления Конституционного Суда по нормам о них не выносились.
Привлечение к уголовной или административной ответственности за незаконные действия с оружием влияет на возможность владения оружием по лицензии, поскольку в ст.13 ФЗ Об оружии к обстоятельствам, исключающим получение лицензии на приобретение оружия и влекущим аннулирование лицензии или разрешения на оружие отнесено, в частности, наличие судимости за умышленное преступление, отбывание уголовного наказания за преступление и повторное привлечение в течение года к административной ответственности за совершение административного правонарушения, посягающего на общественный порядок или порядок управления (главы 20 и 19 КоАП РФ), поэтому лицо, осужденное за незаконный оборот оружия или неоднократно нарушавшее правила оборота оружия и привлекавшееся к административной ответственности за каждое из нарушений, не имеет права на получение лицензии, а выданные лицензии или разрешения аннулируются.
Порядок получения лицензии на коллекционирование оружия является почти таким же сложным, как и порядок получения иной лицензии на оружие, поскольку для ее получения необходимо предоставление стандартного перечня документов об отсутствии медицинских и других противопоказаний к владению оружием (медицинские справки, справки о наличии условий для безопасного хранения оружия (специального сейфа или ящика) квитанция об оплате госпошлины (2 000 рублей) и т.п.), за исключением справки о проверке знания правил безопасного обращения с оружием, при этом наличие любого из противопоказаний влечет отказ в выдаче лицензии или аннулирование выданной лицензии.
К медицинским противопоказаниям к владению оружием в законодательстве РФ относятся не только тяжелые психические заболевания, но и ряд заболеваний нервной системы, а также и низкая острота зрения или слепота. При этом в части стран мира разрешено владение оружием по лицензии слепыми. К другим противопоказаниям к владению оружием относятся: отсутствие по месту жительства владельца специального запираемого на замок сейфа или ящика либо хранение оружия вне такого сейфа или ящика (развешивание его на стенах, хранение в шкафу и т.п.); отсутствие квитанции об оплате госпошлины, введенной с 1 октября 2017 года взамен лицензионного сбора и составляющей для получения лицензии на коллекционирование оружия 2 000 рублей; отсутствие постоянного места жительства и ряд других противопоказаний.
Учитывая вышеизложенное, порядок получения лицензии на коллекционирование оружия является излишне строгим для приобретения видов оружия, представляющих небольшую степень опасности, видов оружия, которые запрещено или затруднительно использовать в качестве оружия, и холодного оружия, не более опасного, чем обычные бытовые предметы, находящиеся в свободном обороте, но очень часто являющиеся орудиям насильственных преступлений, оборот которых невозможно ограничить лицензированием их приобретения и хранения либо обязанностью их хранения в сейфе по причинам их необходимости в быту и возложения излишних финансовых расходов на граждан или бюджет государства, требуемого для соблюдения подобных ограничений их оборота.
Данным ФЗ не учтено отсутствие правил оборота многих видов холодного оружия, не имеющего культурной ценности, допускающее их свободный оборот, и отнесение спортивного холодного клинкового оружия к конструктивно сходным с оружием изделиям в п.5.1 разд. 5 ГОСТ Р 51215-98 «Оружие холодное. Термины и определения» и в ст.1 ФЗ Об оружии, в которых оно отнесено к конструктивно сходным с оружием спортивным снарядам, характеристики которых зафиксированы в правилах соревнований, а спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружие, отнесены к конструктивно сходным с оружием изделиям.
В ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по вопросу совершенствования правил оборота оружия, имеющего культурную ценность) не указаны конкретные сроки получения лицензий на коллекционирование оружия гражданами, хранящими оружие, имеющее культурную ценность, до истечения которых должно быть запрещено привлечение указанных граждан к административной ответственности за нарушение правил хранения оружия или признание хранения незаконным и привлечение к административной или уголовной ответственности за незаконное хранение огнестрельного оружия.
С 30 января 2020 года планируется вступление в силу Федерального закона от 02.08.2019 № 280-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оружии» и статью 1 Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»», которым будет введен запрет на хранение оружия, лицами, не имеющими права на его приобретение в соответствии с положениями ФЗ Об оружии, за исключением случаев, установленных ФЗ Об оружии, а также на продажу, дарение и наследование оружия, не подлежащего регистрации в уполномоченном органе, лицам, не имеющим оснований на приобретение оружия, предусмотренных ФЗ Об оружии.
Таким образом, данным ФЗ вводятся запреты на хранение и сбыт любого оружия, ограниченного к приобретению, лицами, не имеющими права на его приобретение, которое будет означать введение полного запрета на оборот лицами без гражданства видов гражданского оружия, приобретение которых ограничено, что может привести к полному запрету на оборот лицами без гражданства гражданского оружия, и существенно ограничит законные права как лиц без гражданства, так и всех лиц, находящихся на территории РФ, что повлечет их массовое привлечение к административной или уголовной ответственности, учитывая различные ограничения, установленные для приобретения большей части видов оружия, предусмотренных ФЗ Об оружии (возраст, гражданство или наличие специальных документов), и наличие административной ответственности за нарушение правил хранения оружия и уголовной ответственности за незаконное хранение большей части видов огнестрельного оружия и незаконный сбыт холодного, газового, метательного и огнестрельного оружия.
Наиболее вероятно массовое привлечение к административной ответственности за нарушение правил хранения оружия и к уголовной ответственности за незаконный сбыт холодного оружия владельцев охотничьих ножей, кинжалов и тесаков, а также иного холодного оружия, не запрещенного к обороту, поскольку критерии признания предмета холодным оружием устанавливаются только экспертом при проведении криминалистической экспертизы холодного оружия, но данные критерии являются сильно завышенными и не могут означать отсутствие у предмета поражающих свойств, способных повлечь причинение тяжкого вреда здоровью или смерти человеку при достаточной безопасности предмета для лица, его применяющего.
Данные критерии признания предмета холодным оружием способствуют усилению коррупции и бюрократии, ложным обвинениям и чрезмерному ограничению прав владельцев как холодного оружия, так и предметов, которые сходны с ним конструктивно, поскольку увеличивается количество случаев фабрикации дел об административных правонарушениях и уголовных дел, связанных с нарушением правил оборота и незаконным оборотом холодного оружия, при этом невиновность лиц, привлеченных к ответственности очень сложно доказать, учитывая такие формальные, усложненные и избыточные критерии признания предмета холодным оружием, не позволяющие без порчи предмета и его временного изъятия отличить, например, охотничий нож общего назначения (холодное оружие) от его копии или туристического ножа (конструктивно сходных с оружием изделий), охотничий тесак (холодное оружие) от мачете (конструктивно сходного с оружием изделия), антикварное холодное оружие от его копии, не являющейся оружием, казачьего кинжала от его сувенирной копии и т.п., и не способствующие ограничению оборота опасных предметов, учитывая равную степень опасности для жизни человека перечисленных предметов и возможность их использования для совершения насильственных преступлений, а также распространенность предметов, опасных для жизни человека, оборот которых невозможно ограничить и большую опасность стрелкового оружия.
Вышеизложенное прямо указывает на необходимость введения права на приобретение всех видов гражданского оружия лицами без гражданства и упорядочивания правил приобретения и иного оборота каждого из его видов как данными лицами, так и гражданами, направленное на соблюдение принципов высшей ценности человека, его прав и свобод, недопустимости издания законов, умаляющих права и свободы человека и гражданина, равенства всех перед законом и судом и других конституционных принципов.
Данным ФЗ только уточняются право на хранение и сбыт видов гражданского оружия, приобретение которого ограничено лицензированием без регистрации в уполномоченных органах или иными формальными условиями приобретения оружия, не подлежащего указанной регистрации, определенными лицами, но не вводятся правила оборота видов гражданского оружия, правила приобретения которых не предусмотрены ФЗ Об оружии, и видов оружия, не предусмотренных ФЗ Об оружии, а также правила оборота старинного (антикварного) оружия и холодного оружия, имеющего культурную ценность, лицами, которые приобрели данные виды оружия до 31 декабря 2018 года или до 23 июля 2012 года. Поэтому хранение и сбыт (за исключением торговли гражданским оружием), а также иной оборот всех вышеперечисленных видов оружия (за исключением производства гражданского оружия, включающего его изготовление и ремонт, ограничений, установленных на ношение конкретных видов гражданского оружия ФЗ Об оружии и подзаконными актами, принятыми для реализации его положений, и ограничений, установленных на ношение всех видов оружия ст.31 Конституции РФ) будут разрешены любым лицам и после 30 января 2020 года, учитывая положения ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п.1 и 2 ст.129 ГК РФ.
По смыслу положений ФЗ Об оружии, любое лицо может свободно приобретать холодное оружие, не предусмотренное ФЗ Об оружии.
Исходя из перечня видов гражданского и служебного оружия, предусмотренного ст.3 и 4 ФЗ Об оружии, определения боевого оружия, указанного в ст.5 ФЗ Об оружии, и запретов на оборот отдельных видов оружия, предусмотренных ст.6 ФЗ Об оружии и криминалистическими требованиями, можно сделать вывод о том, что ФЗ Об оружии не предусмотрены не только многие виды холодного оружия, не имеющего культурной ценности, но и другие виды оружия, характеристики и предназначение которого не соответствуют требованиям, предъявляемым к сигнальному, охотничьему, спортивному или служебному оружию, оружию самообороны, оружию, используемому в культурных и образовательных целях, боевому или запрещенному оружию.
Данные виды оружия находятся в свободном обороте, учитывая положения ч.3 ст.15 Конституции РФ и п.1 и 2 ст.129 ГК РФ, но критерии их отличия, от видов оружия, предусмотренного ФЗ Об оружии, четко не установлены, поскольку ФЗ Об оружии и криминалистическими требованиями не определены признаки и характеристики всех видов охотничьего, спортивного и сигнального оружия, а также оружия, имеющего культурную ценность, а сами криминалистические требования установлены только на отдельные виды охотничьего и спортивного оружия и ряд других видов гражданского оружия, а также на служебное оружие, поэтому затруднительно установление факта отнесения к видам оружия, не предусмотренным ФЗ Об оружии, различных видов огнестрельного (пистолетов, револьверов, ружей, винтовок и т.п.), пневматического (пистолетов, револьверов, ружей, винтовок, автоматов, пулеметов и других устройств, отнесенных к пневматическому оружию) и метательного оружия (луков, арбалетов, рогаток, пращей, духовых трубок, пистолетов, ружей и других устройств, производящих метание снаряда при помощи мускульной силы человека или механического устройства, отнесенных к метательному оружию).
Вышеизложенное свидетельствует о необходимости внесения изменений в ФЗ от 02.08.2019 № 280-ФЗ, вводящих правила приобретения и иного оборота всех видов гражданского оружия и правила оборота всех видов оружия, отменяющих установленные на приобретение холодного оружия, имеющего культурную ценность, и иного холодного оружия, предусмотренного ФЗ Об оружии, а также четко распределяющих ограничения на оборот оружия по степени опасности конкретных его видов.
По смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. № 18-П, законодателю необходимо исключить из ч.4 ст.222 УК РФ ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность.
Административная ответственность, применимая ко многим формам незаконного сбыта холодного оружия, имеющего культурную ценность, в КоАП РФ отсутствует, при этом в ст. 14.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность за незаконную продажу предметов, свободная реализация которых запрещена или ограничена законодательством, но данная норма предусматривает необязательное наказание в виде конфискации предметов и относится к правонарушениям в сфере предпринимательства. Привлечение к ответственности по ст.14.2 не влечет ограничения права на владение оружием по лицензии и других ограничений, установленных законодательством для лиц, привлеченных к ответственности за правонарушения, посягающие на общественный порядок, к которым относятся нарушения в сфере оборота оружия (ст.20.8–20.15 КоАП РФ), но наличие наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения создает угрозу распространения случаев безвозмездного изъятия у владельцев ценного холодного оружия, имеющего культурную ценность, и других видов оружия. При этом условия для привлечения владельцев оружия по ст. 14.2 КоАП РФ могут создаваться намеренно, в целях безвозмездного получения оружия в собственность заинтересованных лиц, путем провоцирования незаконной продажи оружия его владельцем или фабрикации дела о незаконной продаже оружия, при отсутствии признаков данного административного правонарушения (при попытке незаконной продажи оружия или наличии нарушений правил продажи оружия в случае его законной продажи, при ином его сбыте, выданном за продажу, или передаче оружия под залог, в случае продажи предметов, не являющихся оружием, или при наличии заблуждения их владельца относительно их принадлежности к оружию и т.п.). Наличие в ч.6 ст.20.8, ст.20.10 и 20.15 КоАП РФ административной ответственности за незаконную продажу физическим лицом только ряда видов оружия и наличие в ст.222 УК РФ уголовной ответственности за незаконный сбыт именно холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия, при отнесении незаконной продажи иных видов оружия и части данных видов оружия к ст.14.2 КоАП РФ указывает на неупорядоченность норм об ответственности за незаконный сбыт оружия и создает условия для произвольного привлечения к ответственности за данное деяние различных лиц, влекущего установление для них различных по степени тяжести ограничений, в случаях незаконного или законного сбыта видов оружия, представляющих сходную степень опасности.
Учитывая вышеизложенное, при введении в КоАП РФ отдельной административной ответственности за нарушение правил оборота холодного и иного оружия, имеющего культурную ценность, учитывая специфику данного оружия и дел о нарушении правил его оборота, не следует устанавливать в качестве мер наказания конфискацию оружия, административный арест и штрафы в равном или большем размере, чем предусмотренные за нарушение правил оборота современного оружия, для обеспечения защиты прав владельцев данного оружия и его признания менее опасным оружием, чем современное оружие, ввиду его более высокой стоимости и меньшей распространенности, которые затрудняют его использование для совершения преступлений.
Учитывая специфику холодного оружия как отдельного объекта правового регулирования, следует признать, что данное оружие утратило достаточную опасность для необходимости его законодательного отграничения от конструктивно сходных с оружием изделий, других предметов предназначенных или приспособленных для нанесения увечий людям и бытовых предметов, которые могут быть использованы для причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человеку, поскольку холодное оружие менее опасно, чем виды пневматического и сигнального оружия, которые приобретается без лицензии, и конструктивно сходные со стрелковым оружием изделия, а также не представляет большей опасности, чем конструктивно сходные с холодным оружием изделия и бытовые предметы, находящиеся в свободном обороте, при этом часть видов холодного оружия может использоваться в качестве бытовых предметов (современные штыки-ножи, охотничьи ножи общего назначения, ножи для выживания и т.п.).
Критерии отнесения предметов к холодному оружию таковы, что им может не соответствовать значительная часть современных предметов сходных с холодным оружием, способных причинить смерть человеку, и большая часть антикварного холодного оружия, находящегося как в неисправном, так и в боеспособном состоянии, а криминалистические экспертизы, необходимые для установления принадлежности предметов к холодному оружию, которые не запрещено проводить и в отношении антикварного холодного оружия, способны повредить холодное оружие или похожий на него предмет.
Критерии отнесения предметов к холодному оружию, предусмотренные законодательством РФ, отсутствуют в законодательстве большинства стран мира, в которых предусмотрены минимальные критерии отнесения предмета холодному оружию (длина клинка), а холодное оружие во многих данных странах приравнено по оборотоспособности и ответственности за нарушение правил оборота к бытовым предметам. Морские и иные военные кортики производства Германии не соответствуют критериям холодного оружия по причине изготовления рукоятей из хрупких материалов (дерево, покрытое тонкой пластмассой, делающей рукоять неудобной для удержания и травмоопасной, слоновая кость и т.п.), отсутствия заточки лезвий и острия клинка (у морских кортиков производства Германии), а также меньшей твердостью клинка (не более 25 HRC), соответствующей сувенирным изделиям, но не холодному оружию. Военный кортик всегда предназначался только для ношения с парадной формой, а не для боевого применения, поэтому его отнесение к холодному оружию противоречит его назначению. Таким образом, сохранение уголовной ответственности за незаконные сбыт и изготовление холодного оружия, наличие административной ответственности за определенные нарушения правил оборота только оружия, а не других предметов, сходных с ним по степени опасности, и сохранение в ФЗ Об оружии и подзаконных актах ограничений только на оборот холодного оружия, при наличии избыточных критериев отнесения предметов к холодному оружию, нарушают ст. 2 Конституции РФ, поскольку не учитывают высшую ценность человека, его прав и свобод, не обеспечивая защиту людей от применения против них различных предметов, используемых в качестве оружия и способных причинить тяжкий вред здоровью человека, и их защиту от привлечения к административной или уголовной ответственности и (или) изъятия у них имущества по причине только лишь формального отнесения предмета к холодному оружию, а не высокой степени реальной опасности данного предмета или совершенного деяния.
Допустима полная отмена ограничений на оборот холодного оружия, учитывая его заменяемость бытовыми предметами и другими видами оружия при совершении преступлений.
Отдельная уголовная ответственность за все виды незаконных действий с любыми видами оружия отсутствовала в России до 1917 года.
В частности, в законодательстве Российской империи не предусматривалось ответственности за любой незаконный оборот оружия, а многие нарушения правил его оборота (включая хранение и ношение запрещенного оружия) являлись уголовными проступками или другими нарушениями, не относимыми к преступлениям.
В Уголовном Уложении Великого Княжества Финляндского, являвшегося автономной территорией в составе Российской империи, ответственность за любые нарушения правил оборота оружия и оборот запрещенного оружия не предусматривалась. При этом ответственность была предусмотрена за производство выстрела в нарушение установленных правил и в случаях, когда могут пострадать люди, и за противоправное применение или попытку применения против другого человека оружия, ножа, меча или иного опасного для жизни человека предмета.
Следует отметить, что уголовная ответственность за незаконный оборот холодного оружия существовала в СССР на общесоюзном уровне только с 1935 по 1959 год (ст.1 Постановления ЦИК и Совнаркома СССР от 29 марта 1935 г. «О мерах борьбы с хулиганством») и была установлена в РСФСР в 1935 году (ч.4 ст.182 УК РСФСР 1926 г.). В УК других союзных республик данная ответственность была установлена в 1935 и 1936 гг.
В УК РСФСР и большинства других союзных республик за незаконные хранение, ношение, сбыт и изготовление холодного оружия было установлено наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет, но наказание в виде лишения свободы за данные деяния отсутствовало общесоюзном законодательстве (ст.2 Постановления ЦИК и Совнаркома СССР от 29 марта 1935 г. «О мерах борьбы с хулиганством»), и в УК Туркменской ССР 1927 г. (ст.194.1).
В проекте УК СССР 1939 г. планировалось установление за вышеуказанные незаконные действия с холодным оружием наказания в виде лишения свободы на срок до 5 лет (ч.2 ст.293), но данный проект не был утвержден и в СССР так и не был принят общесоюзный уголовный кодекс.
С 1961 года наказание в виде лишения свободы было отменено в уголовном законодательстве Молдавской ССР (ч. 1 ст. 227 УК Молдавской ССР 1961г.).
С 1961 по 1974 год в ч.2 ст.218 УК РСФСР 1960 г. максимальный срок наказания в виде лишения свободы за незаконные ношение, сбыт и изготовление холодного оружия составлял 1 год, а в значительной части других союзных республик указанный срок лишения свободы сохранялся до распада СССР. При этом в ряде стран СНГ указанный максимальный срок наказания сохранен, а в части стран наказание в виде лишения свободы за незаконные действия с холодным оружием отменено или они декриминализированы.
В УК Кыргызстана 1997 г. были установлены менее строгие наказания за незаконное изготовление холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия, чем за иной их незаконный оборот, влекущий уголовную ответственность (ст.241 и 242). При этом было декриминализировано только незаконное хранение холодного оружия, а наказания за незаконный оборот видов огнестрельного оружия, влекущий уголовную ответственность, не являющийся его незаконным изготовлением или ремонтом, усиливались постепенно.
В УК Кыргызстана 2017г., вступившим в силу с 1 января 2019 года, установлены менее строгие наказания за незаконное изготовление холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия (ст.253 и 254), т.е. незаконное изготовление всех видов оружия, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность в любом случае влечет менее строгое наказание, чем незаконные приобретение, ношение, сбыт и иной их незаконный оборот, влекущий уголовную ответственность.
Со времени вступления в силу УК Кыргызстана 1997 г. и до исключения из него наказания в виде ареста в 2007 году наказание в виде лишения свободы было отменено за незаконное изготовление холодного оружия (ч.4 ст.242). С 2007 по 2018 год за данное деяние было установлено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года (ч.4 ст.242), а с 1 января 2019 года наказание в виде лишения свободы отменено за данное деяние в новом УК Кыргызстана 2017 г. (ч.1 ст.254).
Дополнительное наказание в виде конфискации оружия, отмененное в законодательстве СССР в 1959 году и в УК РСФСР 1960 г. в 1961 году, предусматривалось в УК ряда союзных республик, но было отменено до принятия новых УК стран постсоветского пространства.
Дополнительное наказание в виде штрафа за незаконный оборот огнестрельного и холодного оружия в законодательстве СССР и в УК РСФСР и других союзных республик не предусматривалось и было введено в РФ и части других стран постсоветского пространства только со времени вступления в силу их новых УК. При этом назначение штрафа в качестве дополнительного вида наказания запрещено в УК Армении с 2006 года и указанное дополнительное наказание исключено из всех норм Особенной части данного УК. В УК большинства стран постсоветского пространства дополнительное наказание в виде штрафа не предусмотрено за незаконное изготовление огнестрельного, холодного, метательного и (или) газового оружия и отменено во многих из них за любые незаконные действия с оружием.
Уголовная ответственность за незаконный оборот холодного оружия отсутствовала в УК Эстонской ССР 1961г., а в УК Литовской ССР 1961 г. (ст.235) была предусмотрена уголовная ответственность только за незаконные ношение холодного оружия и его изготовление с целью сбыта.
Таким образом, в Эстонской ССР незаконные действия с холодным оружием были полностью декриминализированы, а в Литовской ССР были декриминализированы его незаконные хранение, сбыт и изготовление без цели сбыта, учитывая действие на территориях Эстонской, Литовской и Латвийской ССР УК РСФСР 1926 г. с 1940 по 1961 год.
В других союзных республиках криминализировались и декриминализировались отдельные незаконные действия с холодным оружием. В частности, при принятии с 1959 по 1961 гг. УК РСФСР 1960 г., новых УК Белорусской, Украинской, Грузинской, Туркменской, Таджикской и Армянской ССР, а также УК Латвийской ССР, принятого впервые, было декриминализировано незаконное хранение холодного оружия, но в УК Латвийской, Армянской, Молдавской и Казахской ССР было криминализировано его незаконное приобретение. С 1974 по 1987 гг. были декриминализированы незаконное приобретение холодного оружия в УК Армянской ССР и его незаконное хранение в УК Азербайджанской и Узбекской ССР.
В КоАП Эстонской и Литовской ССР отсутствовала ответственность за незаконные действия с холодным оружием, поскольку в КоАП всех союзных республик первоначально устанавливалась ответственность только за определенные нарушения правил оборота огнестрельного оружия и незаконные действия с огнестрельным гладкоствольным охотничьим оружием, а ответственность за указанные действия с рядом других видов стрелкового или иного оружия либо со всеми видами оружия была введена в часть данных КоАП постепенно или вводилась при вступлении в силу новых КоАП части стран постсоветского пространства. При этом в СССР до 1984 года ответственность за административные правонарушения определялась различными законодательными актами (постановлениями и другими актами органов власти, а также соответствующими нормами УК РСФСР 1922 и 1926 гг. и УК других союзных республик, в которых были приняты собственные УК (до 1960 и 1961 гг.), законами СССР и союзных республик и другими законодательными актами (после 1960 и 1961 гг.)), поскольку Основы законодательства СССР и союзных республик об административных правонарушениях были приняты только в 1980 году, а КоАП союзных республик принимались в 1984 и 1985 гг.
До принятия новых УК во всех странах постсоветского пространства было декриминализировано незаконное хранение холодного оружия, в Казахстане было декриминализировано и незаконное приобретение холодного оружия, в Армении – незаконные сбыт и изготовление холодного оружия, а в Узбекистане, Молдове и Грузии незаконный оборот холодного оружия был полностью декриминализирован.
Таким образом, в законодательстве Российской империи и СССР установление ответственности за незаконные действия с оружием долгое время было вопросом местного, а не общегосударственного значения, а с 1959г. законодательство союзных республик СССР об ответственности за незаконные действия с холодным оружием сильно различалось и достаточно часто изменялось, поэтому единых норм, устанавливающих ответственность и меры наказания за конкретные незаконные действия с холодным оружием на государственном уровне в Российской империи и СССР не существовало, что создавало условия для произвольного их установления властями на местах и влекло данные последствия в союзных республиках СССР, но такое распределение мер ответственности наказания делало прежнее законодательство более свободным по отношению к владельцам холодного оружия, которые имели возможность выбирать местности, расположенные в пределах территории государства, для удобного совершения действий с ним.
В РФ установлена единая уголовная ответственность за незаконные сбыт и изготовление холодного оружия, а установление уголовной ответственности на местном уровне противоречит положениям Конституции РФ (ст.19 и п «м» и «о» ст.71) и УК РФ (ст.1), поэтому в РФ все лица лишены возможности совершения в каком-либо субъекте РФ указанных незаконных действий с холодным оружием без нарушения положений ч.4 ст.222 и 223 УК РФ.
Установление уголовной ответственности и мер наказаний за противоправные деяния на местном уровне нельзя считать правильным распределением мер ответственности за их совершение, учитывая равную степень их опасности на всей территории государства, но в случае с холодным оружием степень опасности, достаточная для криминализации незаконных действий с ним, отсутствует, поскольку оно не превосходит по своей поражающей способности бытовые предметы и часто заменяется ими при нападении или защите от него.
В настоящее время уголовная ответственность за незаконный оборот холодного оружия полностью отсутствует во многих странах мира (Эстонии, Латвии (В УК Латвии 1998 г. незаконные действия с холодным оружием были отнесены к уголовным проступкам до их полной декриминализации в 2004 г.), Польше, Чехии, Словакии, Молдове, Узбекистане, Монголии, Болгарии и др. Частично данная ответственность отсутствует в Грузии (кроме ношения холодного оружия лицами, подвергнутыми повторно административному наказанию за незаконное ношение холодного оружия или подвергнутыми административному наказанию за употребление наркотиков, либо лицами, судимыми за умышленное совершение менее тяжкого преступления или за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления (ст.238.1 УК Грузии, действующая с 2006 г.), за исключением случаев ношения холодного оружия, которое не влечет нарушения публичного порядка либо создает явную угрозу такого нарушения, лицами, имеющих при себе холодное оружие: в целях личной гигиены; осуществления своей профессиональной деятельности; охоты, рыбной ловли или (и) сбора растительных продуктов; осуществления сельскохозяйственной или (и) животноводческой деятельности; при ношении национальной одежды, частью которой является холодное оружие (кинжал, сабля и другое). Ношение холодного оружия подразумевает наличие обстоятельств, когда лицо имеет при себе – держит в руках, носит на теле или прячет в одежде холодное оружие (ст.181.1 КоАП Грузии и ст.238.1 УК Грузии). При этом ответственность за ношение холодного оружия по ст.181.1 КоАП Грузии возможна только в случае его ношения в общественных местах (не подлежат административной ответственности лица, имеющие право на ношение короткоствольного огнестрельного оружия)), Армении (кроме незаконного ношения холодного оружия (ч.4 ст.235 УК РА)), Китае (кроме ношения холодного оружия и ножей на собраниях и ношения холодного оружия на общественном транспорте, совершенного при особо отягчающих обстоятельствах (ст. 297 и 130 УК КНР)), Кубе (кроме ношения и хранения ножей, бритв и других режущих, колющих или тупых инструментов, при обстоятельствах, дающих основания полагать, что данные предметы будут использованы при совершении преступления или антиобщественного действия (ст.214 УК Кубы)), Финляндии (кроме ношения ножа или иного инструмента, способного причинить смерть, заключенным (нормы редакции УК Финляндии 1889г., действующей в настоящее время), и нарушения правил оборота, ножей, бит, холодного оружия и других подобных предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, ответственность за которые предусмотрена отдельными законодательными актами (Акт Об охране общественного порядка 2003г. и Акт О холодном оружии 1977 г.)), Франции и ряде других стран Европы, в которых ответственность наступает только за ношение ножей и других подобных предметов с незаконной целью или при отсутствии доказательств законной цели, США (кроме оборота кастетов, нунчаков, тростей-шпаг и иного холодного оружия, запрещенного к обороту в США, а также нарушения, установленных законами отдельных штатов, правил ношения кинжалов и иного разрешенного холодного оружия)) и ряде других стран мира.
В УК Таджикистана с 2004 года отсутствует наказание в виде лишения свободы за незаконный оборот холодного оружия, при этом ответственность предусмотрена за незаконные приобретение, ношение, передачу и сбыт холодного оружия, совершенные повторно после привлечения к административной ответственности, и за незаконное изготовление холодного оружия (ч.4 ст.195 и 196 УК РТ). При этом в законодательстве Таджикистана за незаконные приобретение, ношение, передачу и сбыт холодного, метательного или газового оружия установлены административная и уголовная ответственность одновременно, поскольку за незаконные приобретение, ношение, передачу и сбыт холодного, метательного или газового оружия, совершенные повторно в течение года после привлечения к административной ответственности, установлена уголовная ответственность (ч.4 ст.195 УК РТ), но за приобретение, хранение, передачу другим лицам или продажу гражданами пневматического пистолета, гладкоствольного охотничьего и холодного оружия без разрешения уполномоченного органа, совершенные повторно в течение года после привлечения к административной ответственности, в ч. 2 ст. 492 КоАП Таджикистана установлена административная ответственность, а в ч.3 ст.492 установлена административная ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт или ношение газового оружия, кинжалов, финских ножей или иного холодного оружия, в том числе метательного оружия. Критерии, отграничивающие административную ответственность за указанные деяния от уголовной, в КоАП и УК Таджикистана отсутствуют.
Подобное нечеткое распределение мер административной и уголовной ответственности за незаконные действия с холодным оружием предусмотрено в УК и КоАП Украины, поскольку в ч.2 ст.263 УК Украины предусмотрена ответственность за ношение, сбыт, изготовление или ремонт холодного оружия без предусмотренного законом разрешения, а в ст.190 КоАП Украины предусмотрена ответственность за приобретение, хранение, передачу или продажу огнестрельного охотничьего или холодного оружия, а также пневматического оружия, имеющего калибр более 4,5 мм и скорость полета пули более 100 метров в секунду, без разрешения органов внутренних дел. При этом ответственность по ст.190 КоАП Украины наступает за совершение данных деяний как впервые, так и повторно, но никаких критериев отграничения административной ответственности за продажу холодного оружия без разрешения от уголовной ответственности за его сбыт без разрешения в УК и КоАП Украины не предусмотрено.
Таким образом, действия с оружием, совершенные без разрешения уполномоченных органов, влекущие как административную, так и уголовную ответственность по нормам КоАП и УК Таджикистана, отнесены к административным правонарушениям и при повторном их совершении, а незаконные приобретение, ношение, передача или сбыт холодного, метательного или газового оружия, не подлежащего регистрации в уполномоченных органах, или запрещенного к обороту законом Таджикистана об оружии, могут влечь административную ответственность, если они совершены повторно, учитывая отсутствие критериев их отграничения от действий, предусмотренных нормами УК Таджикистана.
Продажа холодного оружия без разрешения органов внутренних дел влечет административную ответственность по ст.190 КоАП Украины, а иной его сбыт без разрешения указанных органов либо продажа холодного оружия, не подлежащего регистрации в органах внутренних дел, или запрещенного к обороту законодательством Украины об обороте оружия, без предусмотренного законом разрешения, влечет уголовную ответственность, учитывая отсутствие четких критериев, отграничивающих административную ответственность за продажу холодного оружия без разрешения органов внутренних дел от уголовной ответственности за его сбыт без предусмотренного законом разрешения. При этом ответственность наступает именно за действия с оружием, совершенные без предусмотренного законом разрешения, что затрудняет привлечение к ответственности за незаконные действия с оружием, на совершение которых получение разрешения не требуется, или за действия с запрещенным к обороту оружием. Наибольшие затруднения вызывает отсутствие на Украине закона об оружии и регулирование его оборота только иными нормативно-правовыми актами.
Основным критерием отличия преступления от иного правонарушения в законодательстве РФ, большинства стран постсоветского пространства и ряда других стран мира является общественная опасность деяния, поэтому административная ответственность за незаконные действия с оружием по нормам КоАП Таджикистана и Украины должна наступать в случае их признания малозначительными деяниями, но четкие критерии общественной опасности в нормах УК и КоАП указанных стран не предусмотрены, а административная ответственность установлена только за совершение части данных деяний, предусмотренных нормами УК Таджикистана и Украины. Поэтому в таких случаях ответственность за незаконные действия с оружием распределена не по степени их опасности и отсутствия или наличия тяжких последствий, а по формальным признакам их отличия друг от друга, не свидетельствующим о различии степени их опасности, что противоречит понятию общественной опасности и нормам как конституций и законодательных актов соответствующих государств, так и общепризнанным принципам и нормам международного права во взаимосвязи с общими нормами права, являющимися основой для конструирования правовых норм всех видов правовых актов.
В УК Казахстана 2014г. незаконные ношение, сбыт и изготовление холодного оружия являются уголовными проступками (ч.1 ст.287 и ч.4 ст.288 УК РК), которые влекут уголовную ответственность, но не влекут судимости, при этом применение ареста за уголовные проступки ко всем лицам, которым он может быть назначен, будет возможно только с 2020 года (Согласно ст.467 УК РК, в которую вносились изменения в 2017-2019 годах, действие ст.45 о наказании в виде ареста приостановлено до 1 января 2020 года, при этом установлено, что ее положения применяются в отношении военнослужащих и в случаях, предусмотренных пунктом 1) части шестой статьи 41, пунктом 1) части пятой статьи 42 и пунктом 1) части 2-1 статьи 43 УК РК (при неуплате штрафа осужденным за совершение уголовного проступка, возникновении обстоятельств, препятствующих отбыванию исправительных работ трудоспособным осужденным за совершение уголовного проступка, и уклонении от общественных работ осужденным за совершение уголовного проступка), с 1 января 2017 года, а в отношении лиц, к которым в качестве дополнительного вида наказания назначено выдворение за пределы Республики Казахстан иностранца или лица без гражданства, - с 1 января 2019 года). С 2018 года максимальный срок ареста сокращен с 90 до 50 суток, согласно ч.1 ст.45 УК РК. При этом арест не назначается несовершеннолетним, беременным женщинам, женщинам, имеющим малолетних детей, мужчинам, воспитывающим в одиночку малолетних детей, женщинам в возрасте пятидесяти восьми и свыше лет, мужчинам в возрасте шестидесяти трех и свыше лет, инвалидам первой или второй группы (ч.3 ст.45).
Таким образом, в УК Казахстана все незаконные действия с холодным оружием исключены из перечня преступлений, но его ношение, сбыт и изготовление сохранены в УК в качестве промежуточных между административным правонарушением и преступлением деяний – уголовных проступков.
Ответственность за незаконные действия с холодным оружием отсутствует и в КоАП части стран постсоветского пространства (Армении, Узбекистана и др.).
Таким образом, в большинстве стран мира ограничения и меры ответственности предусматриваются применительно к случаям нарушения правил ношения холодного оружия и любых предметов, которые могут быть применены в качестве оружия, либо меры уголовной или иной ответственности отсутствуют полностью, что свидетельствует об отсутствии той степени значимость для общества и государства проблемы оборота холодного оружия и ответственности за нарушение его правил, которая указывает на необходимость введения ограничений на оборот холодного оружия и ответственности за их нарушение, тем более, установления именно уголовной ответственности и долгое поддержание таких мер, и на риски привлечения к ответственности и иных ограничений прав лиц, не совершивших никаких противоправных деяний с применением холодного оружия и не имевших умысла на их совершение, при отсутствии реальных ограничений для лиц, совершающих насильственные преступления, которые могут использовать любые виды оружия или бытовые предметы и их части, которыми может быть причинены вред здоровью или смерть человеку, либо применять насилие без использования каких-либо предметов.
Уголовное дело, по которому было вынесено Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г. № 18-П, было передано в Пресненский районный суд г. Москвы на новое судебное рассмотрение, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 05.11.2014 № 109-П14 «О возобновлении производства по уголовному делу о незаконном сбыте холодного оружия в связи с выявленной Конституционным Судом РФ правовой неопределенностью регулирования оборота холодного оружия, имеющего культурную ценность», при этом постановление о прекращении данного уголовного дела с оправданием осужденного лица было вынесено только 16 марта 2015 года и не опубликовано до настоящего времени.
Отсутствие публикации данного решения, позднее его вынесение и направление данного уголовного дела на новое рассмотрение при декриминализации незаконного сбыта холодного оружия, имеющего культурную ценность, и признании Конституционным Судом РФ факта отсутствия ограничений на сбыт и иной оборот антикварного холодного оружия до 2012 года, а также на оборот холодного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, свидетельствуют о необходимости внесения изменений в УК РФ и ФЗ Об оружии, уточняющих критерии признания конкретного предмета оружием и правила оборота антикварного и иного оружия, имеющего культурную ценность, в отношении которого отсутствует экспертное заключение о его культурной ценности, а также декриминализирующих незаконный оборот холодного оружия и всех видов оружия, имеющего культурную ценность, для соблюдения законных прав владельцев данных предметов.

Практический результат

Соблюдение положений Конституции РФ, экономия мер уголовной репрессии и упорядочивание правовых норм.

Решение

Декриминализировать незаконные сбыт и изготовление всех видов холодного оружия.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 807 голосов

193

Против решения: 303 голоса

К началу списка инициатив