Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
23Ф73596
Уровень инициативы:
Федеральный

Внести поправки в Закон РФ 3185-1 от 2 июля 1992 года «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании» в соответствии с ситуацией в современной России, медицинскими и научными достижениями

Врач, как и любой человек, может совершать противоправные действия. Ошибочный или заведомо ложный диагноз может быть поставлен в любой отрасли медицины. Психиатрия - не исключение. Признание человека психически больным, опасным для самого себя и окружающих затрудняет возможность защитить свою жизнь, свои права, свой политический выбор, честь и достоинство, а также свою собственность от посягательств.
Врачебные ошибки происходят ежедневно. Стоит вспомнить случаи, когда суду предоставлялись заведомо недостоверные результаты психиатрической экспертизы с целью смягчить меру наказания людям, совершившим тяжкие уголовные преступления. Во избежание влияния подобных злоупотреблений на правосудие проводится независимая психиатрическая экспертиза.
В случае принудительной психиатрической помощи не виновный в каком-либо административном правонарушении или уголовном преступлении гражданин может быть госпитализирован в психиатрический стационар в недобровольном порядке. Когда суд принимает решение по административному иску со стороны медицинского учреждения в отношении гражданина, которого справедливо либо по ошибке называют больным, обязательной независимой экспертизы не требуется.
Согласно статье 49 Конституции Российской Федерации «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». В данном случае административный ответчик, находясь до суда в психиатрическом стационаре недобровольно, и в исключительных случаях без возможности приглашения адвоката, просто не может доказывать свое психическое здоровье. Любые его слова в суде и жалобы в надзорные органы становятся ничтожными вследствие поставленного психиатрического диагноза, даже если этот диагноз ошибочен.
Заключение о том, что гражданин страдает тяжёлым психическим расстройством, выдают три врача-психиатра одного медицинского учреждения. Главный врач этого учреждения является административным истцом в суде. Врачи этого учреждения предоставляют медицинские услуги ответчику до суда и после суда. Специалисты этого учреждения являются исполнителями решения суда. То же самое учреждение «обеспечивает возможность приглашения адвоката… за исключением неотложных случаев, предусмотренных пунктом "а" части четвёртой статьи 23 и пунктом "а" статьи 29 Закона «О психиатрической помощи».
В отсутствии адвоката гражданин оказывается беззащитен перед всесторонними функциями учреждения, оказывающего психиатрическую помощь в недобровольном порядке.
При этом Закон не требует предоставления суду данных осмотра врача-терапевта, врача-гинеколога и врача-нарколога. Судья не может определить по внешним признакам, находится ли ответчик в момент суда под действием лекарственных или наркотических препаратов, оказывающих негативное влияние на психическую деятельность. В этом вопросе судья вынужден полагаться на добропорядочность и профессионализм врачей-истцов.
Терапевтическое состояние ответчика на момент суда не могут определять врачи-психиатры. Требуются современные методы исследований, которые позволяют исключить инсульт, опухолевые заболевания мозга или иные причины, влияющие на поведение человека.
Беременность даже на раннем сроке оказывает влияние на поведение и эмоциональное состояние женщины, что может ввести окружающих людей и судью в заблуждение. Особенно если речь идет о подростковой беременности вне брака, которую молодая женщина пытается скрыть. Беременная может отказываться от еды из-за токсикоза или индивидуальной непереносимости пищевого продукта, а не из-за попыток нанести себе вред. Когда речь идёт о недобровольной госпитализации замужней женщины в психиатрический стационар и дальнейшем назначении медикаментозного лечения препаратами, противопоказанными при беременности, которые могут вызвать тяжёлые побочные эффекты, в том числе летальный исход, необходимо прежде убедиться, что женщина не является беременной, и предоставить суду результаты лабораторных исследований, подтверждающие отсутствие беременности. Согласно статье 38 Конституции Российской Федерации «Материнство и детство находятся под защитой государства».
Женщины, находящиеся в психоневрологических диспансерах, являются временно недееспособными либо признаны полностью недееспособными, поэтому требуется особое внимание органов надзора к вопросам профилактики вовлечения таких женщин в занятие проституцией и другие развратные действия, во время предоставления врачами-психиатрами этим пациенткам лечебного отпуска. Выходя за пределы лечебного учреждения, психически больные женщины оказываются беззащитными перед действиями злоумышленников. Отстаивать свои права и защищать свою честь и достоинство психически больные женщины просто не могут. Если женщина признана больной и нуждающейся в принудительном лечении, но не лишена дееспособности, она может быть вовлечена в фиктивный брак с целью получения гражданства.
В соответствии со статьёй 23 Конституции Российской Федерации необходимо принять меры по недопущению публикаций на интернет-сайтах судебных органов, в том числе на сайте Верховного суда Российской Федерации информации по делам о принудительной госпитализации в психиатрический стационар психически больных граждан с указанием их фамилий, имён, отчеств и городов прописки. Ведь эти люди признаны временно недееспособными или полностью недееспособными и не могут защищать свои права, доброе имя от посягательств, угроз и других противоправных деяний, таких как оскорбления, отказ в приёме на работу или домогательства. Будь то женщины или мужчины.
В Законе отсутствует требование к врачу-психиатру предоставить служебное удостоверение пациенту при проведении осмотра вне медицинского учреждения. Без предъявления удостоверения личности любой злоумышленник может представиться врачом-психиатром, проникнуть в жилище и совершить преступление. Согласно статье 25 Конституции Российской Федерации «Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нём лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».
Согласно статье 23 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при её оказании» «Врач, проводящий психиатрическое освидетельствование, обязан представиться обследуемому и его законному представителю как психиатр, за исключением случаев, предусмотренных пунктом "а" части четвёртой настоящей статьи».
То есть в исключительных случаях медицинскую услугу в рамках обязательного медицинского страхования на дому у пациента может оказывать врач, который скрывает свою специализацию и квалификацию от пациента. Например, он может преставиться терапевтом вместо психиатра, что является намеренным введением в заблуждение.
Согласно статье 28 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при её оказании» врач-психиатр принимает решение о необходимости госпитализации до суда самостоятельно. В том числе, когда речь идет о первичном осмотре гражданина на дому по заявлению родственников-совладельцев жилой площади. На практике для принятия такого решения не требуется даже беседа с пациентом. Достаточно одной печати врача, чтобы лишить гражданина свободы и вводить ему лекарственные препараты, которые могут вызвать летальный исход.
Во избежание случаев злоупотребления врачами-психиатрами чрезмерно широкими полномочиями, полезным было бы присутствие незаинтересованной стороны при осмотре и освидетельствовании человека на предмет необходимости недобровольной госпитализации в психиатрический стационар, хотя бы в случае, когда такой осмотр или освидетельствование происходит впервые в жизни пациента. Особенно это важно, когда речь идёт гражданах, законные представители которых находятся в другом регионе, а также для граждан, проживающих в жилье с долевой собственностью, и граждан, которые не совершали каких либо административных правонарушений или уголовно наказуемых деяний.
Например, в работе полиции для исключения возможности произвола, сговора, фактов коррупции при проведении обыска в жилище и других следственных действий требуется присутствие понятых. При осмотре пациента на дому (при проникновении в жилище) и рассмотрении врачом-психиатром вопроса о необходимости госпитализации гражданина в психиатрический стационар по заявлению родственников до постановления судьи не требуется понятых, способных подтвердить законность действий врача-психиатра. Даже если пациент ранее никогда не наблюдался у психиатра.
Также ситуация в современной России требует пересмотра норм применения Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при её оказании» с точки зрения взаимоотношений различных религий. До каких пределов является обоснованным обсуждение темы вероисповедания с медицинскими целями? Может ли врач сам их затрагивать? Обсуждение религиозных вопросов требует определённого объёма знаний в области теологии, которых у врача нет. Поэтому полезным было бы присутствие священника в роли свидетеля или понятого во время медицинского осмотра или освидетельствования на предмет необходимости недобровольной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, а также в суде, если в медицинской документации речь идет о помешательстве на религиозной почве.
Судья может не обладать достаточными знаниями и навыками для оценки степени психического (душевного) здоровья человека, его умственных способностей, уровня образования и воспитания и вынужден целиком полагаться на мнение врачей-истцов.
Если врач-психиатр, уроженец иностранного государства, не владеет в достаточной мере устным и письменным русским языком, не понимает речь пациента и не может отразить ее на бумаге без искажения смысла, он может сделать серьёзную ошибку при постановке диагноза. Врач должен понимать разговорную речь пациента и уметь достоверно, недвусмысленно излагать в медицинской документации предоставленные сведения о состоянии здоровья и жалобы. Поэтому необходимо рассмотреть возможность введения государственного экзамена по русскому языку в форме изложения для врачей-психиатров государственных медицинских учреждений.

Практический результат

Защита права неприкосновенности личности.
Предотвращение фактов доведения до самоубийства.
Предотвращение фактов предоставления суду недостоверных психиатрических заключений.
Противодействие коррупции.
Защита психически больных женщин от вовлечения в развратные действия, проституцию, фиктивный брак в случае, если они не лишены дееспособности и не имеют опекуна.
Защита собственности.
Защита граждан от врачебных ошибок в случае оказания принудительной медицинской помощи.
Защита права граждан на выбор медицинского учреждения и запрос сведений об образовании и квалификации врача.
Повышение эффективности расходования бюджетных средств при оказании медицинской помощи в рамках программы ОМС.
Защита информации о состоянии здоровья гражданина.
Защита беременных женщин, в том числе подростков, усиление гарантий права нерожденного ребенка на жизнь.
Защита неприкосновенности жилища.
Повышение гражданской и социальной ответственности населения.
Улучшение морального климата общества, повышение прозрачности и честности конкурентной борьбы.
Защита психического и физического здоровья граждан.
Защита избирательного права граждан.
Предотвращение сокрытия уголовных преступлений и ухода от уголовной ответственности путем оклеветания невиновных граждан как совершивших преступление на почве психического расстройства.

Решение

Врач-психиатр - не единственный специалист в структуре нашего общества, владеющий критериями определения нормы поведения человека и методами оценки его умственных способностей или недееспособности.
Функции незаинтересованной стороны может выполнять комиссия специалистов в составе педагога, сотрудника правоохранительных органов, социального работника-психолога и священника. Сотрудник правоохранительных органов знает, что нежелание беседовать, замкнутость человека могут быть следствием угроз и запугивания. Педагоги воспитывают школьников и совершеннолетних студентов в соответствии с принятыми в обществе нормами поведения и являются компетентными специалистами в вопросе оценки умственных и других способностей человека и возможности их применения в процессе обучения или профессиональной деятельности, в том числе при определении права гражданина на бесплатное образование и на доступ к работе в опасных условиях. Учитель может определить, является ли ученик умственно отсталым, «трудным», нуждается ли в индивидуальном обучении или может заниматься в группе сверстников. Более того, опытный педагог может раньше родителей определить, что внезапное изменение поведения старшеклассницы, например, вызвано ранней беременностью; резкие негативные изменения в характере подростка могут быть спровоцированы насилием и конфликтами в семье. В таких случаях речь о психическом заболевании не идёт. Когда гражданин действительно психически нездоров, педагог и сотрудник правоохранительных органов не могут определить разновидность заболевания и лечить его, но могут констатировать факт отклонения от нормы. В этом случае законность действий врача-психиатра будет подтверждена мнением специалистов других гуманитарных профессий.
Педагог, сотрудник правоохранительных органов и психолог, выступая в роли свидетелей или понятых, совместно могут определить нормальность либо ненормальность поведения человека до момента госпитализации. Уточнение разновидности психического заболевания, определение сроков и схемы лечения находится в компетенции врачей-психиатров.
Когда речь идёт именно о «душевнобольных», обоснованным является и присутствие священника. Психиатрия как медицинская наука сформировалась около 200 лет назад. История педагогики как науки, например, насчитывает несколько тысячелетий. Христианское вероучение, откуда психиатрами заимствовано само понятие «душа» (греческ. «psyche» - душа, «iatreia» - лечение. Толковый словарь Ушакова), более двух тысяч лет исповедуют люди во всем мире.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 640 голосов

360

Против решения: 68 голосов

К началу списка инициатив