Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф86921
Уровень инициативы:
Федеральный

О недопустимости криминализации незаконных приобретения и ношения холодного, газового, метательного и иного оружия, указанного в ч.7 ст.222 УК РФ

Существует необходимость исключения из законопроекта № 1042767-7 уголовной ответственности за незаконные приобретение и ношение холодного, метательного, газового оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения и гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, декриминализации незаконного сбыта холодного оружия, имеющего культурную ценность, и незаконных сбыта и изготовления газового оружия, приобретаемого без лицензии, а также решения вопроса о полной декриминализации незаконного оборота видов оружия, указанного в ч. 7 ст. 222 УК РФ, поскольку данные деяния не представляют общественной опасности, нечетко и нелогично распределены как незаконные действия с данными видами оружия, отнесенные к преступлениям, и декриминализированы в УК РФ и УК целого ряда других стран постсоветского пространства.
При этом незаконное приобретение холодного оружия декриминализировано в УК многих стран постсоветского пространства, в которых за него устанавливалась уголовная ответственность, и никогда не являлось преступлением в УК целого ряда стран постсоветского пространства (Белоруссии, Украины, Эстонии и др.), а незаконные приобретение, ношение или иной оборот газового оружия не являются преступлением в УК многих стран постсоветского пространства (Украины, Молдовы, Грузии, Эстонии и др.).
За незаконные приобретение, ношение или иной оборот метательного оружия в УК целого ряда стран постсоветского пространства предусмотрена ответственность как за незаконный оборот холодного оружия (Украины, Белоруссии и др.) и в большей части данных стран оно законодательно отнесено к холодному оружию (Украины и др.), но в УК ряда других стран постсоветского пространства уголовную ответственность влечет только его незаконное изготовление (Казахстана) или его незаконный оборот декриминализирован либо не криминализирован (Узбекистана, Молдовы, Эстонии и др.).
Незаконное хранение холодного оружия декриминализировано в УК всех стран постсоветского пространства.
Незаконное хранение метательного оружия не является преступлением в УК всех стран постсоветского пространства, в которых оно декриминализировано или не криминализировано.
Незаконное хранение газового оружия не являлось и не является преступлением в УК всех стран постсоветского пространства.
Это означает признание незаконного хранения холодного, метательного и газового оружия деянием, не представляющим общественной опасности.
Незаконные приобретение и ношение холодного, метательного и газового оружия не представляют общественной опасности, поскольку холодное оружие не обладает большей поражающей способностью и, следовательно, не представляет большей степени опасности, нежели распространенные в быту предметы, т.к. оно может быть ими заменено при совершении насильственных преступлений или самообороне.
Газовое оружие не предназначено для причинения смерти человеку и может быть заменено другими устройствами, содержащими раздражающие вещества, используемые в быту, а часть газовых устройств законодательство относит не к оружию, а к бытовым средствам самообороны против животных или к спецсредствам МВД и других силовых структур.
Метательное оружие не представляет большей степени опасности, нежели пневматическое оружие, незаконный оборот которого (незаконные сбыт и изготовление пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 Дж) влечет уголовную ответственность по ч. 7 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ, но не влек ее по ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ и не влечет ее по положениям данного законопроекта (которые могут быть изменены, учитывая произошедшие изменения законодательства), УК СНГ и УК большинства других стран постсоветского пространства, а холодное, метательное, пневматическое и газовое оружие представляют меньшую степень опасности, нежели наиболее опасные виды сигнального оружия и электрошоковых устройств, незаконный оборот которых не влечет уголовной ответственности по УК СНГ, УК РФ и УК всех стран СНГ, а также по УК многих других стран постсоветского пространства.
При этом пневматическое оружие (в особенности, с удельной кинетической энергией до 0,5 Дж на мм2 или дульной энергией до 25 Дж) не представляет достаточной степени опасности для криминализации его незаконных сбыта и изготовления, и, тем более, приобретения и ношения, учитывая его меньшую эффективность, чем огнестрельного оружия (в особенности, с приспособлением для бесшумной стрельбы), и отнесение к конструктивно сходным с оружием изделиям многих предметов, сходных с ним (ружей для подводной охоты, строительно-монтажных пистолетов и т.п.), а также отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот всех видов сигнального оружия и приспособлений для бесшумной стрельбы.
Уголовная ответственность за незаконные действия с холодным, метательным, газовым оружием, огнестрельным оружием ограниченного поражения и гражданским огнестрельным гладкоствольным длинноствольным оружием в данном законопроекте распределена нечетко и нелогично, поскольку незаконные приобретение, ношение, сбыт и изготовление предмета могут представлять общественную опасность только, если ее представляют его незаконные хранение, перевозка и передача, а если указанные действия не представляют общественной опасности, то ее не могут представлять его незаконные приобретение, ношение, сбыт и изготовление.
При этом незаконные приобретение и сбыт предмета намного сложнее доказать, чем его незаконное хранение, и указанные деяния, совершенные в отношении холодного, газового и метательного оружия имеют срок давности (два года), а лицо, совершившее насильственное преступление, может применить оружие при его незаконном хранении или перевозке, либо при его законном обороте, либо применить оружие, незаконный оборот которого не влечет уголовной ответственности, или предмет, не отнесенный к оружию.
Таким образом, данная уголовная ответственность не защищает людей от совершения в отношении их вооруженных преступлений и влечет излишние репрессивные меры в отношении лиц, совершивших незаконные приобретение, ношение, сбыт или изготовление холодного газового и метательного оружия без преступной цели, и формальное их отнесение к преступникам. Поэтому декриминализация незаконных приобретения и ношения холодного, метательного и газового оружия в 2003 году была оправдана и не оправдано сохранение уголовной ответственности за незаконные сбыт и изготовление холодного и иного оружия, указанного в ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ.
Незаконный оборот различных видов огнестрельного оружия ограниченного поражения до 2011 года мог влечь уголовную ответственность за незаконные действия газовым оружием по ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ или за незаконные действия с гладкоствольным огнестрельным оружием по ч. 1, 2 или 3 ст. 222 УК РФ (до 2003 года) или по ч. 1, 2 или 3 ст. 223 УК РФ (до 2011 года) и в законодательстве многих стран постсоветского пространства влечет ответственность как незаконный оборот газового оружия, а в УК ряда данных стран влечет уголовную ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия.
При этом огнестрельное оружие ограниченного поражения не предназначено для причинения смерти человеку и такое гражданское оружие не является огнестрельным оружием по экспертным методикам, поскольку имеет удельную кинетическую энергию снаряда не более 0,5 Дж на мм2 (энергия, близкая к значению, при котором возможно проникающее ранение грудной клетки), но приобретение и иной оборот данного оружия ограничены лицензированием и регистрацией. При этом к данному оружию может быть отнесено только гладкоствольное оружие, имеющее в стволе выступ, препятствующий стрельбе металлическими снарядами, или бесствольное оружие, использующее патроны травматического действия, а устройства, имеющие удельную кинетическую энергию не более 0,5 Дж на мм2, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, имеющие простой гладкий ствол или нарезной ствол, либо не имеющие ствола, не отнесены к оружию и их оборот не ограничен. Поэтому огнестрельное оружие ограниченного поражения не может представлять большей степени опасности, чем пневматическое оружие и предметы, конструктивно сходные с огнестрельным или метательным оружием, и криминализация его незаконного оборота, а также существенное ограничение его приобретения, хранения и иного оборота представляются излишними.
Незаконный оборот гражданского и иного огнестрельного гладкоствольного оружия, включая охотничье оружие, не всегда являлся преступлением по законодательству РФ и не является преступлением в значительном числе стран постсоветского пространства.
В законодательстве СССР и УК союзных республик исключалась уголовная ответственность за незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия (с 1924 по 1927 год), всех видов охотничьего огнестрельного оружия (до 1959 года в общесоюзном законодательстве и до 1974 года в УК ряда союзных республик), всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия (в ст. 182 УК РСФСР 1926г. с 1932 по 1933 год и в УК УССР 1960г. в 1961 году) и гладкоствольного охотничьего оружия (во всех нормах общесоюзного законодательства, в УК всех союзных республик до 1960 года, в УК многих из них с 1960 по 1974 год и в УК всех указанных республик с 1974 года).
В УК РФ незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия являлся преступлением до 2003 года, незаконный оборот всех видов гладкоствольного огнестрельного оружия, включая его незаконный сбыт, был декриминализирован в ст. 222 с 2003 по 2004 год, а незаконный оборот указанного гражданского оружия – до 2011 года. При этом в 2011 году был полностью криминализирован незаконный оборот гражданского огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и незаконный сбыт указанного длинноствольного оружия.
Во многих странах постсоветского пространства криминализировано только незаконное изготовление всех видов огнестрельного оружия, а в ряде данных стран не является преступлением незаконный оборот охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия.
Таким образом, законодательство СССР, РФ и других стран постсоветского пространства традиционно не признавало или не признает преступлением незаконный оборот охотничьего или ряда других видов гражданского огнестрельного оружия и не всегда признавало преступлением незаконный оборот всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия, что не влекло роста преступности и наступления других опасных последствий и, следовательно, декриминализация незаконного оборота гражданского или иного гладкоствольного огнестрельного оружия и всех видов охотничьего оружия допустима, в особенности, учитывая декриминализацию незаконного оборота всех видов огнестрельного оружия в СССР с 1924 по 1927 год и введения лишения свободы за любой незаконный оборот огнестрельного, не охотничьего, оружия только с 1933 года, и обоснована широкой распространенностью в обороте данного оружия.
Законопроектом не предусматривается введение в ч. 4 ст. 222 УК РФ условия исключения уголовной ответственности за незаконные действия с холодным оружием, как предусмотренного в ней до 2003 года и законопроекте о криминализации незаконных приобретения и ношения видов оружия, указанного в ч. 4 ст. 222 УК РФ, снятым с рассмотрения в 2014 году, так и иного условия, что необоснованно ухудшает положение владельцев холодного оружия. При этом прежнее условие, исключавшее уголовную ответственность лишь в определенных местностях РФ, противоречило ст. 19 Конституции РФ, т.к. нарушало принцип равенства всех перед законом и судом, но законодательством части союзных республик СССР и стран постсоветского пространства, а также многих других стран мира предусмотрены условия исключения уголовной ответственности за незаконные действия с холодным оружием или другими предметами, исключающие ответственность лиц, которым они необходимы по роду занятий, по службе или в иных законных целях, не противоречащие Конституции РФ, что не учтено в ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ и в данном законопроекте.
Законопроектом не предусматривается и введение исключения уголовной ответственности за незаконный сбыт и иной незаконный оборот холодного оружия, имеющего культурную ценность, что противоречит Постановлению Конституционного Суда РФ от 17.06.2014 № 18-П, которым уголовная ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, признана противоречащей Конституции РФ, что требовало внесения соответствующих изменений в ч. 4 ст. 222 УК РФ и требует их внесения в ч. 7 данной статьи, т.к. исключает ее применение к случаям незаконного сбыта такого холодного оружия. После вынесения Постановления Конституционного Суда РФ от 17.06.2014 № 18-П был снят с рассмотрения первый законопроект о криминализации незаконных приобретения и ношения холодного и иного оружия, указанного в ч. 4 ст. 222 УК РФ. В рассматриваемом законопроекте необходимо введение указания об исключении уголовной ответственности за незаконный оборот холодного оружия, имеющего культурную ценность, и правильным решением может быть декриминализация незаконного оборота всех видов холодного оружия, оружия, имеющего культурную ценность, оружия, приобретаемого без лицензии, и оружия, не предназначенного для причинения смерти человеку, поскольку уголовная ответственность является крайним средством воздействия на правонарушителей и общественно опасным может быть только незаконный оборот оружия и других предметов, представляющих повышенную степень опасности и не распространенных в быту и в гражданском обороте.
Увеличение в ч. 7 ст. 222 УК РФ срока наиболее строгого наказания в виде лишения свободы с двух до четырех лет с необязательным дополнительным наказанием в виде штрафа, максимальные размеры которого непропорционально велики для их назначения за незаконный оборот оружия, не повлекший тяжких последствий, и длительных сроков менее строгих альтернативных видов наказаний необоснованно и нелогично, т.к. противоречит общим принципам права и здравому смыслу, учитывая излишнюю строгость данных наказаний в случаях отсутствия совокупности незаконного сбыта или иного оборота оружия и насильственных преступлений с его применением или тяжких последствий незаконного оборота оружия.
Данные наказания являются избыточно строгими, в особенности, в случаях незаконного оборота холодного оружия, наиболее распространенного в гражданском обороте и заменяемого бытовыми предметами, различные виды которого могут использоваться в качестве предметов бытового, церемониального или коллекционного назначения. В части наличия дополнительного наказания в виде штрафа максимальное наказание по ст. 222 и 223 УК РФ является более строгим, нежели наказания, предусмотренные за незаконный оборот холодного, огнестрельного, газового и метательного оружия в законодательстве СССР и в УК всех союзных республик, поскольку данное дополнительное наказание за незаконный оборот оружия в указанном законодательстве не предусматривалось.
В УК многих стран постсоветского пространства и других стран мира не предусмотрено дополнительное наказание в виде штрафа за незаконные действия с холодным оружием и многими другими видами оружия (Белоруссии, Казахстана и др.) или всеми видами оружия (Украины, Польши, Израиля и др.), а в УК Армении с 2006 года запрещено назначение штрафа в качестве дополнительного вида наказания. В части размера дополнительного наказания в виде штрафа максимальное наказание по ст. 222 и 223 УК РФ является более строгим, нежели размеры данного наказания, предусмотренные за незаконный оборот холодного и многих других видов оружия или всех видов оружия в УК большинства стран постсоветского пространства и других стран мира (Кыргызстана, Абхазии, ПМР, США и др.).
Поэтому необходимо смягчение наказаний в ч. 7 ст. 222 и установление различных по строгости наказаний за общественно опасный незаконный оборот видов оружия, различающихся по степени опасности, или декриминализация их незаконного оборота. Внесение аналогичных изменений требуется в ч. 4 ст. 223 УК РФ и в отношении различных видов огнестрельного оружия – в другие части ст. 222 и 223 УК РФ.
Учитывая вышеизложенное, необходимо исключение из данного законопроекта уголовной ответственности за незаконные приобретение и ношение холодного, метательного, газового оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения и гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, но более правильным решением является полная декриминализация незаконного оборота данных видов оружия.
В случае принятия данного законопроекта, криминализирующего незаконные приобретение и ношение холодного оружия и других видов оружия, указанных в ч. 7 ст. 222 УК РФ, необходимо его отклонение Президентом РФ как гарантом Конституции РФ, учитывая повышенную строгость уголовной ответственности, при которой недопустима произвольная криминализация деяний, не учитывающая степень их опасности.
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека, экономии мер уголовной репрессии, противодействию коррупции, упорядочиванию правовых норм и формированию РФ как демократического и правового государства.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека, экономия мер уголовной репрессии, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм.

Решение

Необходимо исключение из законопроекта № 1042767-7 уголовной ответственности за незаконные приобретение и ношение холодного, метательного, газового оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения и гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия и недопустимо введение в него уголовной ответственности за незаконный оборот пневматического оружия, но более правильным решением является полная декриминализация незаконного оборота холодного и других видов оружия, указанных в ч. 7 ст. 222 УК РФ.
В случае принятия данного законопроекта, криминализирующего незаконные приобретение и ношение холодного оружия и других видов оружия, указанных в ч. 7 ст. 222 УК РФ, необходимо его отклонение Президентом РФ как гарантом Конституции РФ, учитывая повышенную строгость уголовной ответственности, при которой недопустима произвольная криминализация деяний, не учитывающая степень их опасности.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 825 голосов

175

Против решения: 257 голосов

К началу списка инициатив