Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф87550
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости смягчения наказаний за клевету, включающего отмену лишения свободы за все виды клеветы и декриминализацию клеветы, не повлекшую тяжких последствий, или всех видов клеветы

Существует необходимость смягчения наказаний за клевету, включающего отмену лишения свободы за все виды клеветы, декриминализацию клеветы, не повлекшую тяжких последствий, или всех видов клеветы, а также внесение изменений в перечень квалифицирующих признаков клеветы в соответствующих нормах УК и (или) КоАП РФ, путем включения в их перечень клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении любого преступления, иных деяний за совершение которых обвиненное лицо может быть изолировано от общества или лишено специального права, и аморальных поступков, наиболее дискредитирующих лицо и способных повлечь ограничение его законных прав, и клеветы о том, что лицо страдает психическими или иными опасными заболеваниями, наличие которых может повлечь его изоляцию от общества или иное принудительное медицинское вмешательство и существенные ограничения его законных прав, а также включения в перечень квалифицирующих признаков клеветы наступления тяжких последствий и ограничения законных прав лиц.
Внесение данных изменений необходимо, поскольку клевета не представляет достаточной степени опасности для введения лишения свободы на сроки до 5 лет, которые были введены в общую норму УК РФ о клевете (ст. 128.1) за все квалифицированные виды клеветы ФЗ "О внесении изменения в статью 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации" от 30.12.2020 N 538-ФЗ, и в УК РФ предусмотрены другие деяния, связанные с распространением заведомо ложных сведений, влекущие лишение свободы, а более опасной чем многие другие виды клеветы является не только клевета, соединенная с обвинением в лица в совершении видов преступлений, указанных в ч. 4 и 5 ст. 128.1 и ч. 3 ст. 298.1, но и клевета, соединенная с обвинением лица в совершении любого преступления, иных деяний, за совершение которых обвиненное лицо может быть изолировано от общества или лишено специального права, и аморальных поступков, наиболее дискредитирующих лицо и способных повлечь ограничение его законных прав, в особенности, повлекшая привлечение лица к ответственности, учитывая ограничения, установленные для лиц, имеющих судимость или привлеченных к уголовной ответственности, и опасность изоляции от общества потерпевшего от клеветы или других ограничений его законных прав.
Клевета (ст. 128.1 и 298.1 УК РФ) является преступлением независимо от совершения других действий в отношении потерпевшего, а клевета о том, что лицо страдает заболеванием представляющим опасность для окружающих (ч. 4 ст. 128.1 УК РФ), и клевета с обвинением в совершении части видов опасных преступлений и любых преступлений, отнесенных в УК РФ к тяжким или особо тяжким преступлениям (ч. 4 и 5 ст. 128.1 и ч. 3 ст. 298.1 УК РФ), являются особо квалифицированными видами клеветы независимо от совершения конкретных действий в отношении потерпевшего и наступивших последствий. Поэтому в УК РФ ответственность предусмотрена за само распространение заведомо ложных сведений (клевету), а не за его последствия и совершение противоправных действий, ограничивающих законные права потерпевшего от клеветы, если они не отнесены к иным составам преступлений.
За клевету в ч. 2 – 5 ст. 128.1 УК РФ с 15 января 2021 года установлены более строгие наказания, чем обязательные работы, а наиболее строгими наказаниями являются сроки наказания в виде лишения свободы до 2, 3, 4 и 5 лет. При этом в перечень квалифицированных видов клеветы в ч. 2 ст. 128.1 включены клевета в отношении двух или более лиц, в том числе неопределенных лиц, и клевета в сети «Интернет» с установлением лишения свободы на срок до 2 лет, но лишение свободы и другие более строгие чем обязательные работы виды наказаний не были введены в ст. 298.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за клевету в отношении судей, присяжных заседателей, иных лиц, участвующих в отправлении правосудия, судебных приставов, прокуроров, следователей и дознавателей в связи с рассмотрение ими дел, а к простой клевете в ч. 1 ст. 128.1, за которую предусмотрены только штраф или обязательные работы, могут быть отнесены клевета с обвинением во многих нетяжких преступлениях, иных правонарушениях или аморальных деяниях, клевета о том, что лицо страдает психическим заболеванием, и клевета, повлекшая тяжкие последствия.
Таким образом, за клевету во многих случаях ее совершения введено лишение свободы на сроки до 2 – 5 лет, но за клевету, предусмотренную ч. 1 ст. ст. 128.1, повлекшую любые последствия, и за клевету на судей и ряд других подобных должностных лиц в связи с их деятельностью не предусмотрены лишение свободы и другие наказания более строгие, чем обязательные работы. Поэтому за многие виды клеветы стали возможны задержание на срок до 48 часов, заключение под стражу, домашний арест или залог по судебному решению и лишение свободы на достаточно длительные сроки по обвинительному приговору суда, на за виды клеветы, а которые не предусмотрено лишение свободы, не имеют права задерживать, применять меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или залога, и осуждать к лишению свободы и многим другим подобным строгим наказаниям. Это явно нелогично и несправедливо, учитывая степень опасности клеветы, недостаточную для применения таких строгих наказаний только за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и крайне несправедливое разделение видов клеветы, не влекущей лишения свободы, и влекущей его на сроки, включающие 5 лет.
Лишение свободы на сроки до 3 и 5 лет предусматривались за квалифицированную клевету в УК РСФСР 1960г. (ч. 2 и 3 ст. 130), в котором лишение свободы предусматривалось и за простую клевету (ч. 1 ст. 130), но его срок составлял не более 1 года. При этом лишение свободы на срок до 3 лет было исключено из ч. 2 ст. 130 УК РСФСР 1960г. в 1991 году, а исключение срока лишение свободы на срок до 1 года за простую клевету и сокращение срока лишения свободы за особо квалифицированную клевету с 5 до 3 лет были произведены только в 1997 году путем введения в действие УК РФ 1996г., содержавшего ст. 129 об общеуголовной клевете и ст. 298 о клевете в отношении судьи, прокурора, судебного пристава, следователя или дознавателя в связи с исполнением ими должностных обязанностей. В ч. 1 и 2 ст. 298 УК РФ до декриминализации клеветы в 2011 году были предусмотрены сроки лишения свободы до 2 и 4 лет. В ст. 129 УК РФ до указанной декриминализации лишение свободы предусматривалось только за клевету с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления на срок до 3 лет (ч. 3 ст. 129 УК РФ). С 2011 по 2012 год клевета была полностью декриминализирована, а с 2012 года за общеуголовную клевету и клевету в отношении судьи, прокурора, судебного пристава, следователя или дознавателя в ст. 128.1 и 298.1 предусматривались крупный штраф (в пределах 5 миллионов рублей) и обязательные работы. С 15 января 2021 года усилено наказание только за общеуголовную квалифицированную клевету, а размеры наименее строгих наказаний в виде штрафов (до 500 тысяч, 1, 2, 3 и 5 миллионов рублей) во всех нормах о клевете (в ст. 128.1 – до 500 тысяч, 1, 2, 3 и 5 миллионов рублей, а в 298.1 УК РФ – до 1, 2 и 5 миллионов рублей) оставлены без изменения.
В УК РСФСР 1926г. (ст. 161) лишение свободы за клевету не предусматривалось (за клевету были установлены принудительные работы (принудительными работами долгое время назывались исправительные работы) на срок до 6 месяцев или 1 года либо штрафы до 500 или 1000 рублей в зависимости от наличия или отсутствия признаков распространения клеветы в печатном или иным способом размноженном произведении), а в более ранних законах России и РСФСР (УК РСФСР 1922г. (ст. 74 и 75), уложения Российской империи и др.) оно могло устанавливаться на сроки, меньшие 5, 3 или 2 лет.
В УК других союзных республик с 1960 года лишение свободы за клевету предусматривалось на сроки, не превышающие 5 лет.
В УК стран постсоветского пространства и других стран, сохраняющих уголовную ответственность за клевету, лишение свободу предусмотрено на сроки до 3 лет (Белоруссии, Туркменистана, Узбекистана и др.) или на значительно меньшие сроки (Германии, различных штатов США и др.), либо оно не предусмотрено (Болгарии, Хорватии и др.). При этом в УК части стран постсоветского пространства (Армении, Грузии, Украины, Молдовы, Казахстана и др.) и других стран мира (Великобритании, Новой Зеландии, Сербии и др.) клевета декриминализирована.
В законодательстве Российской империи, РСФСР СССР и РФ до 1996 года предусматривались менее строгие правила назначения наказаний по совокупности преступлений или приговоров, поэтому максимальные сроки лишения свободы за клевету по совокупности преступлений не мог превышать 5 лет или большего срока наказания за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, а по совокупности приговоров он составлял не более 10 лет.
По УК РФ максимальный срок лишения свободы по совокупности преступлений не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, т.е. по совокупности клеветы и других преступлений, за которые предусмотрено лишение свободы на сроки не более 5 лет, он составляет не более 7,5 лет, а по совокупности клеветы и преступлений, за которые максимальный его срок составляет более 5 лет, он составляет более 7,5 лет в пределах полутора максимальных сроков лишения свободы за наиболее тяжкое из совершенных преступлений и может достигать 9, 10,5, 12 и 13,5 лет. По совокупности клеветы и преступлений, максимальный срок лишения свободы за которые составляет не менее 10 лет, максимальный его срок по совокупности преступлений превышает максимальный срок лишения свободы за наиболее тяжкие преступления не более чем на 5 лет (15, 16, 17, 20, и 25 лет), если в совокупность входят только конкретное тяжкое или особо тяжкое преступление и клевета, но если в нее входят еще одно или несколько не более тяжких по наказаниям преступлений, по совокупности клеветы и других преступлений может быть назначено до 15, 16,5, 18, 22,5 и 25 лет лишения свободы соответственно, а по совокупности клеветы, иных преступлений, а также террористических преступлений и (или) других подобных особо тяжких преступлений, за которые предусмотрено лишение свободы на срок до 20 лет, его максимальный срок по совокупности преступлений с 2014 года может составить 30 лет, если по совокупности преступлений, за исключением клеветы, максимальный его срок составляет не менее 25 лет. При этом по совокупности приговоров максимальный срок лишения свободы как за клевету и другие преступления, так и за неоднократно совершаемую осужденным клевету, может составить до 30 лет, т.к. это допускается УК РФ.
Максимальные сроки лишения свободы для несовершеннолетних осужденных, осужденных, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, и (в исключительных случаях) осужденных, совершивших преступления в возрасте от 18 до 20 лет, не могут превышать 10 лет, в том числе по совокупности преступлений или приговоров, а для несовершеннолетних осужденных в возрасте до 16 лет (включительно) по совокупности преступлений или приговоров, в которую входят только преступления, не являющиеся особо тяжкими, они не могут превышать 6 лет.
При этом данным несовершеннолетним, совершившим преступление средней тяжести, и всем несовершеннолетним, совершившим преступление небольшой тяжести, лишение свободы не может быть назначено, если конкретное преступление совершено впервые.
Только ранее назначенные максимальные определенные сроки лишения свободы по совокупности приговоров (10 лет для несовершеннолетних и (в исключительных случаях) лиц в возрасте от 18 до 20 лет либо 30 или 35 лет для совершеннолетних) или назначение пожизненного лишения свободы поглощают многие срочные наказания за любые новые преступления и исключают увеличение срока лишения свободы путем осуждения за клевету и другие преступления.
Специальные правила назначения различных сроков лишения свободы, сокращающие его сроки или запрещающие его применение к осужденным преклонного возраста, осужденным женщинам, осужденным, страдающим заболеваниями, влияющими на выполнение ими условий отбывания наказания, но не освобождающими их от уголовной ответственности или наказания, и другим категориям совершеннолетних осужденных, в УК РФ не предусмотрены. Поэтому им могут быть назначены любые его сроки, предусмотренные УК РФ, включая 30 и 35 лет, а мужчинам в возрасте от 18 до 64 лет по соответствующим нормам Особенной части УК РФ может быть назначено пожизненное лишение свободы.
Таким образом, лицо, обвиненное в квалифицированной общеуголовной клевете, с 15 января 2021 года может быть задержано на срок до 48 часов, заключено под стражу судом в случаях, предусмотренных УПК РФ, и лишено свободы по приговору суда на сроки до 2, 3, 4 или 5 лет. При этом лицо, обвиненное в совокупности преступлений, включающих квалифицированную клевету, может быть лишено свободы на сроки от 3, 4,5, 6 и 7,5 лет, а в случае, если за данные преступление предусмотрены сроки лишения свободы, превышающие 5 лет, максимальные сроки лишения свободы могут составлять от 9 до 10, 25 или 30 лет, в зависимости от максимальных сроков лишения свободы за конкретные преступления и их количества. По совокупности приговоров за клевету или по совокупности клеветы и любых других преступлений может быть назначено до 10 лет лишения свободы несовершеннолетним и до 30 лет лишения свободы совершеннолетним осужденным.
Такое распределение наказаний за клевету и другие преступления означает, что за распространение любых сведений признанных квалифицированной клеветой лицо, подлежащее уголовной ответственности, может быть лишено свободы на сроки до 5 лет, а лицо, обвиненное совершении нескольких преступлений, включающих квалифицированную клевету, может быть лишено свободы на сроки до 7,5 лет или на большие сроки до 10, 25 или 30 лет, учитывая именно максимальные наказания за квалифицированную клевету. При этом лицо, осуждаемое за клевету по совокупности приговоров, может быть осуждено к 10 или 30 годам лишения свободы, независимо от совершения только клеветы или клеветы и любых других преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы или засчитываемые в него срочные наказания.
Подобное распределение наказаний может повлечь осуждения большого числа невиновных за клевету или по совокупности клеветы и других преступлений к срокам до 5, 7,5 и до 30 лет в целях сокрытия коррупционных и иных преступлений, в которых могут законно обвинять лица, осуждаемые за клевету, или использования строгих наказаний за клевету и другие преступления, не всегда причиняющие существенный вред, как средства расправы с неугодными лицами или сведения счетов, поскольку многие коррупционные и должностные преступления отнесены к тяжким и особо тяжким и часто совершаются несколькими лицами. При этом наибольшие репрессии могут ожидать осужденных, отбывающих реальное лишение свободы, условно осужденных и условно-досрочно освобожденных, обвиняющих администрацию исправительных учреждений или должностных лиц уголовно-исполнительных инспекций и (или) других лиц в совершении коррупционных преступлений или других видов должностных преступлений, учитывая возможность назначения всех его сроков до 30 лет совершеннолетним осужденным и до 10 лет несовершеннолетним в случаях неоднократного осуждения за клевету или другие преступления, наказуемые лишением свободы на сроки до 5 и более лет.
Возможность применения данных репрессивных мер за клевету представляется весьма опасной и осложняющей применение всех положений Конституции РФ и других норм права, которые должны действовать в демократическом правовом государстве. Более того, такая возможность может осложнить нормальное функционирование любого государства, создав угрозу массового лишения свободы различных людей и роста насильственной преступности. Поэтому необходима отмена возможности применения многих наиболее строгих уголовных наказаний за клевету и другие незначительные или не являющиеся наиболее тяжкими преступлениями.
В своей законопроектной деятельности российские законодатели, криминализируя деяния и устанавливая различные сроки лишения свободы за их совершение, не учитывают большую строгость отбывания ареста и лишения свободы в России, чем в большинстве других стран и большие затраты бюджетных средств на исполнение данных наказаний, вызванные тем, что в России суровые климатические условия и строгие условия нахождения под стражей и отбывания ареста и лишения свободы, часто признаваемые противоречащими международным договорам РФ, а также намного большие размеры территорий, чем в других странах мира, затрудняющие контроль за законностью в местах исполнения наказаний, и осложняющие отбывание данных наказаний, а также увеличивающих расходы государства и налогоплательщиков на отбывание ареста и лишения свободы, учитывая необходимость перемещения арестованных и осужденных к аресту или реальному лишению свободы на большие расстояния в пределах субъекта РФ и (для осужденных к лишению свободы) в другие субъекты РФ. В законодательстве РФ отсутствуют специальные исправительные учреждения для лиц, отбывающих наказания за незначительные правонарушения или различные ненасильственные преступления, что явно негативно влияет на любых лиц, вынужденных отбывать арест или реальное лишение свободы.
Территории многих стран мира во много раз меньше территории РФ и охватывают меньше географических широт (во многих странах мира нет северных географических широт и (или) они расположены в пределах не более чем нескольких географических широт) и лишение свободы часто отбывается в местных тюрьмах с более гуманным режимом, нежели в тюрьмах, колониях и следственных изоляторах РФ, т.к. в тюрьмах стран Европы (Дании, Швеции, Норвегии, Германии, Австрии и др.) распространен режим непостоянного пребывания в тюрьме осужденных за незначительные преступления и проступки, встречаются дневные и ночные тюрьмы, в которых заключенный обязан находится только в определенное время и может жить в своем доме и (или) работать вне территории тюрьмы как тот, кто не осужден к лишению свободы, и существуют тюрьмы без запрета выхода из них заключенных, отбывающих наказания за незначительные преступления. В США лишение свободы отбывается на территории конкретного штата и часто отбывается в окружной тюрьме штата. В Германии и целом ряде других стран Европы существуют тюрьмы для содержания незначительных правонарушителей с достаточно либеральным режимом (в частности, тюрьмы для безбилетников и других осужденных по ст. 265 УК Германии за обман при оплате различных услуг).
Поэтому распространенность лишения свободы за различные деяния в странах Европы (в особенности, в УК Германии, Австрии, Швейцарии, Италии, Сан-Марино и ряда других стран), в УК Канады и США и многих других странах мира, включая страны постсоветского пространства, на оказывает такого негативного влияния на личность и общество, какое применение заключения под стражу и реального лишения свободы оказывает на личность человека и общество в РФ. При этом в УК всех стран Европы и других стран мира оценивается негативное влияние лишения свободы и большие расходы на его отбывание и проводится декриминализация незначительных деяний (в УК Италии, Испании и многих других стран Европы).
Все это необходимо учитывать при внесении изменений в данный ФЗ и другие федеральные законы, а также в законопроекты российских законодателей. При этом необходимо иметь ввиду, что частое применение лишения свободы и других подобных наказаний к различным осужденным влечет криминализацию общества и большие расходы бюджетных средств, которые в случае роста насильственной преступности и коррупции являются совершенно неоправданными, а в демократическом и правовом государстве (как и в любом государстве) частое или произвольное и, тем более, несправедливое применение лишения свободы и других репрессивных наказаний или иных мер крайне негативно сказывается на развитии и функционировании государства и на взаимодействии личности, государства и общества, а также на взаимоотношении государства с другими государствами и международными органами и организациями.
Исторически доказан вред репрессивных законов для общества и государства, влекущий распады государств или их отставание в экономическом, культурном и ином развитии и возможную криминализацию общества на их территории.
Поэтому явно необходимы сокращение количества норм УК РФ, предусматривающих лишение свободы, и декриминализация всех незначительных деяний.
Недостатки распределения наказаний за преступления и другие противоправные деяния (включая незаконное ношение и иной незаконный оборот оружия) в законодательстве различных государств часто отмечались учеными и философами различных государств.
В частности, Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
Монтескье также писал в указанном сочинении о недопустимости применения одинаковых наказаний к лицам, совершившим воровство или убийство, указывая, что в Китае разбойников положено рассекать на части, а простых воров - нет, поэтому там воруют, но не убивают, а в Московском государстве, где воров и убийц наказывают одинаково, грабеж всегда сопровождается убийством, чтобы не оставлять в живых свидетелей преступлений, но в Англии не убивают, потому что воры могут надеяться на ссылку в колонии, а убийцы – нет.
Данное утверждение Монтескье можно отнести к любому несправедливому распределению наказаний за убийства и другие преступления, учитывая распространенность строгих наказаний, являющихся альтернативами смертной казни или устанавливаемых вместо смертной казни, к которым в настоящее время отнесены пожизненные и близкие к ним сроки лишения свободы, и опасность отбывания наказания вместе с преступниками, склонными к совершению убийств, а также другие негативные последствия осуждения за наиболее тяжкие преступления или к наиболее строгим уголовным наказаниям.
Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
О негативном влиянии тюрем и других подобных мест лишения свободы писали различные юристы, другие ученые и философы (Н. С. Таганцев, С. П. Мокринский, П. А. Кропоткин, Л. Н. Толстой, Ф. Зимбардо и др.).
П. А. Кропоткин в своих работах «В русских и французских тюрьмах», «Записки революционера» и др. указывал, что тюрьмы, в которых установлены как строгие (в тюрьмах Российской империи), так и либеральные режимы содержания (в тюрьмах Франции) формируют склонности к криминальному образу жизни и являются высшими школами (университетами) преступности, поэтому необходим отказ от тюрем.
С. П. Мокринский в своей работе «Наказание. Его цели и предположения» указывал на негативное влияние лишения свободы, в особенности, его длительных сроков и указывал в качестве максимального срока лишения свободы, после которого происходит привыкание лица к изоляции и утрата лишением свободы функции наказания, 5 лет лишения свободы.
Идея С. П. Мокринского была временно реализована в законодательстве РСФСР принятием Декрета СНК РСФСР от 21 марта 1921 года «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», которым в качестве максимального срока лишения свободы был установлен срок 5 лет. Максимальный срок лишения свободы, составляющий 5 лет, планировали установить в проекте первого УК РСФСР, но уже в окончательной его редакции, принятой в 1922 году как УК РСФСР 1922г., данный срок составил 10 лет. При этом дальнейшее увеличение сроков лишения свободы (до 25 лет) за многие тяжкие преступления, за исключением убийства, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и ряда других тяжких общеуголовных преступлений, было произведено только в 1937 году и в последующие годы, а увеличение сроков лишения свободы за квалифицированное убийство (до 15 лет) было произведено только после установления в 1958 году общего максимального срока лишения свободы, составляющего 15 лет, при принятии новых УК РСФСР и других союзных республик. Дальнейшее увеличение максимальных сроков лишения свободы производилось только в 1986 году (увеличение срока лишения свободы, которым заменялась в порядке помилования смертная казнь, с 15 до 20 лет) и после 1991 года в законодательстве РФ и других независимых государствах постсоветского пространства (введение пожизненного лишения свободы в УК большинства стран постсоветского пространства, его установление в законодательстве Туркменистана для изменников родины без его введения в УК Туркменистана, и увеличение всех (в УК РФ и многих других стран постсоветского пространства) или многих (в УК Украины и ряда других стран постсоветского пространства) максимальных определенных сроков лишения свободы).
Поэтому идея С. П. Мокринского была частично реализована в законодательстве РСФСР и СССР, а также стран, использовавших законодательство РСФСР и СССР или его основные положения и достаточно эффективно применялась, но ее реализацию осложнили наличие смертной казни, ужесточение условий отбывания лишения свободы (включая введение расстрелов на месте без суда и пыток) и несправедливое распределение наказаний, допускающее установление сроков лишения свободы до 5, 10, 15 или более лет не только за убийство и другие тяжкие преступления, но и за многие виды хищений, любой обман покупателей, антисоветскую агитацию, незаконный оборот огнестрельного (кроме охотничьего) и холодного оружия (кроме ряда местностей РСФСР и других союзных республик) и за многие другие ненасильственные или незначительные деяния для любых лиц, подлежащих уголовной ответственности, независимо от несовершеннолетнего или преклонного возраста конкретных осужденных.
Л. Н. Толстой указывал во многих своих произведениях на вред для личности и общества лишения свободы, других наказаний, воинской повинности и иных принудительных мер. В особенности, осуждал он применение лишения свободы, телесных наказаний, смертной казни, воинских наказаний и иных строгих мер к людям, не совершавшим убийств и других подобных тяжких преступлений, виновных лишь в незначительных правонарушениях либо в отказе от исполнения воинской повинности (принесения присяги) или других государственных повинностей.
Экспериментально доказал вред лишения свободы (в особенности, его строгих режимов) психолог Ф. Зимбардо проведением в 1971 году «Стенфордского тюремного эксперимента», заключавшегося в имитации отбывания тюремного заключения в тюрьме строгого режима студентами-добровольцами, поделенными на заключенных и охранников. Проведение «Стенфордского тюремного эксперимента» показало, что люди, исполнявшие роль охранников, достаточно быстро стали приобретать склонность к насилию и жестокости по отношению к тем, кто исполнял роль заключенных, а люди, исполнявшие роль заключенных, стали приобретать склонность к насилию и жестокости, и другие негативные качества. Это повлекло досрочное прерывание «Стенфордского эксперимента» (эксперимент предполагалось провести за 2 недели, но он длился только 6 дней) и явилось доказательством большого вреда для людей от лишения свободы.
Поэтому неэффективность лишения свободы (в особенности, его сроков более 5, 8 или 10 лет) и его повышенная опасность для лиц, не совершивших опасных насильственных преступлений, и, тем более, не склонных к применению насилия, либо не способных к насильственным и другим активным действиям по состоянию здоровья, а также для лиц, работающих в данных учреждениях, являются научно доказанными, что указывает на необходимость немедленной отмены лишения свободы и других подобных мер за незначительные деяния, его отмены за все ненасильственные деяния и многие неосторожные деяния, ограничения его применения за умышленные насильственные деяния, не повлекшие причинения смерти или тяжкого вреда здоровью человека, либо совершенные при наличии смягчающих обстоятельств (аффекта, несовершеннолетнего возраста и др.), а также постепенной полной отмены лишения свободы с заменой более эффективными видами наказаний, позволяющих контролировать опасных преступников (ограничения свободы, домашнего ареста и т.п.), и созданием наиболее благоприятных условий, устраняющих основные причины совершения убийств, иного подобного насилия, разбоев и других опасных преступлений.
Учитывая вышеизложенное, необходима именно отмена лишения свободы за незначительные деяния (а впоследствии, возможно, и полная его отмена), а не гуманизация его отбывания за их совершение или создание специальных мест лишения свободы и (или) отбывания других подобных наказаний (принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части, ареста и др.), сходных со специальными тюрьмами многих стран Европы, в которых разрешены свободные вход и выход из них, работа, учеба и проживание вне их, свободное перемещение по их территории, право голосовать на выборах всех уровней и многие другие действия, запрещенные или ограниченные для осужденных к лишению свободы законодательством РФ (возможно даже введение права на хранение и ношение в них ножей и других инструментов, оружия, приобретаемого без лицензии, или части других видов оружия, учитывая незначительность совершенных противоправных деяний и опыт Российской империи, РСФСР, СССР и других стран мира), поскольку их внесение таких изменений повлечет увеличение расходов бюджетных средств и, возможно, средств самих осужденных (за счет налогов или введения обязательной оплаты своего содержания в месте отбывания наказания (такой порядок установлен УК РФ для отбывания принудительных работ)), а также не будет способствовать декриминализации общества, поскольку содержание всех осужденных в одном месте отбывания наказания и все последствия наказания будут способствовать совершению противоправных деяний по различным причинам (месть, корысть, склонность к насилию и др.). При этом невозможно полностью исключить совершение насильственных преступлений заключенными, превышение полномочий сотрудниками данных учреждений и направление в такие места лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления и склонных к насилию. Поэтому правильным, полностью логичным и справедливым решением может быть только отмена лишения свободы за незначительные деяния и ненасильственные деяния, не повлекшие тяжких последствий. Это подтверждается опытом различных стран Европы (Италии, Испании, Германии и др.), постепенно декриминализирующих незначительные деяния и (или) отменяющих ряд наказаний, связанных с лишением свободы, за незначительные преступления, уголовные проступки и иные правонарушения (арест, арест в выходные дни, дисциплинарный и (или) административный арест и т.п.), несмотря на гуманизацию условий отбывания лишения свободы и других подобных наказаний.
В целом законодателям и другим авторам законодательных инициатив, при установлении за клевету, оскорбление, незаконный оборот оружия и другие деяния лишения свободы, иных уголовных наказаний или других строгих наказаний, необходимо осознавать, что лишение свободы и другие виды наказания сами являются оружием, произвольное или массовое применение которого опасно и недопустимо, т.к. оно представляет опасность для неопределенного круга лиц и общества в целом, а правильное его применение зависит от лиц, которые уполномочены назначать и исполнять его, поскольку применение наказаний может излишне ограничить основные права человека, а также повлечь материальные и иные лишения, подвергнутого ему лица, и лиц, зависящих от него.
При этом частое применение наказаний, не являющихся строгими для конкретного лица или любых лиц, не будет пресекать преступления и иные правонарушения, а частое или произвольное и несправедливое применение строгих наказаний будет способствовать совершению насильственных преступлений, включая убийства и пытки, совершению иных преступлений и иных правонарушений по личным мотивам, по причинам нахождения лица в состоянии отчаяния или в ином тяжелом положении, либо с извлечением выгоды из конкретного вида наказания (например, совершение преступления или иного правонарушения, влекущего наказания, связанные с лишением свободы или привлечением к труду, лицом, не имеющим постоянного места жительства или источника доходов, или совершение менее тяжкого преступления или иного правонарушения в целях сокрытия более тяжкого противоправного деяния).
Частое применение наказаний, не являющихся строгими для многих или всех лиц, за деяния, которые многим лицам приходится совершать, или которые являются законными, но часто оцениваются уполномоченными лицами или судом как незаконные, становится для людей обыденным явлением, а не последствием нарушения законодательного запрета, утрачивая функцию наказания (предупреждение не осознается как наказание, штраф воспринимается как еще один обязательный платеж и т.п.).
Частое применение строгих наказаний, за деяния, которые многим лицам приходится совершать, или которые являются законными, но часто оцениваются уполномоченными лицами или судом как незаконные, либо не воспринимаются как деяния, отнесенные к преступлениям или иным правонарушениям, влекущим строгие наказания, воспринимаются как негативные последствия, которые могут возникнуть при совершении определенных действий, не воспринимающихся лицом как противоправные, или воспринимаются им как возникающие неизбежно (риск, возникающих при совершении определенного действия, производственный риск, произвол властей и т.п.), т.к. совершение конкретных действий необходимо по определенным обстоятельствам, а не как последствия нарушения законодательного запрета, также утрачивая функцию наказания (арест за проступки, другие строгие наказания за их совершение или различные уголовные наказания воспринимаются не как наказания, а как худшие или неизбежные последствие необходимого для лица действия со стороны властей, либо как произвол отдельных представителей власти, местных властей или властей государства, т.е. наказание воспринимается как стихийное явление, а не как последствие которого можно избежать по своей воле, не совершая определенных деяний).
При этом лишение свободы и другие подобные строгие наказания в случаях частого их применения воспринимаются как одно из опасных последствий совершения необходимого для лица действия или неизбежное его опасное последствие, что усиливает негативное отношение различных лиц к другим лицам, включая представителей власти, и органам власти, создавая условия для совершения любых преступлений и криминализации общества, что явно противоречит целям наказания.
При этом любое наказание может восприниматься лицом как менее опасное последствие, нежели не совершение запрещенного законом действия (различные сроки лишения свободы и другие наказания не могут пресечь незаконный оборот оружия, патронов и других подобных предметов лицами, которым необходимо обороняться от преступников и опасных животных, т.к. последствия их нападения могут быть тяжелее наказания, лишение свободы и смертная казнь не могут пресечь совершение голодными или больными лицами краж, грабежей, разбоев и убийств, т.к. смерть от голода и различных заболеваний может быть тяжелее данных наказаний, лишение свободы и другие виды наказаний не могут пресечь самосуд над опасными преступниками или превышение в отношении них пределов необходимой обороны, т.к. их действия могут быть более тяжелы для лица, нежели наказание, и могут представлять опасность для жизни многих людей и т.п.) и, тем более, разрешенного действия, оцениваемого властями как запрещенное (применение наказаний за такие действия могут расцениваться конкретными лицами и обществом как произвол властей), что только усугубляет и может свести на нет всю позитивную роль и эффективность наказаний и других мер борьбы с преступлениями и иными правонарушениями.
Выборочное применение любых наказаний, не учитывающее степень опасности деяния или лица, возраст лица, состояние его здоровья и другие обстоятельства, имеющие значение для привлечения к ответственности и наказания, нарушает конституционный принцип равенств всех перед законом и судом и не может соответствовать конституционному принципу высшей ценности, человек, его прав и свобод. Более того, оно также может влечь отношение к наказанию как к негативному обстоятельству, возникающему в определенных случаях, которых можно избежать при совершении противоправного действия, что исключает возможность достижения целей наказания.
Редкое применение любых наказаний влечет утрату ими функции наказания и нарушает конституционные принципы равенства всех перед законом и судом, справедливости и высшей ценности человека, его прав и свобод, не способствуя борьбе с преступлениями и иными правонарушениями.
В целях исключения случаев частого, выборочного или редкого применения наказаний, необходимо их установление только за противоправные деяния, причиняющие вред, и распределение мер ответственности и наказаний только по степени причиненного вреда, сохраняя уголовную ответственность лишение свободы и другие подобные наказания только за деяния, причиняющие вред здоровью человека или влекущие другие подобные тяжкие последствия, за которые невозможно назначение менее строгих наказаний или привлечение к менее строгим видам ответственности, нежели уголовная, а максимальные сроки лишения свободы и пожизненное лишение свободы следует сохранить только за жестокие или массовые убийства и другие подобные преступления, при установлении данных наказаний за все данные преступления, их смягчении только с учетом исправления, возраста и состояния здоровья виновного лица и отмене смертной казни, а также при решении вопроса об отмене пожизненного лишения свободы с его заменой лишением свободы на неопределенный срок или сроком лишения свободы, который может быть пожизненным для многих людей (от 50 лет лишения свободы), либо меньшими сроками лишения свободы.
Итальянским криминологом Р. Гарофало было введено понятие естественных преступлений, т.е. преступлений, предусмотренных законами всех стран и всех времен, неотменяемых никогда (убийство, умышленное причинение вреда здоровью человека, разбой, кража и др.). Данные преступления отличаются от преступлений, вводимых в законы различных государств только в качестве нарушения запретов, установленных их властями.
При введении четкого распределения преступлений и иных правонарушений по степени опасности, следует использовать именно понятие естественного преступления как критерия отнесения деяния к преступлению (общественной опасности) и декриминализации других деяний, а деяния, криминализированные искусственно, - следует декриминализировать, если они совершены без применения насилия и не повлекли наступления тяжких последствий, или если они криминализованы избыточно. При этом возможна декриминализация всех деяний, не являющихся естественными преступлениями, учитывая отнесение к естественным преступлениям действительно общественно опасных деяний и наличие возможности пресечения других деяний мерами административной и иной ответственности, не являющейся уголовной, в целях профилактики совершения естественных преступлений.
Частое или произвольное установление и применение лишения свободы и других подобных наказаний, а также мер, при которых возможно только очное общение с уполномоченными лицами, опасно при пандемии коронавирусной инфекции и других видах пандемий, эпидемий и эпизоотий, поэтому внесение изменений, предусмотренных данным ФЗ, является не только неоправданно строгим, но и несвоевременным. В условиях пандемий необходима минимизация применения лишения свободы, заключения под стражу и задержания, т.е. отмена лишения свободы за неопасные деяния, их декриминализация и введение моратория на применения мер, связанных с изоляцией от общества, а также исключение всех избыточных очных действий, включая действия по привлечению административной или уголовной ответственности и по контролю за оборотом оружия и других предметов.
В целях правильного разделения мер ответственности за противоправные деяния, учитывая отличие преступлений от иных правонарушений по признаку общественной опасности (ч. 1 ст. 14 УК РФ), отсутствие которой исключает отнесение к преступлениям деяний, формально предусмотренных УК РФ (ч. 2 ст. 14 УК РФ), необходимо отграничение преступлений от других противоправных деяний, для которого требуется введение определения общественной опасности деяния и постепенная декриминализация ненасильственных преступлений, не повлекших тяжких последствий.
Установление повышенной ответственности за клевету, повлекшую тяжкие последствия или ограничение законных прав лиц либо распространенную в анонимном письме обосновано повышенной опасностью данных видов клеветы. Клевета, повлекшая тяжкие последствия, влекла повышенную ответственность по УК части союзных республик СССР и влечет ее по УК ряда стран СНГ, а клевета в анонимном письме до 1996 года влекла ответственность по ч. 2 ст. 130 УК РСФСР 1960г., в которой с 1991 года более строгое наказание, чем за простую клевету, было заменено менее строгим наказанием путем исключения наказания в виде лишения свободы на срок до трех лет из санкции ч. 2 ст. 130 УК РСФСР, а с 1996 года клевета в анонимном письме не является квалифицирующим признаком клеветы.
Полная декриминализация клеветы допустима, учитывая возможность как пресечения клеветы привлечением виновного лица к гражданско-правовой или административной ответственности в установленном законом порядке, так и его привлечения к уголовной ответственности за некоторые другие преступления (вымогательство (статья 163 УК РФ), заведомо ложный донос о совершении преступления (статья 306 УК РФ), заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста, заведомо ложное заключение эксперта или заведомо неправильных перевод, совершенные в ходе досудебного производства или в суде, по уголовным, гражданским и административным делам (за исключением дел об административных правонарушениях, исполнительного производства и дел о налоговых правонарушениях, рассматриваемых налоговыми органами), а также в арбитражном процессе (статья 307 УК РФ) и т.п.) в случаях, предусмотренных законом.
При внесении данных изменений необходима частичная или полная декриминализация клеветы и распределение мер ответственности и наказаний клевету и противоправные деяния, совершенные против потерпевшего от клеветы различными лицами по причине распространения клеветы, в зависимости от последствий клеветы, а также внесение в УК РФ изменений, четко разграничивающих преступления и иные правонарушения по степени их опасности и максимальные наказания по совокупности преступлений и приговоров за преступления небольшой и средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления.
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и упорядочиванию правовых норм УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и упорядочивание правовых норм УК и КоАП РФ.

Решение

Необходимо смягчение наказаний за клевету, включающее отмену лишения свободы за все виды клеветы, декриминализацию клеветы, не повлекшую тяжких последствий, или всех видов клеветы, а также внесение изменений в перечень квалифицирующих признаков клеветы в соответствующих нормах УК и (или) КоАП РФ, путем включения в их перечень клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении любого преступления, иных деяний за совершение которых обвиненное лицо может быть изолировано от общества или лишено специального права, и аморальных поступков, наиболее дискредитирующих лицо и способных повлечь ограничение его законных прав, и клеветы о том, что лицо страдает психическими или иными опасными заболеваниями, наличие которых может повлечь его изоляцию от общества или иное принудительное медицинское вмешательство и существенные ограничения его законных прав, а также включения в перечень квалифицирующих признаков клеветы наступления тяжких последствий и ограничения законных прав лиц.
Полная декриминализация клеветы допустима, учитывая возможность как пресечения клеветы привлечением виновного лица к гражданско-правовой или административной ответственности в установленном законом порядке, так и его привлечения к уголовной ответственности за некоторые другие преступления (вымогательство (статья 163 УК РФ), заведомо ложный донос о совершении преступления (статья 306 УК РФ), заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста, заведомо ложное заключение эксперта или заведомо неправильных перевод, совершенные в ходе досудебного производства или в суде, по уголовным, гражданским и административным делам (за исключением дел об административных правонарушениях, исполнительного производства и дел о налоговых правонарушениях, рассматриваемых налоговыми органами), а также в арбитражном процессе (статья 307 УК РФ) и т.п.) в случаях, предусмотренных законом.
При внесении данных изменений необходима частичная или полная декриминализация клеветы и распределение мер ответственности и наказаний клевету и противоправные деяния, совершенные против потерпевшего от клеветы различными лицами по причине распространения клеветы, в зависимости от последствий клеветы, а также внесение в УК РФ изменений, четко разграничивающих преступления и иные правонарушения по степени их опасности и максимальные наказания по совокупности преступлений и приговоров за преступления небольшой и средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 837 голосов

163

Против решения: 410 голосов

К началу списка инициатив