Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф88532
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости исключения введения равных мер наказаний за незаконный оборот и хищения предметов или их излишнего усиления за незаконный оборот предметов, не повлекший тяжких последствий, и не связанный с их хищениями

Существует необходимость исключения установления равных мер наказаний за незаконный оборот предметов и их хищения или установления более строгих мер наказания за незаконный оборот предметов, не повлекший тяжких последствий, и не связанный с совершением их хищений или насильственных преступлений, учитывая различную степень опасности хищения и незаконного оборота предметов (в особенности, их покупки, хранения лицами, невиновными в их хищении, их дарения указанными лицами, и иного их незаконного оборота, не связанного с их хищением, или совершенного лицами, не участвовавшими в их хищении и (или) в незаконном обороте данных предметов, как заведомо похищенных), нескорректированность мер ответственности и наказаний за хищение различных видов имущества и незаконное приобретение государственных наград СССР, РСФСР и РФ, запрещенного холодного и иного оружия, не являющегося огнестрельным и многих других запрещенных к обороту предметов, и необходимость профилактики, в первую очередь, именно хищений имущества, являющихся противоправными деяниями по законодательству всех стран мира, которая может быть осложнена таким широким толкованием понятия хищения.
В частности, хищение государственных наград СССР, РСФСР и РФ влечет ответственность только за их незаконное приобретение, наказуемое по ст. 324 УК РФ не более чем исправительными работами на срок до 1 года, хищение паспорта и иных документов считается их похищением и не влечет лишения свободы в случае похищения паспорта или другого важно личного документа, наказуемого по ч. 2 ст. 325 УК РФ не более чем исправительными работами на срок до 1 года. При этом незаконные хранение или перевозка государственных наград не влекут ответственности по нормам УК или КоАП РФ, а незаконное ношение государственных наград СССР, РСФСР и РФ влечет административную ответственность, предусматривающую предупреждение или штраф в размере до одной тысячи пятисот рублей (ст. 17.11 КоАП РФ). Об отнесении похищения государственных наград СССР, РСФСР и РФ к способам их незаконного приобретения указано в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2020 г. № 43 “О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 324-327.1 Уголовного кодекса Российской Федерации” в котором определено, что похищение государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР является одним из способов их незаконного приобретения и квалифицируется по статье 324 УК РФ. В тех случаях, когда наряду с наградами виновное лицо похищает иные предметы, являющиеся чужим имуществом, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 324 и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации об уголовной ответственности за преступления против собственности. При этом акты Верховного Суда РФ не имеют силы закона и не могут противоречить законодательным актам. Поэтому необходимо принятие федерального закона, четко разграничивающего хищение, похищение и незаконное приобретение любых предметов, а также меры ответственности и наказаний за данные деяния по степени опасности конкретных деяний.
Похищение многих других документов может ответственность по ч. 1 ст. 325 УК РФ и лишение свободы на срок не более 1 года. Хищение кастетов, кистеней и сюрикенов, отнесенных к оружию, не имеющих культурной ценности, а также других видов запрещенного к обороту на территории РФ холодного, метательного и иного оружия, не отнесенного к огнестрельному оружию ФЗ Об оружии и экспертными критериями, и целого ряда других предметов, не имеющих особой культурной или иной ценности, включая предметы, запрещенные к обороту в РФ, либо признанные не имеющими стоимости, не влечет ни уголовной, ни административной ответственности, но может влечь административную ответственность за незаконное приобретение оружия и патронов к оружию по ст. 20.10 КоАП РФ, предусматривающую более строгие наказания, нежели установленные за мелкое хищение (штраф в размере от 5 до 10 тысяч рублей, а не от 1 тысячи рублей, либо административный арест на срок от 5 до 15 суток, а не просто до 15 суток). Незаконные хранение и иной незаконный оборот оружия и патронов к оружию влекут равную административную ответственность, если отсутствуют признаки преступлений в сфере незаконного оборота оружия и патронов к оружию.
При этом хищение государственных наград, не отнесенных к государственным наградам СССР, РСФСР и РФ, видов огнестрельного оружия, имеющих любую оборотоспособность, всех видов оружия и других предметов, имеющих культурную ценность или иную особую ценность, или всех видов оружия, не запрещенного к обороту, предметов, сходных с оружием, но не отнесенных к нему ФЗ Об оружии и экспертными критериями, и многих других предметов влечет уголовную ответственность по ст. 158 - 162, 164, 226 и другим нормам УК РФ о хищении имущества, предусматривающим строгие наказания (лишение свободы на сроки до 1, 2, 4, 5 - 15 лет), а хищение большинства видов наград, оружия и иного имущества в размере до 2500 рублей во многих случаях является мелким хищением и влечет административную ответственность по ст. 7.27 КоАП РФ, что невозможно при квалификации хищения по ст. 324 и 325 УК РФ, при котором оно будет отнесено к преступлению или малозначительному деянию, не влекущему наказания. Хищение огнестрельного оружия, предметов или документов, имеющих особую ценность, и ряда других предметов, открытые и насильственные хищения имущества (грабежи и разбои), а также квалифицированные его хищения, не отнесенные к грабежу или разбою отнесены только к преступлениям, влекущим строгие уголовные наказания (сроки лишения свободы до 4 - 15 лет), и могут быть отнесены к малозначительным деяниям на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ. При этом вышеуказанные похищения предметов, не отнесенные к хищениям в УК РФ, не могут влечь указанных наказаний без умышленного причинения средней тяжести или тяжкого вреда здоровью человека, как не повлекшего, так и повлекшего по неосторожности или умышленно смерть человека, а их совершение путем открытого или насильственного похищения не влияет на их квалификацию, сохраняя наказания за совершение части их видов (если отсутствует совокупность преступлений) и исключая наказуемость целого ряда других их видов (если отсутствуют признаки иного административного правонарушения или преступления).
Это явно нелогично и несправедливо, учитывая принцип высшей ценности человека (ст. 2 Конституции РФ) равную опасность всех видов хищений, влекущих причинение вреда человеку, в особенности, насильственных.
Усугубляется данная проблема отсутствием права на задержание или иное законное лишение свободы лица, совершившего похищение государственных СССР, РСФСР и РФ, важных личных документов или многих предметов, запрещенных к обороту в РФ, либо не имеющих стоимости, при его наличии в случаях совершения мелкого хищения или иного хищения, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, поскольку в УПК РФ (ст. 91) предусмотрено право только на задержание по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, и заключение за него под стражу в определенных случаях, а в КоАП РФ предусмотрено право на доставление или административное задержание в определенных случаях лица, совершившего административное правонарушение. При этом за мелкое хищение предусмотрен административный арест, что дает право на задержание в установленных КоАП РФ случаях на срок до 48 часов и (или) на лишение свободы в случае его назначения на срок назначенного ареста.
В гражданском и ином законодательстве РФ отсутствует право на задержание лица, совершившего запрещенное законом деяние, не отнесенное к административным правонарушениям или к преступлениям, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.
На практике распространены случаи, когда к хищению предметов (краже или грабежу) относят присвоение найденных предметов или нахождение найденного предмета у лица на момент его обнаружения полицией и (или) владельцем. При этом находка предмета является способом его приобретения, а ст. 227 и 228 ГК РФ установлены правила совершения действий с найденным имуществом, обязывающие нашедшего потерянное имущество предъявить владельцу, иному лицу, имеющему право на его получение, либо полиции, органу местного самоуправления (если владелец имущества или место его пребывания неизвестны) или лицу, представляющему владельца помещения или транспортного средства (если имущество обнаружено в помещении или транспортном средстве. При этом данное ответственное лицо приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь), в котором оно обнаружено, и стать его собственником в случае, если владелец имущества не будет установлен в течение определенного срока (6 месяцев) или не заявит права на свое имущество. При этом нашедший вещь отвечает за ее утрату или повреждение лишь в случае умысла или грубой неосторожности и в пределах стоимости вещи. Более того, присвоение найденного не требует применения способов завладения имуществом, характерных для воровства (кражи или грабежа), что делает его менее опасным деянием, нежели хищение.
При этом частое привлечение к уголовной или административной ответственности за хищение имущества лиц, которые не совершили всех действий, свидетельствующих об умысле на его хищение, или действия которых не представляют общественной опасности, и привлечения различных лиц, обнаруживших имущество, и отказавшихся его выдать или не сдавших его органам власти, владельцу либо иным определенным законом лицам немедленно или в установленный законом срок, либо взявших имущество на виду у владельца или иного ответственного лица без осознания его наблюдения за ними и (или) совершения своих действий вопреки его воле, не может способствовать профилактике и пресечению хищений, учитывая последствия наказаний и иных мер воздействия за хищения, привлечения к уголовной ответственности, и других репрессивных, тем более, связанных с лишением свободы, привлечением к труду или значительными штрафами.
Приравнивание наказаний за хищение и незаконный оборот предметов встречается в законодательстве других стран мира. В частности, в УК Молдовы (ст. 290) установлена уголовная ответственность за ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт или сбыт огнестрельного оружия, кроме гладкоствольных охотничьих ружей, или боеприпасов без соответствующего разрешения, а равно их хищение и наказания, не превышающие 3 и 7 лет лишения свободы (в зависимости от наличия квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 290 (совершение деяния двумя или более лицами)) за все указанные деяния. При этом в ст. 290 УК Молдовы предусмотрено примечание об освобождении от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего огнестрельное оружие или боеприпасы, хранившиеся у него без соответствующего разрешения, а многие виды огнестрельного оружия (включая пистолеты и револьверы) могут быть приобретены любым физическим лицом, имеющим лицензию на приобретение оружия самообороны или иного оружия, полученную в порядке, установленном законодательством Молдовы об оружии.
Наиболее строгие наказания за многие другие виды хищений в УК Молдовы (включая хищение гладкоствольных охотничьих ружей и видов оружия, патронов, а также сходных с оружием и боеприпасами предметов, не отнесенных к огнестрельному оружию и боеприпасам) являются более строгими, нежели предусмотренные в ст. 290. При этом в ст. 290 меры наказания были смягчены в части сокращения сроков лишения свободы и количества квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 290.
Подобные законы не учитывают различную степень опасности незаконного оборота оружия или иного предмета и их хищения, в особенности, если они затрагивают незаконный оборот предметов, не запрещенных к приобретению физическими лицами на определенных законом условиях, или на оборот которых наложены незначительные ограничения, не препятствующие их приобретению и иному обороту многими или всеми лицами, подчиняющимися законодательству конкретного государства. Поэтому недопустимо принятие таких законов в РФ и необходимо четкое разделение мер наказаний за незаконный оборот предметов, обладающих различной оборотоспособностью и их хищение.
В УК РФ и законах ряда стран мира за незаконный оборот огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов, взывчатых веществ и взрывных устройств, а также за незаконные действия с иными видами оружия, патронов к оружию и основными частями ряда видов огнестрельного оружия, указанными в ч. 7 ст. 222 УК РФ, во многих случаях, установлены более строгие наказания, нежели за хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, его основных частей и комплектующих деталей, боеприпасов к нему, взывчатых веществ и взрывных устройств и многие другие виде хищений либо вымогательств различных видов имущества, что может обеспечить справедливое и правильное распределение мер ответственности и наказаний за преступления и .иные противоправные деяния.
В своей законопроектной деятельности российские законодатели, криминализируя деяния и устанавливая различные сроки лишения свободы за их совершение, не учитывают большую строгость отбывания ареста и лишения свободы в России, чем в большинстве других стран и большие затраты бюджетных средств на исполнение данных наказаний, вызванные тем, что в России суровые климатические условия и строгие условия нахождения под стражей и отбывания ареста и лишения свободы, часто признаваемые противоречащими международным договорам РФ, а также намного большие размеры территорий, чем в других странах мира, затрудняющие контроль за законностью в местах исполнения наказаний, и осложняющие отбывание данных наказаний, а также увеличивающих расходы государства и налогоплательщиков на отбывание ареста и лишения свободы, учитывая необходимость перемещения арестованных и осужденных к аресту или реальному лишению свободы на большие расстояния в пределах субъекта РФ и (для осужденных к лишению свободы) в другие субъекты РФ. В законодательстве РФ отсутствуют специальные исправительные учреждения для лиц, отбывающих наказания за незначительные правонарушения или различные ненасильственные преступления, что явно негативно влияет на любых лиц, вынужденных отбывать арест или реальное лишение свободы.
Недостатки распределения наказаний за преступления и другие противоправные деяния (включая незаконное ношение и иной незаконный оборот оружия) в законодательстве различных государств часто отмечались учеными и философами различных государств.
В частности, Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
Монтескье также писал в указанном сочинении о недопустимости применения одинаковых наказаний к лицам, совершившим воровство или убийство, указывая, что в Китае разбойников положено рассекать на части, а простых воров - нет, поэтому там воруют, но не убивают, а в Московском государстве, где воров и убийц наказывают одинаково, грабеж всегда сопровождается убийством, чтобы не оставлять в живых свидетелей преступлений, но в Англии не убивают, потому что воры могут надеяться на ссылку в колонии, а убийцы – нет.
Данное утверждение Монтескье можно отнести к любому несправедливому распределению наказаний за убийства и другие преступления, учитывая распространенность строгих наказаний, являющихся альтернативами смертной казни или устанавливаемых вместо смертной казни, к которым в настоящее время отнесены пожизненные и близкие к ним сроки лишения свободы, и опасность отбывания наказания вместе с преступниками, склонными к совершению убийств, а также другие негативные последствия осуждения за наиболее тяжкие преступления или к наиболее строгим уголовным наказаниям.
Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
О негативном влиянии тюрем и других подобных мест лишения свободы писали различные юристы, другие ученые и философы (Н. С. Таганцев, С. П. Мокринский, П. А. Кропоткин, Л. Н. Толстой, Ф. Зимбардо и др.).
П. А. Кропоткин в своих работах «В русских и французских тюрьмах», «Записки революционера» и др. указывал, что тюрьмы, в которых установлены как строгие (в тюрьмах Российской империи), так и либеральные режимы содержания (в тюрьмах Франции) формируют склонности к криминальному образу жизни и являются высшими школами (университетами) преступности, поэтому необходим отказ от тюрем.
С. П. Мокринский в своей работе «Наказание. Его цели и предположения» указывал на негативное влияние лишения свободы, в особенности, его длительных сроков и указывал в качестве максимального срока лишения свободы, после которого происходит привыкание лица к изоляции и утрата лишением свободы функции наказания, 5 лет лишения свободы.
Идея С. П. Мокринского была временно реализована в законодательстве РСФСР принятием Декрета СНК РСФСР от 21 марта 1921 года «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», которым в качестве максимального срока лишения свободы был установлен срок 5 лет. Максимальный срок лишения свободы, составляющий 5 лет, планировали установить в проекте первого УК РСФСР, но уже в окончательной его редакции, принятой в 1922 году как УК РСФСР 1922г., данный срок составил 10 лет. При этом дальнейшее увеличение сроков лишения свободы (до 25 лет) за многие тяжкие преступления, за исключением убийства, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и ряда других тяжких общеуголовных преступлений, было произведено только в 1937 году и в последующие годы, а увеличение сроков лишения свободы за квалифицированное убийство (до 15 лет) было произведено только после установления в 1958 году общего максимального срока лишения свободы, составляющего 15 лет, при принятии новых УК РСФСР и других союзных республик. Дальнейшее увеличение максимальных сроков лишения свободы производилось только в 1986 году (увеличение срока лишения свободы, которым заменялась в порядке помилования смертная казнь, с 15 до 20 лет) и после 1991 года в законодательстве РФ и других независимых государствах постсоветского пространства (введение пожизненного лишения свободы в УК большинства стран постсоветского пространства, его установление в законодательстве Туркменистана для изменников родины без его введения в УК Туркменистана, и увеличение всех (в УК РФ и многих других стран постсоветского пространства) или многих (в УК Украины и ряда других стран постсоветского пространства) максимальных определенных сроков лишения свободы).
Поэтому идея С. П. Мокринского была частично реализована в законодательстве РСФСР и СССР, а также стран, использовавших законодательство РСФСР и СССР или его основные положения и достаточно эффективно применялась, но ее реализацию осложнили наличие смертной казни, ужесточение условий отбывания лишения свободы (включая введение расстрелов на месте без суда и пыток) и несправедливое распределение наказаний, допускающее установление сроков лишения свободы до 5, 10, 15 или более лет не только за убийство и другие тяжкие преступления, но и за многие виды хищений, любой обман покупателей, антисоветскую агитацию, незаконный оборот огнестрельного (кроме охотничьего) и холодного оружия (кроме ряда местностей РСФСР и других союзных республик) и за многие другие ненасильственные или незначительные деяния для любых лиц, подлежащих уголовной ответственности, независимо от несовершеннолетнего или преклонного возраста конкретных осужденных.
Л. Н. Толстой указывал во многих своих произведениях на вред для личности и общества лишения свободы, других наказаний, воинской повинности и иных принудительных мер. В особенности, осуждал он применение лишения свободы, телесных наказаний, смертной казни, воинских наказаний и иных строгих мер к людям, не совершавшим убийств и других подобных тяжких преступлений, виновных лишь в незначительных правонарушениях либо в отказе от исполнения воинской повинности (принесения присяги) или других государственных повинностей.
Экспериментально доказал вред лишения свободы (в особенности, его строгих режимов) психолог Ф. Зимбардо проведением в 1971 году «Стэнфордского тюремного эксперимента», заключавшегося в имитации отбывания тюремного заключения в тюрьме строгого режима студентами-добровольцами, поделенными на заключенных и охранников. Проведение «Стэнфордского тюремного эксперимента» показало, что люди, исполнявшие роль охранников, достаточно быстро стали приобретать склонность к насилию и жестокости по отношению к тем, кто исполнял роль заключенных, а люди, исполнявшие роль заключенных, стали приобретать склонность к насилию и жестокости, и другие негативные качества. Это повлекло досрочное прерывание «Стэнфордского эксперимента» (эксперимент предполагалось провести за 2 недели, но он длился только 6 дней) и явилось доказательством большого вреда для людей от лишения свободы.
Учитывая вышеизложенное, необходима именно отмена лишения свободы за незначительные деяния (а впоследствии, возможно, и полная его отмена), а не гуманизация его отбывания за их совершение или создание специальных мест лишения свободы и (или) отбывания других подобных наказаний (принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части, ареста и др.), поскольку внесение таких изменений повлечет увеличение расходов бюджетных средств и, возможно, средств самих осужденных (за счет налогов или введения обязательной оплаты своего содержания в месте отбывания наказания (такой порядок установлен УК РФ для отбывания принудительных работ)).
В целом законодателям и другим авторам законодательных инициатив, при установлении за незаконный оборот оружия и другие деяния лишения свободы, иных уголовных наказаний или других строгих наказаний, необходимо осознавать, что лишение свободы и другие виды наказания сами являются оружием, произвольное или массовое применение которого опасно и недопустимо, т.к. оно представляет опасность для неопределенного круга лиц и общества в целом, а правильное его применение зависит от лиц, которые уполномочены назначать и исполнять его, поскольку применение наказаний может излишне ограничить основные права человека, а также повлечь материальные и иные лишения, подвергнутого ему лица, и лиц, зависящих от него.
Итальянским криминологом Р. Гарофало было введено понятие естественных преступлений, т.е. преступлений, предусмотренных законами всех стран и всех времен, не отменяемых никогда (убийство, умышленное причинение вреда здоровью человека, разбой, кража и др.). Данные преступления отличаются от преступлений, вводимых в законы различных государств только в качестве нарушения запретов, установленных их властями.
При введении четкого распределения преступлений и иных правонарушений по степени опасности, следует использовать именно понятие естественного преступления как критерия отнесения деяния к преступлению (общественной опасности) и декриминализации других деяний, а деяния, криминализированные искусственно, следует декриминализировать, если они совершены без применения насилия и не повлекли наступления тяжких последствий, или если они криминализованы избыточно. При этом возможна декриминализация всех деяний, не являющихся естественными преступлениями, учитывая отнесение к естественным преступлениям действительно общественно опасных деяний и наличие возможности пресечения других деяний мерами административной и иной ответственности, не являющейся уголовной, в целях профилактики совершения естественных преступлений.
В части усиления борьбы с насильственной преступностью, для справедливого распределения наказаний, необходимо введение наиболее строгих уголовных наказаний за совершение убийства, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью человека и другого подобного тяжкого преступления с особой жестокостью или в отношении большого количества людей с использованием любого превосходства в силе перед потерпевшими (нападение на гораздо более слабого человека или групповое нападение, либо нападение со спины или из засады, нападение с ножом, оружием и другими подобными предметами на безоружного человека, нападение с опасным огнестрельным оружием или другими подобными предметами на менее вооруженного человека и т.п.) или уязвимого состояния потерпевших (сон, ограниченность в передвижении по различным причинам и т.п.), либо с предварительным созданием условий для достижения превосходства в силе или уязвимого состояния (зажимание в угол, прижимание к полу или стене, связывание, привязывание к чему-либо, обыск и обезоруживание, нанесение травм и т.п.) потерпевших, либо с использованием оружия массового поражения или иного подобного опасного оружия.
Учитывая вышеизложенное, необходимо исключение отнесения незаконного приобретения предмета к его хищению и четкое распределение мер ответственности и наказаний за все виды хищений и незаконного приобретения различных предметов по степени их опасности и тяжести наступивших последствий с учетом размера причиненного вреда, применения насилия и других обстоятельств, определяющих степень их опасности.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и упорядочивание правовых норм УК и КоАП РФ.

Решение

Необходимо четкое распределение мер ответственности и наказаний за все виды хищений и незаконного приобретения различных предметов по степени их опасности и тяжести наступивших последствий с учетом размера причиненного вреда, применения насилия и других обстоятельств, определяющих степень их опасности.
При внесении данных изменений необходимы отмена понятия открытого ненасильственного хищения имущества или распределение мер ответственности и наказаний за него по степени его опасности, учитывая отсутствие такого признака грабежа или иного отягченного хищения в законодательстве многих стран мира и такого признака совершения многих других противоправных деяний в законодательстве РФ, и четкое разграничение ограничений и запретов на оборот предметов по степени их опасности.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 917 голосов

83

Против решения: 218 голосов

К началу списка инициатив