Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф96867
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости декриминализации незаконного оборота основных частей огнестрельного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения

Необходимо декриминализировать незаконный оборот основных частей огнестрельного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения, поскольку данное деяние не представляет общественной опасности, учитывая невозможность безопасного и эффективного производства выстрелов без наличия всех основных частей конкретного вида огнестрельного оружия, содержащих все необходимые детали (ударники (или) курки, спусковые крючки, боевые пружины и т.п.), означающего незаконный оборот самого оружия, и фактическую возможность производства выстрела из многих видов труб и других предметов, которые возможно зарядить снарядом, порохом или иным веществом, которое может произвести выстрел, и воспламенителем (фитилем, капсюлем и т.п.), а также сходство многих или всех основных частей и других деталей различных видов огнестрельного оружия с частями и деталями многих других видов стрелкового оружия и конструктивно сходных с оружием изделий, и нахождение в свободном обороте других деталей огнестрельного оружия (курков, спусковых крючков, магазинов и др.).
В законодательстве СССР части оружия относились к оружию различными законодательными актами.
С 1 января 1994 года различные детали огнестрельного и иного оружия не отнесены к оружию и части оружия, не являющиеся основными, находятся в свободном обороте, согласно положениям Закона РФ Об оружии 1993г. и ФЗ Об оружии.
С 1 июля 1997 года основные части видов оружия, не являющихся огнестрельным, определяющие его функциональное назначение, не учитываются законом как оружие или его части, регулируемые законодательством и находятся в свободном обороте, а основные части огнестрельного оружия не отнесены к оружию, но их оборот регулируется как оборот соответствующих видов огнестрельного оружия, согласно положениям ФЗ Об оружии.
С 1 июля 2011 года в ч. 1 – 3 ст. 223 УК РФ декриминализированы незаконные изготовление и ремонт комплектующих деталей огнестрельного оружия, не являющихся его основными частями.
Незаконный оборот различных видов огнестрельного оружия ограниченного поражения до 2011 года мог влечь уголовную ответственность за незаконные действия газовым оружием по ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ или за незаконные действия с гладкоствольным огнестрельным оружием по ч. 1, 2 или 3 ст. 222 УК РФ (до 2003 года) или по ч. 1, 2 или 3 ст. 223 УК РФ (до 2011 года) и в законодательстве многих стран постсоветского пространства влечет ответственность как незаконный оборот газового оружия, а в УК ряда данных стран влечет уголовную ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия.
При этом огнестрельное оружие ограниченного поражения не предназначено для причинения смерти человеку и такое гражданское оружие не является огнестрельным оружием по экспертным методикам, поскольку имеет удельную кинетическую энергию снаряда не более 0,5 Дж на мм2 (энергия, близкая к значению, при котором возможно проникающее ранение грудной клетки), но приобретение и иной оборот данного оружия ограничены лицензированием и регистрацией. При этом к данному оружию может быть отнесено только гладкоствольное оружие, имеющее в стволе выступ, препятствующий стрельбе металлическими снарядами, или бесствольное оружие, использующее патроны травматического действия, а устройства, имеющие удельную кинетическую энергию не более 0,5 Дж на мм2, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, имеющие простой гладкий ствол или нарезной ствол, либо не имеющие ствола, не отнесены к оружию и их оборот не ограничен. Поэтому огнестрельное оружие ограниченного поражения не может представлять большей степени опасности, чем пневматическое оружие и предметы, конструктивно сходные с огнестрельным или метательным оружием, и криминализация его незаконного оборота, а также существенное ограничение его приобретения, хранения и иного оборота представляются излишними.
При введении с 2021 года уголовной ответственности за незаконный сбыт основных частей огнестрельного оружия ограниченного поражения она не введена за их незаконное изготовление, переделку и ремонт в ч. 4 ст. 223 и другие части данной статьи УК РФ, что нелогично, учитывая необходимость наличия определенных знаний, умений и навыков для изготовления оружия и его частей, при частом их отсутствии у лиц, сбывающих оружие или его части, но оправдано отсутствием опасности в незаконном обороте отдельных частей данного оружия. Поэтому необходимо исключение из ФЗ уголовной ответственности за незаконный сбыт основных частей огнестрельного оружия ограниченного поражения.
Незаконный оборот гражданского и иного огнестрельного гладкоствольного оружия, включая охотничье оружие, не всегда являлся преступлением по законодательству РФ и не является преступлением в значительном числе стран постсоветского пространства.
В законодательстве СССР и УК союзных республик исключалась уголовная ответственность за незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия (с 1924 по 1927 год), всех видов охотничьего огнестрельного оружия (до 1959 года в общесоюзном законодательстве и до 1974 года в УК ряда союзных республик), всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия (в ст. 182 УК РСФСР 1926г. с 1932 по 1933 год и в УК УССР 1960г. в 1961 году) и гладкоствольного охотничьего оружия (во всех нормах общесоюзного законодательства, в УК всех союзных республик до 1960 года, в УК многих из них с 1960 по 1974 год и в УК всех указанных республик с 1974 года).
В УК РФ незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия являлся преступлением до 2003 года, незаконный оборот всех видов гладкоствольного огнестрельного оружия, включая его незаконный сбыт, был декриминализирован в ст. 222 с 2003 по 2004 год, а незаконный оборот указанного гражданского оружия – до 2011 года. При этом в 2011 году был полностью криминализирован незаконный оборот гражданского огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и незаконный сбыт указанного длинноствольного оружия.
Во многих странах постсоветского пространства криминализировано только незаконное изготовление всех видов огнестрельного оружия, а в ряде данных стран не является преступлением незаконный оборот охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия.
Таким образом, законодательство СССР, РФ и других стран постсоветского пространства традиционно не признавало или не признает преступлением незаконный оборот охотничьего или ряда других видов гражданского огнестрельного оружия и не всегда признавало преступлением незаконный оборот всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия, что не влекло роста преступности и наступления других опасных последствий и, следовательно, декриминализация незаконного оборота гражданского или иного гладкоствольного огнестрельного оружия и всех видов охотничьего оружия допустима, в особенности, учитывая декриминализацию незаконного оборота всех видов огнестрельного оружия в СССР с 1924 по 1927 год и введения лишения свободы за любой незаконный оборот огнестрельного, не охотничьего, оружия только с 1933 года, и обоснована широкой распространенностью в обороте данного оружия.
При этом основные части охотничьего огнестрельного оружия, различных видов гражданского или иного гладкоствольного огнестрельного оружия, а также огнестрельного оружия ограниченного поражения по многим или всем признакам сходны с указанными частями других видов огнестрельного оружия, а минимальный критерий огнестрельного оружия (удельная кинетическая энергия более 0,5 Дж на мм2) достижим оружии калибра 1 мм при дульной энергии игрушечного оружия (до 0,5 Дж), а в оружии калибров до 2,8, 4,5 и 8 мм - при дульных энергиях до 3, 7,5 и 25 Дж, т.е. при минимальных дульных энергиях пневматического оружия и указанного оружия, приобретаемого по лицензии при любом калибре, а также при максимальной дульной энергии охотничьего пневматического оружия. При этом для огнестрельного оружия ограниченного поражения минимальных критериев любых кинетических энергий и калибра законодательно не установлено.
Поэтому понятие основных частей данных видов оружия является слишком широким.
Учитывая вышеизложенное, незаконный оборот частей оружия постепенно как декриминализируется, так и становится законным. При этом стволы и другие основные части видов огнестрельного оружия, запрещенных или наиболее ограниченных в обороте, могут быть сходны по многим или всем признакам с основными частями менее ограниченных в обороте видов огнестрельного и иного стрелкового оружия. В частности, многие основные части гражданского и иного огнестрельного оружия с нарезным стволом могут быть сходны с данными частями гражданского огнестрельного гладкоствольного оружия, незаконные приобретение, хранение и ношение которых не влекут уголовной ответственности, а их оборот менее ограничен. Многие основные части запрещенного огнестрельного оружия могут быть сходны с данными частями разрешенного, а данные части огнестрельного оружия, приобретаемого по лицензии, - с частями такого оружия, приобретаемого без лицензии.
Нарезной ствол может иметь не только современное огнестрельное, но и огнестрельное оружие, имеющее культурную ценность, пневматическое и метательное оружие, а также конструктивно сходные с огнестрельным оружием или многими другими видами стрелкового оружия изделия.
Препятствовать производству одного или нескольких выстрелов может как отсутствие одной основной части оружия, так и одной детали в его основной части, если данная деталь необходима для производства выстрела (ударник, курок, спусковой крючок и т.п.), а приобретение данных деталей и других частей оружия, дающих возможность эффективной и безопасной стрельбы из него (магазинов, обойм, рукоятей, прикладов и т.п.) лицом, имеющим данное оружие, и их установка делают оружие пригодным к стрельбе. Это делает нелогичным наличие запрета на свободный оборот основных частей огнестрельного оружия и, тем более, уголовной ответственности за их незаконный оборот, учитывая нахождение в свободном обороте других его частей и их сходство с частями многих других видов оружия и предметов, не отнесенных к оружию, что не способствует пресечению вооруженной преступности (в частности, заменить или изготовить ствол, барабан или затвор сложнее, нежели ударник, боевую возвратную или иную пружину) и не сможет ему способствовать и в случае ограничений на оборот всех частей огнестрельного или иного оружия по причине заменяемости и простой конструкции различных его деталей (ударников, пружин и т.п.).
Увеличение сроков лишения свободы за незаконный сбыт оружия до 4, 8, 12 и 15 лет влечет необоснованное введение широких полномочий на задержание, заключение под стражу и реальное лишение свободы совершеннолетних и несовершеннолетних лиц, его совершивших, независимо от количества случаев его совершения, поскольку задержание по подозрению в совершении преступления, согласно ст. 91 УПК РФ, может быть применено лишь к подозреваемому в преступлении, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и одним из оснований его применения является наличие права на применение к лицу меры пресечения в виде заключения под стражу, что ограничивает его применение к совершеннолетним лицам только по делам о преступлениях, за которые предусмотрено лишение свободы на срок не более 3 лет, и для несовершеннолетних – по делам о преступлениях средней тяжести, запрещая его применение к несовершеннолетним по делам обо всех преступлениях небольшой тяжести (обо всех преступлениях, за которые предусмотрено лишение свободы на срок не более 3 лет). Выявление оснований, исключающих применение меры пресечения в виде заключения под стражу, в процессе применения задержания влечет освобождение лица при любом сроке, прошедшем с момента фактического задержания.
При этом заключение под стражу по таким делам возможно при невозможности применения более мягкой меры пресечения, т.к. максимальный срок лишения свободы составляет более 3 лет, а право на применение заключения под стражу дает возможность применения других строгих мер пресечения – домашнего ареста и залога. При этом по любым уголовным делам возможно применение меры пресечения в виде запрета совершения определенных действий, ограничивающей многие права человека и гражданина, но заключение под стражу лиц, уклоняющихся от данной меры пресечения, или применение к ним мер пресечения в виде залога или домашнего ареста, возможно именно по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы, если лицо является совершеннолетним, и по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 3 лет, если оно является несовершеннолетним.
Назначение наказания в виде лишения свободы не запрещено за любые преступления средней тяжести, совершенные впервые любыми совершеннолетними лицами и несовершеннолетними лицами, достигшими возраста 17 лет, поэтому отнесение незаконного сбыта холодного оружия к преступлениям средней тяжести означает введение права на назначение лишения свободы на срок от 2 месяцев до 4 лет любым лицам, подлежащим уголовной ответственности за его совершение. При этом осуждение к реальным наказаниям за незаконный сбыт холодного оружия совершеннолетнего лица и повторное совершение им данного деяния, либо его совершение данным лицом, ранее осужденным за любое преступление небольшой тяжести, влечет признание рецидива преступлений и назначение наказаний по правилам их назначения при рецидиве преступлений. При этом совершение незаконного сбыта холодного оружия ранее осужденными за преступления небольшой тяжести к любым наказаниям с 2003 года не признается рецидивом преступлений (понятие рецидива преступлений небольшой тяжести отменено в УК РФ с 2003 года).
Применение любых вышеуказанных ограничительных и репрессивных мер является необоснованным и излишне строгим к лицам, совершившим незаконный оборот основных частей огнестрельного оружия, гражданского огнестрельного оружия и патронов к нему, различных видов маломощного, дульнозарядного и иного подобного огнестрельного оружия, не имеющего большой поражающей способности, патронов ко многим или всем видам ручного огнестрельного оружия или пороха. Поэтому необходима как декриминализация незаконного оборота основных частей огнестрельного оружия, малоопасных видов огнестрельного оружия, боеприпасов, небольшого количества пороха и других взрывчатых веществ или иного их количества, не представляющего высокой степени опасности, маломощных взрывных устройств, не имеющих значительной поражающей способности, так и решение вопроса о декриминализации незаконного оборота всех видов огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, не повлекшего тяжких последствий, совершенного без преступных целей.
Поэтому необходима декриминализация незаконного оборота основных частей огнестрельного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения, включая нарезные стволы ко всем видам огнестрельного оружия.
Недостатки распределения наказаний за преступления и другие противоправные деяния (включая незаконное ношение и иной незаконный оборот оружия) в законодательстве различных государств часто отмечались учеными и философами различных государств.
В частности, Ш.Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
Монтескье также писал в указанном сочинении о недопустимости применения одинаковых наказаний к лицам, совершившим воровство или убийство, указывая, что в Китае разбойников положено рассекать на части, а простых воров - нет, поэтому там воруют, но не убивают, а в Московском государстве, где воров и убийц наказывают одинаково, грабеж всегда сопровождается убийством, чтобы не оставлять в живых свидетелей преступлений, но в Англии не убивают, потому что воры могут надеяться на ссылку в колонии, а убийцы – нет.
Данное утверждение Монтескье можно отнести к любому несправедливому распределению наказаний за убийства и другие преступления, учитывая распространенность строгих наказаний, являющихся альтернативами смертной казни или устанавливаемых вместо смертной казни, к которым в настоящее время отнесены пожизненные и близкие к ним сроки лишения свободы, и опасность отбывания наказания вместе с преступниками, склонными к совершению убийств, а также другие негативные последствия осуждения за наиболее тяжкие преступления или к наиболее строгим уголовным наказаниям.
Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
О негативном влиянии тюрем и других подобных мест лишения свободы писали различные юристы, другие ученые и философы (Н. С. Таганцев, С. П. Мокринский, П.А.Кропоткин, Л.Н.Толстой, Ф.Зимбардо и др.).
П.А.Кропоткин в своих работах «В русских и французских тюрьмах», «Записки революционера» и др. указывал, что тюрьмы, в которых установлены как строгие (в тюрьмах Российской империи), так и либеральные режимы содержания (в тюрьмах Франции) формируют склонности к криминальному образу жизни и являются высшими школами (университетами) преступности, поэтому необходим отказ от тюрем.
С.П.Мокринский в своей работе «Наказание. Его цели и предположения» указывал на негативное влияние лишения свободы, в особенности, его длительных сроков и указывал в качестве максимального срока лишения свободы, после которого происходит привыкание лица к изоляции и утрата лишением свободы функции наказания, 5 лет лишения свободы.
Идея С.П.Мокринского была временно реализована в законодательстве РСФСР принятием Декрета СНК РСФСР от 21 марта 1921 года «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», которым в качестве максимального срока лишения свободы был установлен срок 5 лет. Максимальный срок лишения свободы, составляющий 5 лет, планировали установить в проекте первого УК РСФСР, но уже в окончательной его редакции, принятой в 1922 году как УК РСФСР 1922г., данный срок составил 10 лет. При этом дальнейшее увеличение сроков лишения свободы (до 25 лет) за многие тяжкие преступления, за исключением убийства, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и ряда других тяжких общеуголовных преступлений, было произведено только в 1937 году и в последующие годы, а увеличение сроков лишения свободы за квалифицированное убийство (до 15 лет) было произведено только после установления в 1958 году общего максимального срока лишения свободы, составляющего 15 лет, при принятии новых УК РСФСР и других союзных республик. Дальнейшее увеличение максимальных сроков лишения свободы производилось только в 1986 году (увеличение срока лишения свободы, которым заменялась в порядке помилования смертная казнь, с 15 до 20 лет) и после 1991 года в законодательстве РФ и других независимых государствах постсоветского пространства (введение пожизненного лишения свободы в УК большинства стран постсоветского пространства, его установление в законодательстве Туркменистана для изменников родины без его введения в УК Туркменистана, и увеличение всех (в УК РФ и многих других стран постсоветского пространства) или многих (в УК Украины и ряда других стран постсоветского пространства) максимальных определенных сроков лишения свободы).
Поэтому идея С.П.Мокринского была частично реализована в законодательстве РСФСР и СССР, а также стран, использовавших законодательство РСФСР и СССР или его основные положения и достаточно эффективно применялась, но ее реализацию осложнили наличие смертной казни, ужесточение условий отбывания лишения свободы (включая введение расстрелов на месте без суда и пыток) и несправедливое распределение наказаний, допускающее установление сроков лишения свободы до 5, 10, 15 или более лет не только за убийство и другие тяжкие преступления, но и за многие виды хищений, любой обман покупателей, антисоветскую агитацию, незаконный оборот огнестрельного (кроме охотничьего) и холодного оружия (кроме ряда местностей РСФСР и других союзных республик) и за многие другие ненасильственные или незначительные деяния для любых лиц, подлежащих уголовной ответственности, независимо от несовершеннолетнего или преклонного возраста конкретных осужденных.
Л.Н.Толстой указывал во многих своих произведениях на вред для личности и общества лишения свободы, других наказаний, воинской повинности и иных принудительных мер. В особенности, осуждал он применение лишения свободы, телесных наказаний, смертной казни, воинских наказаний и иных строгих мер к людям, не совершавшим убийств и других подобных тяжких преступлений, виновных лишь в незначительных правонарушениях либо в отказе от исполнения воинской повинности (принесения присяги) или других государственных повинностей.
Экспериментально доказал вред лишения свободы (в особенности, его строгих режимов) психолог Ф. Зимбардо проведением в 1971 году «Стэнфордского тюремного эксперимента», заключавшегося в имитации отбывания тюремного заключения в тюрьме строгого режима студентами-добровольцами, поделенными на заключенных и охранников. Проведение «Стэнфордского тюремного эксперимента» показало, что люди, исполнявшие роль охранников, достаточно быстро стали приобретать склонность к насилию и жестокости по отношению к тем, кто исполнял роль заключенных, а люди, исполнявшие роль заключенных, стали приобретать склонность к насилию и жестокости, и другие негативные качества. Это повлекло досрочное прерывание «Стэнфордского эксперимента» (эксперимент предполагалось провести за 2 недели, но он длился только 6 дней) и явилось доказательством большого вреда для людей от лишения свободы.
Поэтому неэффективность лишения свободы (в особенности, его сроков более 5, 8 или 10 лет) и его повышенная опасность для лиц, не совершивших опасных насильственных преступлений, и, тем более, не склонных к применению насилия, либо не способных к насильственным и другим активным действиям по состоянию здоровья, а также для лиц, работающих в данных учреждениях, являются научно доказанными, что указывает на необходимость немедленной отмены лишения свободы и других подобных мер за незначительные деяния, его отмены за все ненасильственные деяния и многие неосторожные деяния, ограничения его применения за умышленные насильственные деяния, не повлекшие причинения смерти или тяжкого вреда здоровью человека, либо совершенные при наличии смягчающих обстоятельств (аффекта, несовершеннолетнего возраста и др.), а также постепенной полной отмены лишения свободы с заменой более эффективными видами наказаний, позволяющих контролировать опасных преступников (ограничения свободы, домашнего ареста и т.п.), и созданием наиболее благоприятных условий, устраняющих основные причины совершения убийств, иного подобного насилия, разбоев и других опасных преступлений.
Учитывая вышеизложенное, необходима именно отмена лишения свободы за незначительные деяния (а впоследствии, возможно, и полная его отмена), а не гуманизация его отбывания за их совершение или создание специальных мест лишения свободы и (или) отбывания других подобных наказаний (принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части, ареста и др.), сходных со специальными тюрьмами многих стран Европы, в которых разрешены свободные вход и выход из них, работа, учеба и проживание вне их, свободное перемещение по их территории, право голосовать на выборах всех уровней и многие другие действия, запрещенные или ограниченные для осужденных к лишению свободы законодательством РФ (возможно даже введение права на хранение и ношение в них ножей и других инструментов, оружия, приобретаемого без лицензии, или части других видов оружия, учитывая незначительность совершенных противоправных деяний и опыт Российской империи, РСФСР, СССР и других стран мира), поскольку их внесение таких изменений повлечет увеличение расходов бюджетных средств и, возможно, средств самих осужденных (за счет налогов или введения обязательной оплаты своего содержания в месте отбывания наказания (такой порядок установлен УК РФ для отбывания принудительных работ)), а также не будет способствовать декриминализации общества, поскольку содержание всех осужденных в одном месте отбывания наказания и все последствия наказания будут способствовать совершению противоправных деяний по различным причинам (месть, корысть, склонность к насилию и др.). При этом невозможно полностью исключить совершение насильственных преступлений заключенными, превышение полномочий сотрудниками данных учреждений и направление в такие места лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления и склонных к насилию. Поэтому правильным, полностью логичным и справедливым решением может быть только отмена лишения свободы за незначительные деяния и ненасильственные деяния, не повлекшие тяжких последствий. Это подтверждается опытом различных стран Европы (Италии, Испании, Германии и др.), постепенно декриминализирующих незначительные деяния и (или) отменяющих ряд наказаний, связанных с лишением свободы, за незначительные преступления, уголовные проступки и иные правонарушения (арест, арест в выходные дни, дисциплинарный и (или) административный арест и т.п.), несмотря на гуманизацию условий отбывания лишения свободы и других подобных наказаний.
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и гражданина, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Решение

Необходима декриминализация незаконного оборота основных частей огнестрельного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения, включая нарезные стволы ко всем видам огнестрельного оружия, а также отмена лишения свободы за все незначительные деяния.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 891 голос

109

Против решения: 245 голосов

К началу списка инициатив