Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф97063
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости декриминализации незаконного оборота всех видов огнестрельного оружия ограниченного поражения

Необходимо декриминализировать незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия ограниченного поражения, поскольку огнестрельным оружием, согласно криминалистическим требованиям и экспертным методикам, являются огнестрельные устройства, имеющие удельную кинетическую энергию снаряда более 0,5 Дж на мм2, но это не относится к огнестрельному оружию ограниченного поражения. При этом в ст. 3 и 6 ФЗ Об оружии указаны только максимальные значения дульной энергии разрешенного к обороту огнестрельного оружия ограниченного поражения, составляющие 91 Дж для его отнесения к гражданскому оружию, и не более 150 Дж для его отнесения к служебному оружию, а в криминалистических требованиях к гражданскому и служебному оружию установлен запрет на возможность производства выстрела из огнестрельного оружия ограниченного поражения металлическими снарядами, имеющими удельную кинетическую энергию, превышающую минимальное значение, установленное для отнесения предмета к огнестрельному оружию, составляющее 0,5 Дж на мм2.
Правила оборота всех видов огнестрельного оружия ограниченного поражения являются более строгими, чем правила оборота многих видов гражданского оружия, а по лицензии на его приобретение невозможно приобретение иного оружия и более двух единиц данного оружия, если отсутствует лицензия на коллекционирование оружия. При этом разрешено ношение только двух единиц данного оружия
К огнестрельному оружию ограниченного поражения в ст. 1 ФЗ Об оружии отнесены короткоствольное оружие и бесствольное оружие, предназначенные для механического поражения живой цели на расстоянии метаемым снаряжением патрона травматического действия, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда, и не предназначенные для причинения смерти человеку. Поэтому ФЗ Об оружии разделяет виды короткоствольного и бесствольного оружия, не устанавливая их определений и критериев разграничения, а также правил оборота всех их видов.
Огнестрельное оружие ограниченного поражения отнесено как к гражданскому оружию самообороны, так и к служебному оружию в ст. 3 и 4 ФЗ Об оружии, а в ст. 6 ФЗ Об оружии установлен запрет на оборот гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения с дульной энергией свыше 91 Дж и служебного огнестрельного оружия ограниченного поражения с дульной энергией свыше 150 Дж.
За незаконный оборот огнестрельного оружия ограниченного поражения, имеющего любую поражающую способность и оборотоспобность, установлена административная и уголовная ответственность в ст. 20.10 КоАП РФ, ч. 7 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ и все его виды исключены из ч. 1 – 6 ст. 222 и ч. 1 – 3 ст. 223 УК РФ, но в ч. 1 – 3 ст. 222 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за все виды гражданского гладкоствольного огнестрельного оружия, не являющегося длинноствольным или огнестрельным оружием ограниченного поражения. Ответственность за незаконные действия с огнестрельным оружием ограниченного поражения включена и в ст. 224 – 226.1 УК РФ, учитывая наличие его исключения только из ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ и запрета применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК РФ).
Первым понятием, определяющим оружие травматического действия в законодательстве РФ об обороте оружия, было понятие огнестрельного бесствольного оружия, введенное только в ФЗ Об оружии с 1 июля 1997 года. К данному гражданскому оружию было отнесено огнестрельное бесствольное оружие самообороны отечественного производства с патронами травматического, газового и светозвукового действия, имеющими выходные параметры, разрешающие их использование. Указанное оружие иностранного производства или подобное оружие, имеющее выходные параметры, превышающие разрешенные значения, было запрещено к обороту в РФ. Многие образцы данного оружия самообороны имели меньшую удельную кинетическую энергию, чем минимальная данная энергия огнестрельного оружия (0,5 Дж на мм2), поэтому они могли быть отнесены не к огнестрельному, а к газовому оружию или к предметам, не являющимся оружием, что противоречило их названию.
Отсутствие прямого запрета на использование патронов травматического действия в газовых пистолетах и револьверах и распространение в гражданском обороте таких пистолетов и револьверов способствовали фактическому отнесению гражданского огнестрельного бесствольного оружия к газовому оружию.
Минимальных критериев поражающей способности данных видов травматического оружия установлено не было и в отношении оборота всех видов данного гражданского оружия действовали правила оборота газовых пистолетов, револьверов и огнестрельного бесствольного оружия самообороны, устанавливающие порядок приобретения данных видов оружия по одному виду лицензии и запрет их приобретения без лицензии на коллекционирование оружия в количестве более пяти единиц.
Виды огнестрельного бесствольного оружия и газовых пистолетов и револьверов с возможностью стрельбы резиновой пулей, соответствующие минимальным критериям огнестрельного оружия, включая его виды, запрещенные к обороту в РФ, не были учтены нормами ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ в качестве отдельных видов оружия, что осложняло правоприменительную практику по делам о незаконном обороте оружия, поскольку их отнесение к отдельным видам огнестрельного оружия означало наличие уголовной ответственности за их незаконное хранение и иной незаконный оборот по ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ, их отнесение к огнестрельному гладкоствольному короткоствольному оружию с 2003 по 2004 год означало отсутствие уголовной ответственности за их незаконный оборот по ст. 222 УК РФ, а их отнесение к гражданскому огнестрельному гладкоствольному короткоствольному оружию означало отсутствие уголовной ответственности за их незаконный оборот по ст. 222 УК РФ с 2003 по 2011 год.
С 1 июля 2011 года в ст. 1 и 3 ФЗ Об оружии огнестрельное бесствольное оружие самообороны и вышеуказанные виды газовых пистолетов и револьверов отнесены к огнестрельному оружию ограниченного поражения, включающему в себя пистолет, револьвер и огнестрельное бесствольное устройство отечественного производства с патронами травматического действия, патронами газового действия и патронами светозвукового действия.
С 1 июля 2011 по 7 июля 2021 года существовала коллизия норм КоАП и УК РФ, заключающаяся в установлении административной ответственности за незаконную продажу огнестрельного оружия ограниченного поражения и гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия в ч. 6 ст. 20.8 КоАП РФ и уголовной ответственности за незаконный сбыт данных видов огнестрельного оружия в ч. 4 ст. 222 УК РФ без указания условий привлечения к административной или уголовной ответственности за незаконную продажу указанных видов оружия.
При этом сохраняются проблемы квалификации действий со многими видами огнестрельного оружия ограниченного поражения обусловленные отсутствием правил, регламентирующих привлечение к ответственности за незаконный оборот видов оружия, сертифицированных как огнестрельное бесствольное оружие самообороны или газовое оружие до 1 июля 2011 года, и не сертифицированных как огнестрельное оружие ограниченного поражения до настоящего времени.
На предметы, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, но имеющие удельную кинетическую энергию снаряда более 0,5 Дж на мм2, не являющиеся оружием, согласно ст. 1 ФЗ Об оружии, криминалистическим требованием и экспертным методикам, не распространяются ограничения и запреты, предусмотренные ст. 6 и другими нормами ФЗ Об оружии, а также криминалистическими требованиями в отношении огнестрельного оружия (данные предметы могут иметь форму, имитирующую предметы, не являющиеся огнестрельным оружием по внешним признакам, вести стрельбу очередями и иметь другие признаки огнестрельного оружия, запрещенного к обороту), и ограничения и запреты, распространяющиеся на все виды гражданского и иного оружия, включая запреты на установку приспособлений для бесшумной стрельбы или их наличие в конструкции оружия.
На виды огнестрельного оружия ограниченного поражения (ограничения на ношение и иной оборот оружия, запреты на оборот огнестрельного оружия ограниченного поражения, несоответствующего криминалистическим требованиям, и т.п.).
Для определения отнесения к огнестрельному или иному оружию, предметов, сходных с оружием, имеющих культурную ценность, необходимо проведение криминалистической экспертизы, определяющей соответствие предмета минимальным критерием конкретных видов оружия, в частности, наличие возможности производства выстрела с удельной кинетической энергии снаряда более 0,5 Дж на мм2, определяющей отнесение предмета к огнестрельному оружию, ее проведение в отношении оружия, имеющего культурную ценность, и других подобных предметов запрещено, учитывая положения ст. 243 УК РФ и ст. 24 ФЗ Об оружии, полностью запрещающих повреждать культурные ценности и производить выстрел и совершать другие действия, способные повредить оружие, имеющее культурную ценность, не связанные с его хранением, коллекционированием или экспонированием. При этом проведение криминалистической экспертизы видов огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, изготовленного под шпилечные патроны и другие нестандартные виды патронов, снаряженных дымным или бездымным порохом, часто является невозможным, учитывая отсутствие таких патронов в обороте и наличие запрета на самостоятельное изготовление, переделку или снаряжение унитарных патронов экспертами. Поэтому оружие, имеющее культурную ценность, на практике, не может быть отнесено к оружию, а его отнесение к оружию может влечь уголовную ответственность лиц, причастных к экспертизе оружия, за покушение на повреждение культурных ценностей (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 или 2 ст. 243 УК РФ) или их повреждение (ст. 243 УК РФ) либо превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) или другие преступления, совершаемые путем незаконных следственных и иных действий либо фальсификации экспертных заключений и других подобных документов.
Предметы, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, но имеющие конструкцию, исключающую возможность стрельбы металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, предназначенные для использования холостых, газовых и других специальных видов патронов, не являющиеся огнестрельным оружием ограниченного поражения или списанным оружием отнесены ФЗ Об оружии и криминалистическими требованиями к сигнальному или газовому оружию либо к конструктивно сходным с оружием изделиям (если они соответствуют криминалистическим требованиям, предъявляемым к конкретному виду оружия, или не отнесены к оружию).
Не все виды крупнокалиберного травматического или иного оружия, конструктивно сходного с огнестрельным, и различные патроны к ним отнесены к огнестрельному и иному оружию в ФЗ Об оружии. В частности, французские полицейские крупнокалиберные травматические пистолеты и ружья «Flash-Ball» калибра 44 мм, имеют удельную кинетическую энергию не более 0,2, 0,3 или 0,5 Дж на мм2, т.е. не являются огнестрельным оружием в РФ, но они стреляют резиновыми снарядами (мячами) газового, травматического и иного нелетального действия с дульной энергией до 270 или более Дж, теоретически, не причиняющими вреда здоровью человека и ран, а практика их применения указывает на их опасность жизни и здоровья человека (встречались случаи лишения глаз, перелома ребер или летального исхода во время подавления массовых беспорядков во Франции).
В ФЗ Об оружии данные виды оружия не могут быть отнесены к огнестрельному оружию ограниченного поражения. При этом данные пистолеты, бесствольные и другие подобные устройства не могут быть отнесены к разрешенному гражданскому или служебному огнестрельному оружию ограниченного поражения по причинам отсутствие ограничителя в стволе ствольного травматического оружия и высокой дульной энергии, в несколько раз превышающей разрешенные в РФ для огнестрельного оружия ограниченного поражения 91 и 150 Дж.
Поэтому данные устройства не отнесены в РФ к оружию и ограничения на их оборот отсутствуют, т.к. они имеют гладкий ствол без ограничителя полета снаряда.
При этом предметы, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, имеющие конструкцию, исключающую возможность стрельбы металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, но имеющие гладкий ствол без ограничителя, препятствующего производству выстрелов металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, или нарезной ствол, не отнесены к оружию и их оборот не ограничен, несмотря на наличие запретов на использование гладкого ствола без ограничителя или нарезного ствола в огнестрельном оружии ограниченного поражения, газовом или сигнальном оружии, ствола без внесенных изменений, исключающих возможность производства выстрела из списанного оружия или с использованием его основных частей патронами, в том числе метаемым снаряжением (любыми поражающими элементами), с наличием возможности имитации выстрела светозвуковым патроном или без ее наличия, в списанном оружии и нарезного ствола в гражданском огнестрельном оружии самообороны.
В предметах, конструктивно сходных с огнестрельным оружием, имеющих конструкцию, исключающую возможность стрельбы металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, но имеющих гладкий ствол без ограничителя, препятствующего производству выстрелов металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, или нарезной ствол, могут использоваться металлические снаряды и стволы любой длины. При этом к указанным предметам могут быть отнесены и предметы, не имеющие ствола, не являющиеся огнестрельным оружием, огнестрельным оружием ограниченного поражения или другими видами оружия, предназначенные для использования металлических снарядов.
Подобное распределение предметов, сходных с огнестрельным оружием, не ограниченных к обороту, и данных предметов, отнесенных к различным видам оружия, не отнесенных к огнестрельному оружию, либо отнесенных к списанному оружию или огнестрельному оружию ограниченного поражения, нелогично и не учитывает степень опасности конкретных предметов, поскольку пистолеты, револьверы и другие подобные предметы с удельной кинетической энергией не более 0,5 Дж на мм2, не имеющие ограничителя в гладком или нарезном стволе, предназначенные для стрельбы металлическими снарядами, не могут представлять меньшую опасность для жизни и здоровья человека, чем огнестрельное оружие ограниченного поражения, пневматическое, метательное, газовое, сигнальное и, тем более, списанное оружие.
Существующие медицинские критерии поражающей способности оружия определяют минимальную удельную кинетическую энергию, необходимую для отнесения предметов к огнестрельному оружию, составляющую 0,5 Дж на мм2 (50 Дж на см2), не как минимальную энергию, позволяющую причинить легкий вред здоровью человека или телесные повреждения, его не повлекшие, а как энергию, позволяющую причинить тяжкий вред здоровью человека, при попадании снаряда (пули, дроби, картечи и т.п.) в различные части тела.
Данными судебной медицины определено, что при выстреле в средние отделы груди снаряд с удельной кинетической энергией:
6-8 Дж/см2 причиняет ссадины;
14-17 Дж/см2 - поверхностные раны;
32-36 Дж/см2 - непроникающее ранение грудной клетки с переломами грудины;
54-60 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки;
135-145 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки с повреждениями ее задней стенки.
Экспертные критерии огнестрельного оружия были разработаны в СССР учеными Л. Ф. Савранем и Е.И. Сташенко. Причем значение удельной кинетической энергии 0,5 Дж/мм2 было определено путем указания среднего между значениями удельных энергий патронов калибра 5,6 мм (0,4 Дж на мм2) и 9 мм (0,6 Дж на мм2) при скорости 100 м/с, т.е. оно не является фактическим минимальным значением данной энергии патрона к огнестрельному оружию. Данные критерии требуют уточнения, учитывая наличие административной и уголовной ответственности за незаконный оборот огнестрельного оружия и за различные незаконные действия с холодным и многими другими видами оружия.
Пули и другие снаряды калибра до 1 мм, а также стрелы, остроконечные пули и другие снаряды с острием или подкалиберные снаряды имеют значения удельной кинетической энергии, превышающие 0,5 или 1,5 Дж на мм2, при дульной энергии игрушечного оружия, составляющей до 0,5 Дж, учитывая их очень небольшую площадь поперечного сечения. Поэтому луки и арбалеты, метательное бросковое и холодное клинковое оружие имеют значения удельной кинетической энергии, намного превышающие 0,5 и 1,5 Дж на мм2. Но данные значения удельной кинетической энергии достижимы при поражении цели с любой дульной энергией предметами, имеющими заостренную головную часть или очень малую площадь поперечного сечения (стрелы, остроконечные пули, заостренные стержни, гвозди, иглы и т.п.). В 2019 году Е. А. Лаппо в своей работе «Об уточнении значения минимальной поражающей способности ручного стрелкового огнестрельного оружия» указывал, что А. Г. Андреевым в 2003 году было подтверждено что форма головной части пуль (при равных скоростях в момент поражения) влияет на величину их проникновения. В своей работе (Андреев А. Г. «Современное состояние и проблемы криминалистического исследования самодельного огнестрельного оружия»: дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003) А. Г. Андреев указывает, что некоторые пули патронов 5,45x39 внедрялись в биологический материал под углом, вследствие чего глубина их проникновения уменьшалась, а результат не учитывался при обработке результатов экспериментальной стрельбы.
Во многих странах минимальная дульная энергия огнестрельного и (или) иного стрелкового оружия, приобретаемого по лицензии, составляет от 7,5 до 20 Дж. Подобные минимальные критерии пневматического и (или) огнестрельного оружия установлены законодательством Германии (7,5 Дж), Венгрии (7,5 Дж), Франции (20 Дж) и ряда других стран Европы.
По Закону Об оружии Южной Осетии 2021г. не являются пневматическим, огнестрельным и иным оружием любые пистолеты, револьверы и винтовки с дульной энергией до 3 Дж, а огнестрельное оружие и огнестрельное оружие ограниченного поражения с дульной энергией не более 7,5 Дж приобретается без лицензии.
Законом Польши «Об оружии и боеприпасах» разрешен оборот без лицензии стрелкового оружия с дульной энергией не более 17 Дж.
В других странах мира встречаются минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия, приобретаемого по лицензии, составляющие более 17 Дж. В частности, в законодательстве Индии (20 Дж).
В целом ряде различных стран мира минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия, приобретаемого по лицензии, составляют более 20 Дж.
В законодательстве Швеции кинетическая энергия снаряда измеряется на расстоянии 4 метров от дульного среза, а минимальная энергия составляет 10 Дж для неавтоматического стрелкового оружия и 3 Дж – для автоматического.
Низкие минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия установлены некоторых страна мира, но они существенно различаются даже в законодательстве отдельных территорий (автономий) указанных государств.
В законодательстве Ирландии и Северной Ирландии минимальная дульная энергия стрелкового оружия определена в 1 Дж, но в законодательстве Великобритании, за исключением Северной Ирландии, минимальные критерии дульной энергии составляют 8,1 Дж для пневматических пистолетов и 16,2 Дж – для пневматических винтовок.
В законодательстве КНР с 2007 года минимальным критерием огнестрельного оружия является удельная кинетическая энергия 1,8 Дж/см2 (до 2007 года она составляла 16 Дж/см2), а предметами, полностью имитирующими огнестрельное оружие считаются пистолеты и другие подобные устройства, имеющие удельную кинетическую энергию от 0,16 до 1,8 Дж/см2, что меньше энергии пластиковой пульки калибра 6 мм, составляющей 2,058 Дж/см2, но в законодательстве Гонг-Конга критерием отнесения предметов к пневматическому или огнестрельному оружию является дульная энергия, равная 2 Дж.
Существуют виды миниатюрного или малокалиберного огнестрельного оружия, формально соответствующие критериям огнестрельного оружия, но имеющие небольшие для нормального удержания рукой при стрельбе размеры и (или) дульную энергию, не превышающую 7,5 Дж. В частности, пистолет «Колибри», производившийся в Австро-Венгрии, имел калибр 2,7 мм, дульную энергию 4 Дж и размеры, не позволяющие эффективно его использовать в качестве оружия. При этом его удельная кинетическая энергия превышает минимальное ее значение, установленное для огнестрельного оружия законодательством РФ (0,5 Дж на мм2), учитывая его калибр и превышение значения удельной кинетической энергии, составляющего 0,5 Дж на мм2 при калибре более 2,8 мм, а его дульная энергия превышает ее минимальные значения, установленные законодательством ряда других стран мира (как было указано выше), но в законодательстве целого ряда вышеуказанных стран мира (Германии, Венгрии, Польши, Франции, Швеции и др.) предусмотрены значительно большие минимальные значения дульных или иных кинетических энергий стрелкового оружия (от 7,5 до 24,2 Дж либо 10 Дж (3 Дж для автоматического оружия) в четырех метрах от ствола (в законодательстве Швеции)). Поэтому пистолет «Колибри» не является огнестрельным оружием по законодательству части стран мира.
В законодательстве РФ указанный пистолет может быть не отнесен к оружию ввиду несоответствия критерию надежности, но данный критерий является нечетким, а в ФЗ Об оружии такой пистолет может быть отнесен к оружию, имеющему культурную ценность, не являющемуся старинным (антикварным) оружием, приобретаемому без лицензии любыми гражданами. При этом на его ношение, ввоз в РФ, вывоз из РФ, торговлю и ряд других действий налагаются такие же строгие ограничения, какие установлены на оборот любого оружия, и запрещено производство выстрелов из него, кроме имитации стрельбы на определенных мероприятиях, имеющего культурную ценность, и (или) любого гражданского оружия, а подобный современный пистолет ограничен к обороту как спортивное огнестрельное оружие с нарезным стволом или наградное короткоствольное боевое или гражданское огнестрельное оружие, т.е. его запрещено хранить вне стрелкового объекта и носить или можно хранить по месту жительства или носить, если им наградили и выдали наградное разрешение, и любой его оборот сильно ограничен. При этом подобными пистолетами обычно не награждают и к спортивному оружию часто относят стандартные спортивные или боевые пистолеты с дульной энергией до 300 и более Дж. Поэтому ограничения на оборот подобных маломощных пистолетов, отнесенных к огнестрельному оружию, несоответствуют степени их опасности и являются более строгими, чем правила оборота пневматического оружия с дульной энергией от 3 до 7,5 Дж.
Таким образом, критерии отнесения предметов к огнестрельному оружию являются примерными критериями отнесения именно к огнестрельному оружию, предназначенному для причинения смерти человеку, и превышают значения дульной энергии, установленные нормами ФЗ Об оружии в качестве критериев оборотоспособности охотничьего и спортивного пневматического оружия (3, 7,5 и 25 Дж). При этом поражающая различных видов металлических снарядов и снарядов травматического действия существенно различается, учитывая большую проникающую способность твердых металлических снарядов, чем упругих резиновых снарядов травматического действия. Поэтому возможно и необходимо четкое разделение правил оборота видов огнестрельного оружия ограниченного поражения и других видов стрелкового оружия по степени их поражающей способности, определяющей степень их опасности для жизни и здоровья человека, и установление минимальных критериев поражающей способности, относящих предметы к конкретным видам стрелкового оружия, с которыми они конструктивно сходны.
Вышеизложенное свидетельствует о необходимости декриминализации незаконного оборота огнестрельного оружия ограниченного поражения. При этом необходимы декриминализация незаконного оборота менее опасных видов оружия, не предназначенных для причинения смерти человеку или не имеющих большей поражающей способности, нежели распространенные в быту предметы (газового оружия, холодного оружия и метательного оружия (в особенности, броскового оружия и оружия, являющегося луками и арбалетами)), и введение в ФЗ Об оружии минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения, отграничивающих их от конструктивно сходных с таким оружием изделий и других подобных предметов, не являющихся оружием, и критериев оборотоспособности видов огнестрельного оружия ограниченного поражения, представляющих различную степень опасности для здоровья человека.
Необходимо введение в ФЗ Об оружии минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения и отмены лицензирования приобретения и регистрации данного оружия, поскольку в ст. 3 и 6 ФЗ Об оружии указаны только максимальные значения дульной энергии разрешенного к обороту огнестрельного оружия ограниченного поражения, составляющие 91 Дж для его отнесения к гражданскому оружию, и не более 150 Дж для его отнесения к служебному оружию, а в криминалистических требованиях к гражданскому и служебному оружию установлен запрет на возможность производства выстрела из гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения металлическими снарядами, имеющими удельную кинетическую энергию, превышающую минимальное значение, установленное для отнесения предмета к огнестрельному оружию, составляющее 0,5 Дж на мм2.
При этом данное значение удельной кинетической энергии достигается в оружии калибром более 8 мм при дульной энергии более 25 Дж, а в оружии калибром до 4,5 или 2,8 мм - при дульной энергии до 7,5 или 3 Дж соответственно, т.е. минимальная дульная энергия огнестрельного оружия возрастает по мере увеличения калибра и уменьшается по мере его уменьшения, составляя в огнестрельном оружии распространенных калибров более 7,5 или 25 Дж.
В ряде стран мира отменено лицензирование приобретения огнестрельного оружия ограниченного поражения.
В частности, в Законе Об оружии Абхазии право на его приобретение без лицензии имеют все совершеннолетние дееспособные граждане Абхазии и регистрации оно не подлежит.
До 20 века в России и других странах встречалось детское холодное, метательное, пневматическое и огнестрельное оружие, являвшееся настоящим оружием уменьшенных размеров (многие подобные предметы не являются холодным оружием по его критериям, установленным законодательством РФ и многих других стран постсоветского пространства).
В США до настоящего времени выпускаются ружья и винтовки для детей, являющиеся огнестрельным оружием (Crickett shotgun and rifle), многие из которых могут быть запрещены ФЗ Об оружии по длине (как длинноствольное огнестрельное оружие с общей длиной менее 800 мм или длиной ствола со ствольной коробкой менее 500 мм), а разрешенные к гражданскому обороту современные винтовки и карабины могут быть приобретены только отдельными категориями совершеннолетних граждан РФ (в ряде субъектов РФ гладкоствольные охотничьи ружья могут быть приобретены в целях охоты гражданами РФ не моложе 16 лет, а с 28 июня 2022 года минимальный возраст их приобретения в целях охоты, спорта или самообороны составит 21 год для многих категорий граждан РФ), в порядке, установленном для приобретения охотничьего и спортивного оружия с гладким или нарезным стволом, либо в порядке награждения оружием с получением разрешения на хранение наградного оружия, либо иностранными гражданами по специальной лицензии, выдаваемой на основании ходатайств дипломатических представительств соответствующих государств, при условии вывоза приобретенного оружия из РФ в течение 10 дней со дня его приобретения.
Законодательством Российской империи разрешалось приобретение и хранение без документов многих видов оружия и патронов к нему.
Законодательством СССР, РСФСР и других союзных республик долгое время не ограничивалось приобретение ряда видов огнестрельного оружия, приобретение которого ограничено лицензированием в современном законодательстве РФ (малокалиберного (до 1938 года и с 1954 по 1956 год) и гладкоствольного охотничьего (до 1940 года и с 1953 по 1959 год)), и патронов к нему, а также не ограничивалось приобретение огнестрельного оружия, изготовленного до 1870 года.
Незаконный оборот гражданского и иного огнестрельного гладкоствольного оружия, включая охотничье оружие, не всегда являлся преступлением по законодательству РФ и не является преступлением в значительном числе стран постсоветского пространства.
В законодательстве СССР и УК союзных республик исключалась уголовная ответственность за незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия (с 1924 по 1927 год), всех видов охотничьего огнестрельного оружия (до 1959 года в общесоюзном законодательстве и до 1974 года в УК ряда союзных республик), всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия (в ст. 182 УК РСФСР 1926г. с 1932 по 1933 год и в ст. 222 УК УССР 1960г. в 1961 году) и гладкоствольного охотничьего оружия (во всех нормах общесоюзного законодательства, в УК всех союзных республик до 1960 года, в УК многих из них с 1960 по 1974 год и в УК всех указанных республик с 1974 года).
В УК РФ незаконный оборот всех видов огнестрельного оружия являлся преступлением до 2003 года, незаконный оборот всех видов гладкоствольного огнестрельного оружия, включая его незаконный сбыт, был декриминализирован в ст. 222 с 2003 по 2004 год, а незаконный оборот указанного гражданского оружия – до 2011 года. При этом в 2011 году был полностью криминализирован незаконный оборот гражданского огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и незаконный сбыт указанного длинноствольного оружия.
Во многих странах постсоветского пространства криминализировано только незаконное изготовление огнестрельного гладкоствольного охотничьего оружия в нормах УК о незаконном изготовлении любого огнестрельного оружия, а в ряде данных стран не является преступлением незаконный оборот охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия.
Таким образом, законодательство СССР, РФ и других стран постсоветского пространства традиционно не признавало или не признает преступлением незаконный оборот охотничьего или ряда других видов гражданского огнестрельного оружия и не всегда признавало преступлением незаконный оборот всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия, что не влекло роста преступности и наступления других опасных последствий и, следовательно, декриминализация незаконного оборота гражданского или иного гладкоствольного огнестрельного оружия и всех видов охотничьего оружия допустима, в особенности, учитывая декриминализацию незаконного оборота всех видов огнестрельного оружия в СССР с 1924 по 1927 год и введения лишения свободы за любой незаконный оборот огнестрельного, не охотничьего, оружия только с 1933 года, и обоснована широкой распространенностью в обороте данного оружия.
Увеличение сроков лишения свободы за незаконный сбыт видов оружия, ответственность за незаконные действия с которыми предусмотрена в ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ, до 4, 8, 12 и 15 лет влечет необоснованное введение широких полномочий на задержание, заключение под стражу и реальное лишение свободы совершеннолетних и несовершеннолетних лиц, его совершивших, независимо от количества случаев его совершения, поскольку задержание по подозрению в совершении преступления, согласно ст. 91 УПК РФ, может быть применено лишь к подозреваемому в преступлении, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и одним из оснований его применения является наличие права на применение к лицу меры пресечения в виде заключения под стражу, что ограничивает его применение к совершеннолетним лицам только по делам о преступлениях, за которые предусмотрено лишение свободы на срок не более 3 лет, и для несовершеннолетних – по делам о преступлениях средней тяжести, запрещая его применение к несовершеннолетним по делам обо всех преступлениях небольшой тяжести (обо всех преступлениях, за которые предусмотрено лишение свободы на срок не более 3 лет). Выявление оснований, исключающих применение меры пресечения в виде заключения под стражу, в процессе применения задержания влечет освобождение лица при любом сроке, прошедшем с момента фактического задержания.
При этом заключение под стражу по таким делам возможно при невозможности применения более мягкой меры пресечения, т.к. максимальный срок лишения свободы составляет более 3 лет, а право на применение заключения под стражу дает возможность применения других строгих мер пресечения – домашнего ареста и залога. При этом по любым уголовным делам возможно применение меры пресечения в виде запрета совершения определенных действий, ограничивающей многие права человека и гражданина, но заключение под стражу лиц, уклоняющихся от данной меры пресечения, или применение к ним мер пресечения в виде залога или домашнего ареста, возможно именно по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы, если лицо является совершеннолетним, и по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 3 лет, если оно является несовершеннолетним.
Назначение наказания в виде лишения свободы не запрещено за любые преступления средней тяжести, совершенные впервые любыми совершеннолетними лицами и несовершеннолетними лицами, достигшими возраста 17 лет, поэтому отнесение незаконного сбыта холодного оружия к преступлениям средней тяжести означает введение права на назначение лишения свободы на срок от 2 месяцев до 4 лет любым лицам, подлежащим уголовной ответственности за его совершение. При этом осуждение к реальным наказаниям за незаконный сбыт холодного оружия совершеннолетнего лица и повторное совершение им данного деяния, либо его совершение данным лицом, ранее осужденным за любое преступление небольшой тяжести, влечет признание рецидива преступлений и назначение наказаний по правилам их назначения при рецидиве преступлений. При этом совершение незаконного сбыта холодного оружия ранее осужденными за преступления небольшой тяжести к любым наказаниям с 2003 года не признается рецидивом преступлений (понятие рецидива преступлений небольшой тяжести отменено в УК РФ с 2003 года).
Применение любых вышеуказанных ограничительных и репрессивных мер является необоснованным и излишне строгим к лицам, совершившим незаконный оборот основных частей огнестрельного оружия, гражданского огнестрельного оружия и патронов к нему, различных видов маломощного, дульнозарядного и иного подобного огнестрельного оружия, не имеющего большой поражающей способности, патронов ко многим или всем видам ручного огнестрельного оружия или пороха. Поэтому необходима как декриминализация незаконного оборота основных частей огнестрельного оружия, малоопасных видов огнестрельного оружия, боеприпасов, небольшого количества пороха и других взрывчатых веществ или иного их количества, не представляющего высокой степени опасности, маломощных взрывных устройств, не имеющих значительной поражающей способности, так и решение вопроса о декриминализации незаконного оборота всех видов огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, не повлекшего тяжких последствий, совершенного без преступных целей.
Вышеизложенное свидетельствует о необходимости введения в ФЗ Об оружии минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения, отграничивающих их от конструктивно сходных с таким оружием изделий и других подобных предметов, не являющихся оружием. При внесении данных изменений, необходимо установление минимальной величины дульной энергии более 25 Дж, учитывая критерии оборотоспособности различных видов пневматического оружия в ФЗ Об оружии, большие калибры распространенных видов огнестрельного оружия ограниченного поражения (более 6 или 8 мм), чем распространенные калибры пневматического оружия (4,5 и 5,5 и 6,35 мм) и меньшую степень опасности резиновых пуль, чем металлических, и введение не более строгих правил оборота данных видов оружия, имеющих минимальную дульную энергию, чем других видов оружия, учитывая их не большую степень опасности, чем других видов оружия, либо отмена лицензирования приобретения и регистрации гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения.
Установление ограничений на оборот оружия и мер наказаний за их совершение не является ключевым фактором борьбы с насильственной преступностью, а устанавливая любые ограничения и наказания, необходимо учитывать тот факт, что основная масса насильственных преступлений совершается без использования оружия и других предметов или с использованием бытовых предметов. При этом часто встречаются случаи нападений с использованием любых имитаций огнестрельного оружия или данного оружия, а не только с использованием пневматического, метательного и газового оружия. Встречаются и случаи использования при нападениях огнестрельного и иного оружия, находящегося в законном обороте, и видов оружия (обрезов ружей и винтовок, автоматов, пулеметов, гранатометов и т.п.), боеприпасов (гранат, мин и т.п.), взрывчатых веществ и взрывных устройств, оборот которых запрещен, а также всех указанных предметов.
Поэтому введение любых ограничений и запретов на оборот оружия и других предметов, а также любых строгих мер наказаний за их незаконный оборот не может пресечь вооруженной и иной насильственной преступности, учитывая применение в преступных целях законного огнестрельного и иного оружия или оружия и предметов, запрещенных к обороту в РФ, которые не могут быть даже приобретены гражданами в целях коллекционирования или получены в качестве наградного оружия, т.е. полностью исключены из гражданского оборота.
Вышеизложенное указывает на необходимость введения права многих лиц на приобретение максимально широкого перечня видов оружия и других подобных предметов с сохранением наименьшего количества ограничений на выдачу лицензий или на их приобретения иным образом и введением регистрации всех видов опасного огнестрельного оружия и других подобных предметов в целях ведения учета всех опасных предметов, выявления случаев их противоправного использования и принятия мер к лицам, совершившим или готовившим преступления с их применением, либо введения запрета на оборот всех видов огнестрельного и иного опасного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ не только гражданским населением, но и сотрудниками всех силовых структур и запрета на такое оружие и другие подобные предметы, по аналогии с оружием массового поражения (ядерным, химическим, биологическим, токсинным и т.п.), а также призыва всех стран мира и международного сообщества к полному разоружению.
Очевидно, что второе вышеуказанное решение проблемы вооруженной преступности представляется гораздо более неправдоподобным, нежели первое, в особенности, учитывая международную оружейную и военную политику, наличие черных рынков оружия в РФ и других странах мира, распространение в законном и незаконном обороте в РФ и других странах всех видов оружия, боеприпасов, других опасных предметов и их имитаций, распространение в свободном или незначительно ограниченном гражданском обороте различных видов опасных для жизни человека предметов и веществ за счет научно-технического прогресса, а также невозможность пресечения всей насильственной преступности путем запрета многих или всех видов оружия и других опасных предметов, при большей уязвимости невооруженных людей.
Разоружение армии и других силовых структур или их упразднение представляет опасность для государства и в истории имелись примеры, когда страны, не желающие вооружаться новым смертоносным оружием, заставляли им вооружаться, создавая угрозу их безопасности (примером такого государства является Япония, власти которой не сразу приняли на вооружение огнестрельное оружие (фитильные мушкеты, пистолеты и пушки) и сохраняли их на вооружении несколько веков, но вооружили армию новым оружием для обеспечения своей безопасности и вооружают им до настоящего времени силы самообороны).
Насильственная преступность существует с доисторических времен, когда не было современных видов стрелкового и иного оружия, а для защиты и нападения использовались сила рук и ног, а также любые имеющиеся предметы, и основными орудиями преступников были бытовые предметы и холодное или метательное оружие, многие виды которого не соответствуют критериям оружия, установленным законодательством РФ и многих других стран постсоветского пространства.
В целом законодателям и другим авторам законодательных инициатив, при установлении за незаконный оборот оружия и другие деяния лишения свободы, иных уголовных наказаний или других строгих наказаний, необходимо осознавать, что лишение свободы и другие виды наказания сами являются оружием, произвольное или частое применение которого к определенному и, тем более, к неопределенному кругу лиц опасно и недопустимо, т.к. оно представляет опасность для неопределенного круга лиц и общества в целом, а правильное его применение зависит от лиц, которые уполномочены назначать и исполнять его, поскольку применение наказаний может излишне ограничить основные права человека, а также повлечь материальные и иные лишения, подвергнутого ему лица, и лиц, зависящих от него.
При этом необходимо иметь ввиду, что частое применение лишения свободы и других подобных наказаний к различным осужденным влечет криминализацию общества и большие расходы бюджетных средств, которые в случае роста насильственной преступности и коррупции являются совершенно неоправданными, а в демократическом и правовом государстве (как и в любом государстве) частое или произвольное и, тем более, несправедливое применение лишения свободы и других репрессивных наказаний или иных мер крайне негативно сказывается на развитии и функционировании государства и на взаимодействии личности, государства и общества, а также на взаимоотношении государства с другими государствами и международными органами и организациями.
Строгие наказания за различные деяния, в особенности, лишение свободы на длительные сроки (до 10 или более лет) и более строгие наказания (пожизненное лишение свободы, смертная казнь и другие подобные наказания), устанавливаемые за насильственные и ненасильственные деяния различной степени опасности, являются примером применения крайних мер в праве (правовым экстремизмом) и могут использоваться как орудие личной мести, средство личной наживы или подавления инакомыслия либо как средство совершения других общественно опасных действий различных представителей власти и других лиц, устрашающих население и (или) способствующих возникновению опасных провокационных ситуаций, влекущих нарушение конституционного порядка и возможные массовые насильственные действия (бунты, мятежи, возможные вооруженные конфликты и т.п.), которые могут быть направлены на подавление воли неугодной конкретным влиятельным лицам части общества и носить массовый характер (государственный терроризм).
Подобные действия представляют повышенную опасность для личности, общества и государства, не отвечая целям наказания, определяемым общими принципами права, международным законодательством и законодательством конкретных государств. При этом указанные действия противоречат как общим принципам права, так и действующему международному и национальному законодательству (проявления государственного терроризма запрещены принятой на XXXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1984 г. резолюцией «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государства, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах», а человек является высшей ценностью, согласно ст. 2 Конституции РФ и аналогичным нормам конституций целого ряда других стран).
Многие уголовные и иные законы, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, принимаемые в России и других странах мира, не имеют конкретных сроков действия и условий применения в различных ситуациях, возникающих в стране и мире, поэтому один закон может действовать много лет в одной или нескольких странах (в частности, в СССР, РСФСР, РФ и Южной Осетии), не отвечая требованиям времени и обстоятельств, независимо от его несоответствия конституции государства и международному праву или противоречия здравому смыслу. При этом обычно не устанавливаются моратории на действие конкретных законов и не прекращается их применение без их отмены новыми законами или актами конституционных судов. Встречаются и случаи возвращения устаревших или нелогичных положений законодательства прежних времен и (или) государств прошлого (в частности, возвращение положений уголовного и иного законодательства Российской империи, СССР и РСФСР в законодательство РФ, Южной Осетии, Абхазии, ДНР, ЛНР, ПМР, Молдовы, Кыргызстана, Монголии и ряда других стран) либо продолжения применения положений законов, признанных Конституционным Судом РФ или другими конституционными органами различных государств либо международными органами несоответствующими Конституции РФ, конституциям других государств либо иному национальному или международному законодательству. При этом часто игнорируются положения актов Конституционного Суда РФ или других вышеуказанных органов о внесении изменений в норму законодательства, признанную несоответствующей конституции государства, иному его законодательному акту или международному договору.
Любой закон государства может использован в различных целях при различных государственных режимах в различных государствах, а приоритет конституционного законодательства государства над международным законодательством не может отрицать основных прав и свобод человека и гражданина, установленных международным законодательством, но может повлечь их нарушение положениями конституций и иного законодательства конкретных государств, если он не указан в законодательстве государства или в международном законодательстве, признаваемом конкретным государством.
Это требует четкого распределения наказаний за преступления и иные правонарушения, учитывающего степень опасности конкретного деяния и внесение других изменений, исключающих произвольное или частое установление и применение нелогичных репрессивных законов, а также игнорирование приоритета применения общепризнанных норм международного права, обеспечивающих защиту прав и свобод человека.
Исторически доказан вред репрессивных законов для общества и государства, влекущий распады государств или их отставание в экономическом, культурном и ином развитии и возможную криминализацию общества на их территории.
В частности, Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
Монтескье также писал в указанном сочинении о недопустимости применения одинаковых наказаний к лицам, совершившим воровство или убийство, указывая, что в Китае разбойников положено рассекать на части, а простых воров - нет, поэтому там воруют, но не убивают, а в Московском государстве, где воров и убийц наказывают одинаково, грабеж всегда сопровождается убийством, чтобы не оставлять в живых свидетелей преступлений, но в Англии не убивают, потому что воры могут надеяться на ссылку в колонии, а убийцы – нет.
Данное утверждение Монтескье можно отнести к любому несправедливому распределению наказаний за убийства и другие преступления, учитывая распространенность строгих наказаний, являющихся альтернативами смертной казни или устанавливаемых вместо смертной казни, к которым в настоящее время отнесены пожизненные и близкие к ним сроки лишения свободы, и опасность отбывания наказания вместе с преступниками, склонными к совершению убийств, а также другие негативные последствия осуждения за наиболее тяжкие преступления или к наиболее строгим уголовным наказаниям.
Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
О негативном влиянии тюрем и других подобных мест лишения свободы писали различные юристы, другие ученые и философы (Н. С. Таганцев, С. П. Мокринский, П. А. Кропоткин, Л. Н. Толстой, Ф. Зимбардо и др.).
П. А. Кропоткин в своих работах «В русских и французских тюрьмах», «Записки революционера» и др. указывал, что тюрьмы, в которых установлены как строгие (в тюрьмах Российской империи), так и либеральные режимы содержания (в тюрьмах Франции) формируют склонности к криминальному образу жизни и являются высшими школами (университетами) преступности, поэтому необходим отказ от тюрем.
С. П. Мокринский в своей работе «Наказание. Его цели и предположения» указывал на негативное влияние лишения свободы, в особенности, его длительных сроков и указывал в качестве максимального срока лишения свободы, после которого происходит привыкание лица к изоляции и утрата лишением свободы функции наказания, 5 лет лишения свободы.
Идея С. П. Мокринского была временно реализована в законодательстве РСФСР принятием Декрета СНК РСФСР от 21 марта 1921 года «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», которым в качестве максимального срока лишения свободы был установлен срок 5 лет. Максимальный срок лишения свободы, составляющий 5 лет, планировали установить в проекте первого УК РСФСР, но уже в окончательной его редакции, принятой в 1922 году как УК РСФСР 1922г., данный срок составил 10 лет.
Л. Н. Толстой указывал во многих своих произведениях на вред для личности и общества лишения свободы, других наказаний, воинской повинности и иных принудительных мер. В особенности, осуждал он применение лишения свободы, телесных наказаний, смертной казни, воинских наказаний и иных строгих мер к людям, не совершавшим убийств и других подобных тяжких преступлений, виновных лишь в незначительных правонарушениях либо в отказе от исполнения воинской повинности (принесения присяги) или других государственных повинностей.
Экспериментально доказал вред лишения свободы (в особенности, его строгих режимов) психолог Ф. Зимбардо проведением в 1971 году «Стэнфордского тюремного эксперимента», заключавшегося в имитации отбывания тюремного заключения в тюрьме строгого режима студентами-добровольцами, поделенными на заключенных и охранников. Проведение «Стэнфордского тюремного эксперимента» показало, что люди, исполнявшие роль охранников, достаточно быстро стали приобретать склонность к насилию и жестокости по отношению к тем, кто исполнял роль заключенных, а люди, исполнявшие роль заключенных, стали приобретать склонность к насилию и жестокости, и другие негативные качества. Это повлекло досрочное прерывание «Стэнфордского эксперимента» (эксперимент предполагалось провести за 2 недели, но он длился только 6 дней) и явилось доказательством большого вреда для людей от лишения свободы.
Учитывая вышеизложенное, необходима именно отмена лишения свободы за незначительные деяния (а впоследствии, возможно, и полная его отмена), а не гуманизация его отбывания за их совершение или создание специальных мест лишения свободы и (или) отбывания других подобных наказаний (принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части, ареста и др.), сходных со специальными тюрьмами многих стран Европы, в которых разрешены свободные вход и выход из них, работа, учеба и проживание вне их, свободное перемещение по их территории, право голосовать на выборах всех уровней и многие другие действия, запрещенные или ограниченные для осужденных к лишению свободы законодательством РФ (возможно даже введение права на хранение и ношение в них ножей и других инструментов, оружия, приобретаемого без лицензии, или части других видов оружия, учитывая незначительность совершенных противоправных деяний и опыт Российской империи, РСФСР, СССР и других стран мира).
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и гражданина, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Решение

Необходима декриминализация незаконного оборота огнестрельного оружия ограниченного поражения. При этом необходимы декриминализация незаконного оборота менее опасных видов оружия, не предназначенных для причинения смерти человеку или не имеющих большей поражающей способности, нежели распространенные в быту предметы (газового оружия, холодного оружия и метательного оружия (в особенности, броскового оружия и оружия, являющегося луками и арбалетами)), и введение в ФЗ Об оружии минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения, отграничивающих их от конструктивно сходных с таким оружием изделий и других подобных предметов, не являющихся оружием, и критериев оборотоспособности видов огнестрельного оружия ограниченного поражения, представляющих различную степень опасности для здоровья человека.
Необходимо введение в ФЗ Об оружии минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения, отграничивающих их от конструктивно сходных с таким оружием изделий и других подобных предметов, не являющихся оружием, и отмена лицензирования приобретения и регистрации данного оружия. При внесении данных изменений, необходимо установление минимальной величины дульной энергии более 25 Дж, учитывая критерии оборотоспособности различных видов пневматического оружия в ФЗ Об оружии, большие калибры распространенных видов огнестрельного оружия ограниченного поражения (более 6 или 8 мм), чем распространенные калибры пневматического оружия (4,5 и 5,5 и 6,35 мм) и меньшую степень опасности резиновых пуль, чем металлических, и введение не более строгих правил оборота данных видов оружия, имеющих минимальную дульную энергию, чем других видов оружия, учитывая их не большую степень опасности, чем других видов оружия, либо отмена лицензирования приобретения и регистрации гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения, отграничивающих их от конструктивно сходных с таким оружием изделий и других подобных предметов, не являющихся оружием. При внесении данных изменений, необходимо установление минимальной величины дульной энергии более 25 Дж, учитывая критерии оборотоспособности различных видов пневматического оружия в ФЗ Об оружии, большие калибры распространенных видов огнестрельного оружия ограниченного поражения (более 6 или 8 мм), чем распространенные калибры пневматического оружия (4,5 и 5,5 и 6,35 мм) и меньшую степень опасности резиновых пуль, чем металлических, и введение не более строгих правил оборота данных видов оружия, имеющих минимальную дульную энергию, чем других видов оружия, учитывая их не большую степень опасности, чем других видов оружия, либо отмена лицензирования приобретения и регистрации гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения.
Необходима отмена лишения свободы и уголовной ответственности за незначительные деяния, не причинившие существенного вреда.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 889 голосов

111

Против решения: 264 голоса

К началу списка инициатив