Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф97705
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости частичной или полной декриминализации незаконного оборота всех видов не запрещенного или любого огнестрельного оружия

Необходимо декриминализировать незаконный оборот всех видов гражданского и иного огнестрельного оружия, не запрещенного к обороту, или незаконный оборот любого огнестрельного оружия, не повлекший тяжких последствий, либо полностью декриминализировать незаконный оборот огнестрельного оружия и иного оружия, не представляющего большей степени опасности.
За незаконный оборот огнестрельного оружия в ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ с 2021 года в качестве наиболее строгого наказания предусмотрено лишение свободы на сроки до 4, 5, 6, 8, 10, 12 и 15 лет, т.е. сроки наказания, сходные со сроками наказаний за убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека и многие другие насильственные преступления.
Незаконный оборот ряда других видов оружия отнесен к преступлениям только в случаях незаконных сбыта или изготовления холодного, метательного, газового оружия и пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 Дж, а также незаконных сбыта, изготовления, ремонта или переделки огнестрельного оружия ограниченного поражения (ч. 7 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ). В качестве наиболее строгого наказания за указанные незаконные действия предусмотрено лишение свободы на сроки до 2 и 4 лет, т.е. сроки наказания, во многом сходные со сроками наказаний за незаконный оборот многих видов огнестрельного оружия и различные насильственные преступления.
При этом отдельная уголовная ответственность за незаконный оборот огнестрельного или иного оружия, повлекший совершение вооруженных преступлений или иные тяжкие последствия, и общая уголовная ответственность за незаконное применение оружия в УК РФ отсутствуют. При этом наступление тяжких последствий и совершение преступлений с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, являются отягчающими обстоятельствами (п. «б» и «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и учитываются при назначении наказаний за конкретные преступления. Незаконное применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, отнесено к криминообразующим или квалифицирующим признакам различных преступлений (бандитизм (ст. 209 УК РФ), вооруженный мятеж, направленный на свержение или насильственное изменение конституционного строя (ст. 279 УК РФ), хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК РФ), разбой (ч. 2 ст. 162 УК РФ), умышленное причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ч. 2 ст. 111, 112 или 115 УК РФ) и др.).
Наказания, предусмотренные за небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, повлекшее тяжкие последствия, являются несравнимо менее строгими, нежели наказания, предусмотренные за незаконный оборот огнестрельного и иного оружия в ст. 222 и 223 УК РФ, а по ч. 1 – 6 ст. 222 УК РФ не может быть назначено более строгого наказания, нежели наказания, предусмотренные незаконный оборот оружия как повлекший, так и не повлекший наступления тяжких последствий. При этом возможность назначения наиболее строгого наказания (4, 10, 12 или 15 лет лишения свободы) будет определяться наличием факта незаконного сбыта гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия или признака совершения организованной группой незаконного изготовления любого огнестрельного оружия, либо незаконного оборота многих видов огнестрельного оружия, за исключением их незаконного сбыта, либо их незаконного сбыта, а наступление тяжких последствий формально не будет влечь назначения именно максимального наказания.
За небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, повлекшее смерть человека или иные тяжкие последствия в ч. 1 ст. 224 УК РФ не предусмотрено наказание в виде лишения свободы (наказание в виде ареста не применяется), а за данное деяние, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, с 2014 года предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет. За причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью в ч. 1 ст. 118 УК РФ не предусмотрено наказание в виде лишения свободы (наказание в виде ареста не применяется), а за данное деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, в ч. 2 ст. 118 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года. За причинение смерти по неосторожности одному человеку в ч. 1 ст. 109 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет, если имело ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей, ответственность наступает по ч. 2 ст. 109 и срок лишения свободы составляет до 3 лет, а за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам в ч. 3 ст. 109 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет.
Следует отметить, что все наказания, предусмотренные за незаконный оборот оружия в ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ, являются излишне строгими и более соответствуют наказаниям за незаконный оборот оружия и боеприпасов, повлекший тяжкие последствия, нежели наказаниям за незаконный оборот предметов, указанных в ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ, не повлекший данных последствий.
Наличие уголовной ответственности за незаконный оборот многих видов огнестрельного оружия любой степени опасности, как повлекший, так и не повлекший тяжких последствий, и наказания в виде лишения свободы на достаточно длительные сроки, равные срокам данного наказания за многие опасные насильственные преступления, является излишне строгим, несоответствующим степени общественной опасности нарушений законодательства, не повлекших тяжких последствий.
Наличие уголовной ответственности за незаконные сбыт, изготовление, ремонт и переделку части видов огнестрельного оружия, незаконные изготовление, переделку и снаряжение патронов к данным видам оружия или к газовому оружию, а также за незаконные сбыт и изготовление холодного оружия, метательного или газового оружия, как повлекшие, так и не повлекшие тяжких последствий, при отсутствии уголовной ответственности за иной незаконный оборот данных видов оружия и патронов, как не повлекший, так и повлекший тяжкие последствия, является не только излишне строгим, но и нелогичным, не учитывающим степень общественной опасности конкретных деяний.
Наказания, предусмотренные за данные деяния, являются излишне строгими, поскольку сроки наказания в виде лишения свободы равны срокам данного наказания, предусмотренным за совершение различных опасных насильственных преступлений. Особенно строгими все виды наказаний, предусмотренные в ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ являются по отношению к незаконным действиям с холодным, метательным и газовым оружием, а также к незаконному обороту основных частей огнестрельного оружия и многих видов патронов к нему, учитывая равную поражающую способность холодного оружия и распространенных в быту предметов, более затруднительное использование многих видов метательного оружия (метательных ножей, луком, арбалетов и т.п.) для нападения, чем иного стрелкового оружия и предметов, сходных с ним, но не отнесенных к оружию ФЗ Об оружии и экспертными критериями, а также предназначенность газового оружия для временного химического поражения цели и отсутствие опасности в обороте основных частей огнестрельного оружия.
Данные законодательные пробелы могут быть устранены только комплексными мерами, заключающимися в расширении перечня категорий лиц, имеющих право на приобретение оружия, и четкого разделения наказаний за незаконный оборот оружия, не повлекший наступления тяжких последствий, и как незаконный, так и законный его оборот, повлекший их наступление.
Уголовная ответственность за незаконные действия с холодным, метательным, пневматическим, газовым оружием, огнестрельным оружием ограниченного поражения и гражданским огнестрельным гладкоствольным длинноствольным оружием в ч. 7 ст. 222 и ст. 223 УК РФ распределена нечетко и нелогично, поскольку незаконные сбыт и изготовление предмета могут представлять общественную опасность только в том случае, если ее представляют его незаконные хранение, перевозка и передача, а если указанные действия не представляют общественной опасности, то ее не могут представлять его незаконные сбыт и изготовление.
При этом незаконные сбыт и изготовление предмета намного сложнее доказать, чем его незаконное хранение, и указанные деяния, совершенные в отношении холодного, газового и метательного оружия имеют срок давности, а лицо, совершившее насильственное преступление, может применить оружие при его незаконном хранении или перевозке, либо при его законном обороте, либо применить оружие, незаконный оборот которого не влечет уголовной ответственности, или предмет, не отнесенный к оружию.
Таким образом, данная уголовная ответственность не защищает людей от совершения в отношении их вооруженных преступлений и влечет излишние репрессивные меры в отношении лиц, совершивших незаконные приобретение, ношение, сбыт или изготовление холодного газового, метательного и иного вышеуказанного оружия без преступной цели, и формальное их отнесение к преступникам. При этом наличие данных деяний в совокупности преступлений влечет необоснованное увеличение работы органов предварительного расследования и судов по доказыванию наличия или отсутствия в действиях лица составов конкретных преступлений, независимо от степени их общественной опасности в сравнении с наиболее тяжким вооруженным или иным насильственным преступлением, инкриминируемом лицу (разбоем, убийством, терроризмом, геноцидом и т.п.), т.к. противоправное применение оружия или другого предмета для совершения убийства или иного наиболее тяжкого преступления представляет несравнимо большую общественную опасность, чем незаконный оборот конкретных предметов (в особенности, чем их незаконные сбыт или изготовление до или после совершения насильственного преступления), независимо от законности их оборота до совершения преступления с их применением. Более того, по совокупности умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, убийства, террористических преступлений и незаконного оборота оружия, предусмотрены более строгие наказания (до 15, 18, 22,5, 25 или 30 лет лишения свободы), чем без совершения любого из данных преступлений в совокупности с незаконным оборотом оружия (включая их совершение с применением законно хранящегося огнестрельного оружия или видов оружия, незаконные хранение, ношение или иной оборот которых не влекут уголовной ответственности), независимо от применения оружия для совершения данных преступлений (до 10, 12, 15 или 20 лет лишения свободы).
Поэтому декриминализация незаконных приобретения и ношения холодного, метательного и газового оружия в 2003 году была оправдана и не оправдано сохранение уголовной ответственности за незаконные сбыт и изготовление холодного и иного оружия, указанного в ч. 7 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ.
Незаконные хранение, ношение и перевозка многих видов огнестрельного оружия и других предметов, указанные незаконные действия с которыми криминализированы, являются длящимися преступлениями, поэтому к лицу должен быть применен закон, действующий на момент окончания совершения данных деяний, т.е. сдачи или иного избавления от предметов, их обнаружения уполномоченными лицами, хищения данных предметов или иного их выбытия из фактического владения лица, либо отмены оснований для признания данных действий незаконными или преступными. При этом совершение длящегося преступления (в том числе незаконного хранения огнестрельного оружия или других предметов, незаконное хранение которых криминализировано в УК РФ), продолжаемое после вступления приговора суда в законную силу, влечет применения правил назначения наказаний по совокупности приговоров, т.е. сроки лишения свободы до 30 лет для совершеннолетних осужденных (для несовершеннолетних осужденных максимальный срок лишения свободы всегда составляет 10 лет).
Пожизненное лишение свободы может быть назначено только за преступления, за которые оно предусмотрено нормами Особенной части УК РФ, мужчинам в возрасте от 18 до 64 лет и поглощает все менее строгие наказания. При этом осужденный, совершивший во время отбывания данного наказания новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит, а незаконный сбыт иной оборот многих видов огнестрельного оружия и ряда других предметов, предусмотренный в ч. 2 – 6 ст. 222, ст. 222.1, 222.2, ч. 1 – 3 ст. 223 и ст. 223.1 УК РФ, отнесен к тяжким и особо тяжким преступлениям.
Таким образом, если осужденный не сдал органам власти незаконно хранящееся огнестрельное оружие или другие предметы, незаконное хранение которых отнесено к преступлениям, до их обнаружения, то он может быть осужден по совокупности приговоров к лишению свободы на срок до 30 лет, а если он отбывает пожизненное лишение свободы и незаконное хранение предмета является тяжким или особо тяжким преступлением, - он не может быть освобожден условно-досрочно после отбытия 25 лет. Это может только негативно влиять на исправление осужденных (в особенности, учитывая сохранение в законодательстве РФ смертной казни за ряд преступлений против жизни в ч. 2 ст. 105, ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ для мужчин в возрасте от 18 до 64 лет и введение пожизненного лишения свободы за некоторые преступления, не связанные с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью) и влечь осуждение к лишению свободы на сроки до 10 или 30 лет лиц, не представляющих опасности для общества (включая несовершеннолетних, лиц, страдающих многими видами тяжелых заболеваний, и лиц преклонного возраста), в том числе путем фабрикации уголовных дел о незаконном хранении огнестрельного оружия и других предметов, незаконный оборот которых криминализирован.
К осужденным, совершившим преступления любой категории тяжести, отбывающим 10 (для несовершеннолетних), 30 или 35 лет лишения свободы (для совершеннолетних, совершивших преступления, за которые не предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, либо отнесенных к категориям, которым данные виды наказаний не назначаются), осужденным к пожизненному лишению свободы лишенным права на условно-досрочное освобождение, либо приговоренным к смертной казни (до введения моратория на ее назначение 2 февраля 1999 года или в случае отмены моратория на назначение смертной казни (расстрела)), не могут быть применены никакие специальные более строгие наказания или иные меры воздействия (включая лишение права на условно-досрочное освобождение (для осужденных, отбывающих лишение свободы на определенный срок, всегда сохраняется право на условно-досрочное освобождение), ужесточение порядка применения помилования или иных мер, смягчающих наказание или отменяющих его, либо запрет на их применение (помилование и другие указанные меры могут быть применены к любому осужденному в порядке, установленном ч. 3 ст. 59 УК РФ и рядом других норм законодательства), ускорение или упрощение исполнения смертной казни либо замену вида смертной казни (исполнение смертной казни не может быть ускорено или упрощено, т.к. необходимо обязательное решение вопроса о помиловании осужденного Президентом РФ (рассмотрение ходатайства о помиловании или акта об отказе осужденного к смертной казни от помилования), соблюдение всех необходимых правил исполнения смертной казни, предусмотренных УИК РФ, и отмена наказания в случае выявления у осужденного психических и иных определенных законодательством заболеваний, препятствующих исполнению наказания или привлечению к уголовной ответственности, а замена вида смертной казни невозможна, т.к. в УИК РФ им является только расстрел, исполняемый непублично с последующим обязательным тайным захоронением казненного)).
При этом в УК РФ отсутствует четкое отграничение тяжких и особо тяжких преступлений от иных деяний по степени опасности, несмотря на множество ограничений гражданских прав любых лиц, осужденных за тяжкие преступления или обвиняемых в их совершении (запрет работы педагогом, иным лицом, занимающимся деятельностью, связанной с несовершеннолетними, таксистом или водителем иного общественного транспорта даже при погашенной судимости либо освобождении от наказания или уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за незаконный оборот огнестрельного оружия и многие другие тяжкие преступления (положения ТК РФ), возможность отрешения от должности Президента РФ и снятия неприкосновенности с бывшего Президента РФ при обвинении в тяжком преступлении (ст. 93 Конституции РФ) и различные ограничения для лиц, осужденных за определенные или любые преступления), а установлены только критерии максимального срока лишения свободы (более 5 и 10 лет соответственно) и ряда других видов наказаний.
Вышеизложенное указывает на излишнюю строгость наказаний за незаконный оборот оружия и на отсутствие упорядочивания наиболее строгих наказаний по степени опасности преступлений, учитывая произвольность установления в нормах Особенной части УК РФ и применения конкретных сроков лишения свободы за различные деяния и распространение пожизненного лишения свободы в нормах Особенной части УК РФ на ненасильственные преступления, также носящее достаточно произвольный характер. При этом имеет место отмена смертной казни или пожизненного лишения свободы за терроризм, ведение агрессивной войны и ряд других преступлений, связанных с убийствами, представляющих не меньшую опасность, чем убийства и другие подобные деяния, за которые предусмотрены пожизненное лишение свободы и смертная казнь.
Вышеуказанное распределение наказаний делает неэффективной борьбу с незаконным оборотом огнестрельного оружия и целого ряда других предметов преимущественно уголовно-правовыми средствами, в особенности, путем установления лишения свободы и длительных его сроков.
В целом, при распределении мер ответственности и наказаний за незаконный оборот оружия и другие деяния, в деятельности законодателей РФ и других стран постсоветского пространства (как и в деятельности законодателей СССР и союзных республик) преобладают метод «регуляторной гильотины», т.е. отмены только конкретных положений УК РФ с сохранением других похожих положений, и приверженность определенным устаревшим или изначально несоответствующим действительности догмам и шаблонам. Наиболее явно это выражено в нормах УК РФ о незаконном обороте оружия, оскорблении и ряде других деяний, т.к. наказания за незаконные изготовление и сбыт огнестрельного, холодного и ряда других видов оружия сохранялись и усиливались при декриминализации незаконных приобретения и ношения холодного и ряда других видов оружия, а также при декриминализации незаконных приобретения, хранения, ношения, перевозки и передачи гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему и временной декриминализации данных незаконных действий, совершенных в отношении иного огнестрельного гладкоствольного оружия, и незаконного сбыта огнестрельного гладкоствольного оружия. При декриминализации общей нормы об оскорблении были сохранены уголовная ответственность и все виды, сроки и размеры за отдельные специальные виды оскорблений в ст. 297, 319 и 336 УК РФ без учета степени опасности конкретных деяний.
Таким образом, законодатели произвольно распределили меры ответственности и наказаний за вышеуказанные деяния, допуская полное противоречие здравому смыслу, т.к. общественная опасность деяния определяется не совершением незаконного сбыта и (или) изготовления конкретного вида оружия и не нанесением оскорбления в суде участникам процесса, представителю власти либо одним военнослужащим другому во время или в связи с исполнением указанными лицами должностных или иных обязанностей, а совокупностью критериев, свидетельствующих о возникновении общественно опасных последствий, наступлением тяжких последствий совершенных деяний и наличием фактов противоправного применения насилия при их совершении.
Метод «регуляторной гильотины» и многолетнее применение любых догм или шаблонов являются недопустимыми в УК, учитывая строгость уголовной ответственности, требующую ее установления или усиления наказаний только с учетом степени общественной опасности деяния, а не других его признаков.
Отсутствие определения общественной опасности деяния и минимальных критериев уголовной ответственности за незаконный оборот различных видов оружия и другие деяния, отнесенные к преступлениям, крайне негативно отражается на противодействии насильственной, коррупционной и иной преступности, учитывая ограничения, установленные для лиц, имеющих судимость или привлеченных к уголовной ответственности (запрет службы в полиции, Росгвардии ФСБ, прокуратуре и ряде других органов власти, работы педагогом, иным лицом, занимающимся деятельностью, связанной с несовершеннолетними, таксистом или водителем иного общественного транспорта даже при погашенной судимости либо освобождении от наказания или уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за незаконный оборот оружия и многие другие преступления (вопрос о допуске к педагогической деятельности данных лиц решается комиссией по делам несовершеннолетних, если преступление отнесено ко многим видам преступлений небольшой или средней тяжести), запрет с 29 июня 2022 года на владение оружием по лицензии даже при погашенной судимости либо освобождении от наказания или уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за незаконный оборот оружия и многие другие преступления, либо при неоднократном осуждении за любые преступления и др.)
При этом вышеуказанное произвольное и несправедливое распределения мер ответственности и наказания усугубляется несоответствующими степени опасности конкретных предметов критериями отнесения предметов к огнестрельному, холодному и иному оружию и правил оборота конкретных их видов, а также технических особенностей различных видов оружия.
В частности, огнестрельное оружие, огнестрельное оружие ограниченного поражения, а также газовые пистолеты и револьверы, конструктивно сильно не отличаются от сигнального оружия, незаконный оборот которого уголовной ответственности не влечет, и от конструктивно сходных с огнестрельным или иным подобным оружием изделий, удельная кинетическая энергия которых может как не превышать, так и превышать 0,5 Дж на мм2, находящихся в свободном обороте, изготовление которых без лицензии не запрещено. Луки и арбалеты, отнесенные к метательному оружию, отличаются от подобных стреляющих устройств, не отнесенных к оружию, только наличием дуги и тетивы с натяжением более 27 и 43 кгс соответственно. Поэтому не все луки и арбалеты, имеющие удельную кинетическую энергию более 0,5 или 1,5 Дж на мм2, отнесены к оружию, а иные механические метательные устройства (ружья для подводной охоты, различные пружинные пистолеты, ружья, стреляющие ножи и другие подобные устройства, не отнесенные к лукам и арбалетам) не являются оружием при любой кинетической энергии (усилие при их заряжании может превышать 43 или 50 кгс).
Поэтому процесс изготовления сигнального оружия, конструктивно сходных с огнестрельным, метательным, пневматическим и иным оружием изделий, а также других предметов, не отнесенных к оружию, может ничем не отличаться по сложности и опасности от процесса изготовления конкретных видов оружия, указанных в ст. 223 УК РФ, учитывая сходство многих их частей.
При этом изготовление предметов, сходных с огнестрельным или иным оружием, далеко не всегда влечет опасные последствия, поэтому требуется именно декриминализация незаконных изготовления многих или всех видов оружия, при которой необходимо учитывать степень опасности конкретных видов оружия.
В ФЗ Об оружии предусмотрены виды огнестрельного оружия, приобретаемые гражданами РФ без лицензии или приобретаемые по лицензии на коллекционирование оружия, но не подлежащие регистрации. К указанным видам оружия отнесены спортивное огнестрельное гладкоствольное короткоствольное оружие и огнестрельное оружие, имеющее культурную ценность.
Правила приобретения спортивного огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, не отнесенного к старинному (антикварному) оружию, не предусмотрены. Поэтому указанные виды огнестрельного оружия приобретаются гражданами РФ без лицензии и не подлежат регистрации, учитывая положения ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ. При этом в законодательстве РФ отсутствуют положения, содержащие критерии отнесения гладкоствольных пистолетов и револьверов, являющихся огнестрельным оружием, к спортивному оружию, или запрет их отнесения к спортивному оружию либо запрет на оборот таких спортивных пистолетов и револьверов на территории РФ, а также не предусмотрены признаки, отграничивающие такие пистолеты и револьверы от других видов огнестрельного оружия. Не предусмотрены и правила оборота на территории РФ короткоствольного огнестрельного оружия, отнесенного к спортивному в другом государстве, поэтому правила оборота такого оружия могут быть определены только международным договором РФ.
Оружие, имеющее культурную ценность, как отдельный вид гражданского оружия было введено в ФЗ Об оружии только в 2012 году, но запрет распространения Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему был введен в 1998 году.
Указанный запрет означает отсутствие правил хранения оружия, имеющего культурную ценность, и совершения многих других действий с ним.
С 2012 года введены правила приобретения части видов старинного (антикварного) оружия, а с 2018 года введены новые правила приобретения всех видов указанного оружия.
Старинное (антикварное) огнестрельное оружие регистрации не подлежит. При этом с 2012 по 2017 год указанное длинноствольное оружие могло приобретаться без лицензии гражданами РФ, достигшими возраста 18 лет, а правила приобретения указанного короткоствольного оружия предусмотрены не были.
С 1 января 2018 года старинное (антикварное) оружие могут приобретать граждане, имеющие лицензию на коллекционирование оружия, но регистрации данного оружия и правил его хранения, перевозки, передачи и сбыта не предусмотрено. В ФЗ Об оружии не предусмотрены правила хранения и иного оборота старинного (антикварного) оружия, приобретенного до конца 2017 года. Поэтому данное оружие может храниться любыми лицами, учитывая положения ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ.
Существуют виды огнестрельного оружия, не предусмотренные ФЗ Об оружии, но четкие критерии их отличия от гражданского огнестрельного оружия и запрет на их отнесение к таковому путем их сертификации в качестве конкретного вида гражданского оружия отсутствуют. Поэтому приобретаться без лицензии или иных ограничений указанные виды оружия могут до их отнесения к гражданскому оружию, приобретаемому по лицензии или иным основаниям, предусмотренным ФЗ Об оружии.
При этом в ст. 31 Конституции РФ предусмотрено право граждан собираться мирно без оружия и проводить собрания и митинги, шествия, демонстрации и пикетирование, т.е. запрещено ношение любого оружия во время проведения указанных мероприятий, но определение оружия в Конституции РФ отсутствует. Поэтому ст. 31 Конституции РФ запрещено только ношение оружия, являющегося оружием в соответствии с положениями ФЗ Об оружии и экспертными критериями, и оружие, не предусмотренное ФЗ Об оружии, соответствует данным положениям и критериям, т.к. предметы, не соответствующие им, не могут быть отнесены к оружию.
Правила, ограничивающие оборот огнестрельного и (или) иного оружия, могут быть установлены международными договорами РФ, правила которых применяются, если федеральными законами установлены иные правила, учитывая положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.
При этом из ч. 1 – 6 ст. 222 УК РФ исключено именно гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, его основные части и патроны к нему, что может означать возможность привлечения к уголовной ответственности за незаконное ношение огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, на массовых мероприятиях, указанных в ст. 31 Конституции РФ, и его оборот, признаваемый незаконным международными договорами РФ, а за его незаконный оборот, совершенный до 28 июля 2004 года, уголовная ответственности отсутствует наравне с незаконным оборотом остальных видов огнестрельного гладкоствольного оружия, не являющегося гражданским (боевого, запрещенного к обороту и т.п.).
Учитывая отнесение в ФЗ Об оружии с 2012 года старинных и других гладкоствольных пистолетов и револьверов, являющихся огнестрельным оружием, имеющих историческую ценность, к гражданскому оружию (оружию, имеющему культурную ценность), а также отсутствие до 2011 года запрета на оборот гладкоствольных пистолетов и револьверов в качестве охотничьего огнестрельного оружия и отсутствие до настоящего времени запрета на их оборот в качестве спортивного огнестрельного оружия, и руководствуясь принципом обратной силы уголовного закона (ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 УК РФ), можно сделать вывод об отсутствии в ст. 222 УК РФ уголовной ответственности за незаконный оборот гладкоствольных пистолетов и револьверов, не отнесенных к служебному или боевому огнестрельному оружию, либо к огнестрельному оружию, запрещенному к обороту в РФ, с 2003 по 2011 год и, следовательно, о невозможности привлечения к уголовной ответственности по ст. 222 УК РФ за их незаконный оборот, совершенный до 1 июля 2011 года.
При квалификации по ч. 1 – 6 ст. 222 УК РФ незаконного ношения или иного оборота огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, его основных частей и патронов к нему, а также иного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, необходимо учитывать не только наличие нарушений положений ст. 31 Конституции РФ или международных договоров РФ, но и наличие в указанных действиях общественной опасности и умысла на совершение данных незаконных действий (знания соответствующих положений Конституции РФ и международных договоров РФ), при отсутствии обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния.
При этом необходимо внесение в ст. 222 УК РФ изменений, четко исключающих уголовную ответственность за незаконный оборот огнестрельного и иного оружия, не являющегося гражданским, но находящегося в свободном обороте, или не запрещенного к приобретению гражданами, а также оружия, приобретаемого без лицензии гражданами РФ или любыми лицами, учитывая нахождение конкретных видов оружия в свободном обороте или в режиме оборота, установленном для гражданского оружия.
ФЗ Об оружии предусмотрены ограничения на оборот патронов к оружию, приобретаемому по лицензии и подлежащему регистрации, и для их приобретения, хранения и иного оборота необходимо получение разрешения на хранение соответствующего вида оружия или лицензий на производство оружия или торговлю им, которые могут быть выданы только юридическим лицам.
Учитывая отсутствие запрета на приобретение патронов к оружию в целях коллекционирования и наличие права на коллекционирование патронов к оружию, возможно приобретение любых патронов к оружию, не запрещенных к обороту, по лицензии на коллекционирование оружия, но подразумевается, что патроны, приобретенные по данной лицензии, не могут быть использованы в оружии, а четкие правила приобретения и иного оборота патронов к оружию по лицензии на коллекционирование оружия не предусмотрены.
В ФЗ Об оружии предусмотрен запрет приобретения веществ и материалов (пороха, капсюлей), предназначенных для самостоятельного снаряжения патронов либо для заряжания оружия, имеющего культурную ценность, лицами, не имеющими разрешений на хранение и ношение охотничьего или спортивного огнестрельного длинноствольного оружия.
С 29 июня 2022 года будет запрещено приобретение в целях самообороны или охоты гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия с магазином (барабаном) или с количеством стволов более двух гражданами РФ, не владеющими иным огнестрельным гладкоствольным длинноствольным оружием более 2 лет. При этом будет сохранено право на приобретение любого указанного огнестрельного оружия для занятий спортом без установления сроков владения каким-либо оружием.
С 29 июня 2022 года все виды огнестрельного оружия, имеющие в стволе нарезную часть любой длины, или иным образом придающие пуле вращательное движение (типы оружия «Парадокс» и «Ланкастер»), будут отнесены к огнестрельному оружию с нарезным стволом, т.е. их незаконный оборот будет полностью криминализирован с установлением строгих ограничений на их приобретение и иной оборот, действующих для охотничьего и иного огнестрельного оружия с нарезным стволом.
Таким образом, может вырасти количество уголовных дел о незаконном сбыте и ином обороте огнестрельного оружия и случаев признания конкретных действий огнестрельным оружием незаконными с дальнейшим возможным привлечением к административной или иной ответственности за их совершение.
Четкие критерии отличия патронов к видам огнестрельного оружия, приобретаемым по лицензии и подлежащим регистрации в уполномоченном органе, от патронов к различным видам огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, спортивного огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и огнестрельного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, в ФЗ Об оружии отсутствуют. Поэтому многие образцы указанного огнестрельного оружия могут быть законно приобретены лицами, не имеющими лицензий на приобретение оружия или разрешений на его хранение, без права на приобретение патронов к ним, или веществ и материалов (пороха, капсюлей), предназначенных для самостоятельного снаряжения патронов либо для заряжания оружия, имеющего культурную ценность. При этом не исключено отнесение унитарных патронов к конкретным образцам огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, или спортивного огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия либо огнестрельного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, к патронам, не предусмотренным ФЗ Об оружии в качестве патронов к видам гражданского оружия, приобретаемого по лицензии и подлежащего регистрации, и, следовательно, введение права на их свободное приобретение.
Конструктивно сходные с огнестрельным оружием пистолеты, револьверы и другие подобные устройства, имеющие удельную энергию не более 0,5 Дж на мм2, но не отнесенные к огнестрельному оружию ограниченного поражения и другим видам оружия по причине отсутствия в стволе рассекателя необходимого размера или наличия нарезного ствола, отнесены к конструктивно сходным с оружием изделиям и находятся в свободном обороте.
Для определения отнесения к огнестрельному или иному оружию, предметов, сходных с оружием, имеющих культурную ценность, необходимо проведение криминалистической экспертизы, определяющей соответствие предмета минимальным критерием конкретных видов оружия, в частности, наличие возможности производства выстрела с удельной кинетической энергии снаряда более 0,5 Дж на мм2, определяющей отнесение предмета к огнестрельному оружию, ее проведение в отношении оружия, имеющего культурную ценность, и других подобных предметов запрещено, учитывая положения ст. 243 УК РФ и ст. 24 ФЗ Об оружии, полностью запрещающих повреждать культурные ценности и производить выстрел и совершать другие действия, способные повредить оружие, имеющее культурную ценность, не связанные с его хранением, коллекционированием или экспонированием. При этом проведение криминалистической экспертизы видов огнестрельного оружия, имеющего культурную ценность, изготовленного под шпилечные патроны и другие нестандартные виды патронов, снаряженных дымным или бездымным порохом, часто является невозможным, учитывая отсутствие таких патронов в обороте и наличие запрета на самостоятельное изготовление, переделку или снаряжение унитарных патронов экспертами. Поэтому оружие, имеющее культурную ценность, на практике, не может быть отнесено к оружию, а его отнесение к оружию может влечь уголовную ответственность лиц, причастных к экспертизе оружия, за покушение на повреждение культурных ценностей (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 или 2 ст. 243 УК РФ) или их повреждение (ст. 243 УК РФ) либо превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) или другие преступления, совершаемые путем незаконных следственных и иных действий либо фальсификации экспертных заключений и других подобных документов.
Предметы, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, но имеющие конструкцию, исключающую возможность стрельбы металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, предназначенные для использования холостых, газовых и других специальных видов патронов, не являющиеся огнестрельным оружием ограниченного поражения или списанным оружием, отнесены ФЗ Об оружии и криминалистическими требованиями к сигнальному или газовому оружию либо к конструктивно сходным с оружием изделиям (если они соответствуют криминалистическим требованиям, предъявляемым к конкретному виду оружия, или не отнесены к оружию).
Не все виды крупнокалиберного травматического или иного оружия, конструктивно сходного с огнестрельным, имеющие дульную энергию более 91, 150 или 300 Дж, отнесены к огнестрельному и иному оружию в ФЗ Об оружии. В частности, французские полицейские крупнокалиберные травматические пистолеты и ружья «Flash-Ball» калибра 44 мм, имеют удельную кинетическую энергию не более 0,2, 0,3 или 0,5 Дж на мм2, т.е. не являются огнестрельным оружием в РФ, но они стреляют резиновыми снарядами (мячами) газового, травматического и иного нелетального действия с дульной энергией до 270 или более Дж, теоретически, не причиняющими вреда здоровью человека и ран, а практика их применения указывает на их опасность жизни и здоровья человека (встречались случаи лишения глаз, перелома ребер или летального исхода во время подавления массовых беспорядков во Франции).
В ФЗ Об оружии данные виды оружия не могут быть отнесены к огнестрельному оружию ограниченного поражения. При этом данные пистолеты, бесствольные и другие подобные устройства не могут быть отнесены к разрешенному гражданскому или служебному огнестрельному оружию ограниченного поражения по причинам отсутствия ограничителя в стволе ствольного травматического оружия и высокой дульной энергии, в несколько раз превышающей разрешенные в РФ для огнестрельного оружия ограниченного поражения 91 и 150 Дж.
Поэтому данные устройства не отнесены в РФ к оружию и ограничения на их оборот отсутствуют, т.к. они имеют гладкий ствол без ограничителя полета снаряда.
При этом предметы, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, имеющие конструкцию, исключающую возможность стрельбы металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, но имеющие гладкий ствол без ограничителя, препятствующего производству выстрелов металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, или нарезной ствол, не отнесены к оружию и их оборот не ограничен, несмотря на наличие запретов на использование гладкого ствола без ограничителя или нарезного ствола в огнестрельном оружии ограниченного поражения, газовом или сигнальном оружии, ствола без внесенных изменений, исключающих возможность производства выстрела из списанного оружия или с использованием его основных частей патронами, в том числе метаемым снаряжением (любыми поражающими элементами), с наличием возможности имитации выстрела светозвуковым патроном или без ее наличия, в списанном оружии и нарезного ствола в гражданском огнестрельном оружии самообороны.
В предметах, конструктивно сходных с огнестрельным оружием, имеющих конструкцию, исключающую возможность стрельбы металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, но имеющих гладкий ствол без ограничителя, препятствующего производству выстрелов металлическими снарядами с удельной кинетической энергией более 0,5 Дж на мм2, или нарезной ствол, могут использоваться металлические снаряды и стволы любой длины. При этом к указанным предметам могут быть отнесены и предметы, не имеющие ствола, не являющиеся огнестрельным оружием, огнестрельным оружием ограниченного поражения или другими видами оружия, предназначенные для использования металлических снарядов.
Подобное распределение предметов, сходных с огнестрельным оружием, не ограниченных к обороту, и данных предметов, отнесенных к различным видам оружия, не отнесенных к огнестрельному оружию, либо отнесенных к списанному оружию или огнестрельному оружию ограниченного поражения, нелогично и не учитывает степень опасности конкретных предметов, поскольку пистолеты, револьверы и другие подобные предметы с удельной кинетической энергией не более 0,5 Дж на мм2, не имеющие ограничителя в гладком или нарезном стволе, предназначенные для стрельбы металлическими снарядами, не могут представлять меньшую опасность для жизни и здоровья человека, чем огнестрельное оружие ограниченного поражения, пневматическое, метательное, газовое, сигнальное и, тем более, списанное оружие.
Существующие медицинские критерии поражающей способности оружия определяют минимальную удельную кинетическую энергию, необходимую для отнесения предметов к огнестрельному оружию, составляющую 0,5 Дж на мм2 (50 Дж на см2), не как минимальную энергию, позволяющую причинить легкий вред здоровью человека или телесные повреждения, его не повлекшие, а как энергию, позволяющую причинить тяжкий вред здоровью человека, при попадании снаряда (пули, дроби, картечи и т.п.) в различные части тела.
Данными судебной медицины определено, что при выстреле в средние отделы груди снаряд с удельной кинетической энергией:
6-8 Дж/см2 причиняет ссадины;
14-17 Дж/см2 - поверхностные раны;
32-36 Дж/см2 - непроникающее ранение грудной клетки с переломами грудины;
54-60 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки;
135-145 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки с повреждениями ее задней стенки.
Экспертные критерии огнестрельного оружия были разработаны в СССР учеными Л. Ф. Савранем и Е.И. Сташенко. Причем значение удельной кинетической энергии 0,5 Дж/мм2 было определено путем указания среднего между значениями удельных энергий патронов калибра 5,6 мм (0,4 Дж на мм2) и 9 мм (0,6 Дж на мм2) при скорости 100 м/с, т.е. оно не является фактическим минимальным значением данной энергии патрона к огнестрельному оружию. Данные критерии требуют уточнения, учитывая наличие административной и уголовной ответственности за незаконный оборот огнестрельного оружия и за различные незаконные действия с холодным и многими другими видами оружия.
Пули и другие снаряды калибра до 1 мм, а также стрелы, остроконечные пули и другие снаряды с острием или подкалиберные снаряды имеют значения удельной кинетической энергии, превышающие 0,5 или 1,5 Дж на мм2, при дульной энергии игрушечного оружия, составляющей до 0,5 Дж, учитывая их очень небольшую площадь поперечного сечения. Поэтому луки и арбалеты, метательное бросковое и холодное клинковое оружие имеют значения удельной кинетической энергии, намного превышающие 0,5 и 1,5 Дж на мм2. Но данные значения удельной кинетической энергии достижимы при поражении цели с любой дульной энергией предметами, имеющими заостренную головную часть или очень малую площадь поперечного сечения (стрелы, остроконечные пули, заостренные стержни, гвозди, иглы и т.п.). В 2019 году Е. А. Лаппо в своей работе «Об уточнении значения минимальной поражающей способности ручного стрелкового огнестрельного оружия» указывал, что А. Г. Андреевым в 2003 году было подтверждено что форма головной части пуль (при равных скоростях в момент поражения) влияет на величину их проникновения. В своей работе (Андреев А. Г. «Современное состояние и проблемы криминалистического исследования самодельного огнестрельного оружия»: дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003) А. Г. Андреев указывает, что некоторые пули патронов 5,45x39 внедрялись в биологический материал под углом, вследствие чего глубина их проникновения уменьшалась, а результат не учитывался при обработке результатов экспериментальной стрельбы.
Во многих странах минимальная дульная энергия огнестрельного и (или) иного стрелкового оружия, приобретаемого по лицензии, составляет от 7,5 до 20 Дж. Подобные минимальные критерии пневматического и (или) огнестрельного оружия установлены законодательством Германии (7,5 Дж), Венгрии (7,5 Дж), Франции (20 Дж) и ряда других стран Европы.
По Закону Об оружии Южной Осетии 2021г. не являются пневматическим, огнестрельным и иным оружием любые пистолеты, револьверы и винтовки с дульной энергией до 3 Дж, а огнестрельное оружие и огнестрельное оружие ограниченного поражения с дульной энергией не более 7,5 Дж приобретается без лицензии.
Законом Польши «Об оружии и боеприпасах» разрешен оборот без лицензии стрелкового оружия с дульной энергией не более 17 Дж.
В других странах мира встречаются минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия, приобретаемого по лицензии, составляющие более 17 Дж. В частности, в законодательстве Индии (20 Дж).
В целом ряде различных стран мира минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия, приобретаемого по лицензии, составляют более 20 Дж.
В законодательстве Швеции кинетическая энергия снаряда измеряется на расстоянии 4 метров от дульного среза, а минимальная энергия составляет 10 Дж для неавтоматического стрелкового оружия и 3 Дж – для автоматического.
Низкие минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия установлены некоторых странах мира, но они существенно различаются даже в законодательстве отдельных территорий (автономий) указанных государств.
В законодательстве Ирландии и Северной Ирландии минимальная дульная энергия стрелкового оружия определена в 1 Дж, но в законодательстве Великобритании, за исключением Северной Ирландии, минимальные критерии дульной энергии составляют 8,1 Дж для пневматических пистолетов и 16,2 Дж – для пневматических винтовок.
В законодательстве КНР с 2007 года минимальным критерием огнестрельного оружия является удельная кинетическая энергия 1,8 Дж/см2 (до 2007 года она составляла 16 Дж/см2), а предметами, полностью имитирующими огнестрельное оружие считаются пистолеты и другие подобные устройства, имеющие удельную кинетическую энергию от 0,16 до 1,8 Дж/см2, что меньше энергии пластиковой пульки калибра 6 мм, составляющей 2,058 Дж/см2, но в законодательстве Гонг-Конга критерием отнесения предметов к пневматическому или огнестрельному оружию является дульная энергия, равная 2 Дж.
Существуют виды миниатюрного или малокалиберного огнестрельного оружия, формально соответствующие критериям огнестрельного оружия, но имеющие небольшие для нормального удержания рукой при стрельбе размеры и (или) дульную энергию, не превышающую 7,5 Дж. В частности, пистолет «Колибри», производившийся в Австро-Венгрии, имел калибр 2,7 мм, дульную энергию 4 Дж и размеры, не позволяющие эффективно его использовать в качестве оружия. При этом его удельная кинетическая энергия превышает минимальное ее значение, установленное для огнестрельного оружия законодательством РФ (0,5 Дж на мм2), учитывая его калибр и превышение значения удельной кинетической энергии, составляющего 0,5 Дж на мм2 при калибре более 2,8 мм, а его дульная энергия превышает ее минимальные значения, установленные законодательством ряда других стран мира (как было указано выше), но в законодательстве целого ряда вышеуказанных стран мира (Германии, Венгрии, Польши, Франции, Швеции и др.) предусмотрены значительно большие минимальные значения дульных или иных кинетических энергий стрелкового оружия (от 7,5 до 24,2 Дж либо 10 Дж (3 Дж для автоматического оружия) в четырех метрах от ствола (в законодательстве Швеции)). Поэтому пистолет «Колибри» не является огнестрельным оружием по законодательству части стран мира.
В законодательстве РФ указанный пистолет может быть не отнесен к оружию ввиду несоответствия критерию надежности, но данный критерий является нечетким, а в ФЗ Об оружии такой пистолет может быть отнесен к оружию, имеющему культурную ценность, не являющемуся старинным (антикварным) оружием, приобретаемому без лицензии любыми гражданами. При этом на его ношение, ввоз в РФ, вывоз из РФ, торговлю и ряд других действий налагаются такие же строгие ограничения, какие установлены на оборот любого оружия, и запрещено производство выстрелов из него, кроме имитации стрельбы на определенных мероприятиях, имеющего культурную ценность, и (или) любого гражданского оружия, а подобный современный пистолет ограничен к обороту как спортивное огнестрельное оружие с нарезным стволом или наградное короткоствольное боевое или гражданское огнестрельное оружие, т.е. его запрещено хранить вне стрелкового объекта и носить или можно хранить по месту жительства или носить, если им наградили и выдали наградное разрешение, и любой его оборот сильно ограничен. При этом подобными пистолетами обычно не награждают и к спортивному оружию часто относят стандартные спортивные или боевые пистолеты с дульной энергией до 300 и более Дж. Поэтому ограничения на оборот подобных маломощных пистолетов, отнесенных к огнестрельному оружию, несоответствуют степени их опасности и являются более строгими, чем правила оборота пневматического оружия с дульной энергией от 3 до 7,5 Дж.
Таким образом, критерии отнесения предметов к огнестрельному оружию являются примерными критериями отнесения именно к огнестрельному оружию, предназначенному для причинения смерти человеку, и превышают значения дульной энергии, установленные нормами ФЗ Об оружии в качестве критериев оборотоспособности охотничьего и спортивного пневматического оружия (3, 7,5 и 25 Дж). При этом поражающая различных видов металлических снарядов и снарядов травматического действия существенно различается, учитывая большую проникающую способность твердых металлических снарядов, чем упругих резиновых снарядов травматического действия. Поэтому возможно и необходимо четкое разделение правил оборота видов огнестрельного оружия ограниченного поражения и других видов стрелкового оружия по степени их поражающей способности, определяющей степень их опасности для жизни и здоровья человека, и установление минимальных критериев поражающей способности, относящих предметы к конкретным видам стрелкового оружия, с которыми они конструктивно сходны.
Вышеизложенное свидетельствует о необходимости декриминализации незаконного оборота огнестрельного оружия ограниченного поражения. При этом необходимы декриминализация незаконного оборота менее опасных видов оружия, не предназначенных для причинения смерти человеку или не имеющих большей поражающей способности, нежели распространенные в быту предметы (газового оружия, холодного оружия и метательного оружия (в особенности, броскового оружия и оружия, являющегося луками и арбалетами)), и введение в ФЗ Об оружии минимальных критериев отнесения предметов к огнестрельному оружию ограниченного поражения, отграничивающих их от конструктивно сходных с таким оружием изделий и других подобных предметов, не являющихся оружием, и критериев оборотоспособности видов огнестрельного оружия ограниченного поражения, представляющих различную степень опасности для здоровья человека.
До 20 века в России и других странах встречалось детское холодное, метательное, пневматическое и огнестрельное оружие, являвшееся настоящим оружием уменьшенных размеров (многие подобные предметы не являются холодным оружием по его критериям, установленным законодательством РФ и многих других стран постсоветского пространства).
В США до настоящего времени выпускаются ружья и винтовки для детей, являющиеся огнестрельным оружием (Crickett shotgun and rifle).
Законодательством Российской империи разрешалось приобретение и хранение без документов многих видов оружия и патронов к нему.
Законодательством СССР, РСФСР и других союзных республик долгое время не ограничивалось приобретение ряда видов огнестрельного оружия, приобретение которого ограничено лицензированием в современном законодательстве РФ (малокалиберного (до 1938 года и с 1954 по 1956 год) и гладкоствольного охотничьего (до 1940 года и с 1953 по 1959 год)), и патронов к нему, а также не ограничивалось приобретение огнестрельного оружия, изготовленного до 1870 года.
Незаконный оборот гражданского и иного огнестрельного оружия, включая охотничье оружие, не всегда являлся преступлением по законодательству РФ и не является преступлением в значительном числе стран постсоветского пространства.
В частности, в законодательстве Российской империи не предусматривалось ответственности за любой незаконный оборот оружия, а многие нарушения правил его оборота (включая хранение и ношение запрещенного оружия) являлись уголовными проступками или другими нарушениями, не относимыми к преступлениям.
В Уголовном Уложении Великого Княжества Финляндского, являвшегося автономной территорией в составе Российской империи, ответственность за любые нарушения правил оборота оружия и оборот запрещенного оружия не предусматривалась.
В УК Эстонской ССР до 1974 года была предусмотрена ответственность лишь за заведомо незаконный оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного охотничьего, боеприпасов и взрывчатых веществ (ст. 206), а максимальное наказание за его совершение не превышало 1,5 лет лишения свободы. В 1974 году данные положения УК Эстонской ССР были отменены общесоюзным законом, установившим за незаконный оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного охотничьего, боеприпасов и взрывчатых веществ лишение свободы на срок до 5 лет и отменившим признак заведомости незаконного оборота указанных предметов.
Незаконный оборот охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия не являлся преступлением в СССР и РФ до вступления в силу УК РФ 1996 г. В РФ незаконный оборот всех видов огнестрельного гладкоствольного оружия был декриминализирован в ст. 222 УК РФ с 2003 по 2004 год, а незаконный оборот гражданского огнестрельного гладкоствольного короткоствольного оружия и незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия – с 2003 по 2011 год.
Указанные изменения законодательства об обороте оружия и ответственности за его незаконный оборот свидетельствует об отсутствии опасности в самих фактах отмены ограничений на оборот различных видов оружия или декриминализации их незаконного оборота. При этом наличие существенных ограничений и запретов на оборот оружия делает законопослушных граждан и лиц без гражданства уязвимыми перед преступниками, нападающими как с применением оружия, так и без его применения, поскольку преступники, осознавая общую невооруженность населения, могут совершать любые тяжкие преступления. При этом наиболее строгие ограничения на оборот оружия и наказания за его незаконный оборот (в особенности, наказание в виде лишения свободы, установленное за незаконные действия с оружием, не сопряженные с совершением насильственных преступлений и не повлекшие тяжких последствий) могут провоцировать преступников на совершение наиболее тяжких преступлений, включая умышленное причинение наиболее тяжкого вреда здоровью человека или убийство.
Недостатком декриминализации незаконного оборота гладкоствольного или всех видов охотничьего огнестрельного оружия либо гражданского или всех видов гладкоствольного огнестрельного оружия и сохранения уголовной ответственности за незаконный оборот иных видов оружия является отсутствие учета степени опасности конкретных видов оружия и незаконного оборота опасных видов оружия, повлекшего тяжкие последствия, как общественно опасного деяния, поскольку степень опасности незаконного оборота оружия определяется его поражающей способностью, возможностью его эффективного использования для нападения и наличием тяжких последствий в результате его использования. Поэтому необходима декриминализация именно незаконного оборота огнестрельного оружия, не повлекшего тяжких последствий, и полная декриминализация незаконного оборота видов оружия, не представляющих большей опасности, чем распространенные в быту предметы или виды, оружия, за незаконный оборот которых не предусмотрена уголовная ответственность.
Отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот оружия или его декриминализация не влияли на ухудшение криминогенной обстановки в государстве, поскольку данные изменения законодательства часто происходили в мирное время и не влекли серьезных негативных изменений в функционировании государства. При этом ужесточение ограничений на оборот оружия с 1913 года в Российской империи (приобретение в ряде губерний империи всех видов револьверов и самозарядных пистолетов, отнесенных к огнестрельному оружию, по именному свидетельству градоначальника или губернатора) и с 1975 года в СССР (приобретение охотничьих гладкоствольных ружей только по разрешению органов милиции (с правом охоты или без права охоты) и запрет на приобретение патронов к ним, пороха, капсюлей, дроби и охотничьих ножей по разрешению органов милиции без права охоты) могли способствовать ухудшению криминогенной обстановки в государствах и не помогли избежать обострения политической обстановки и распада государств.
Во многих странах постсоветского пространства криминализировано только незаконное изготовление огнестрельного гладкоствольного охотничьего оружия в нормах УК о незаконном изготовлении любого огнестрельного оружия, а в ряде данных стран не является преступлением незаконный оборот охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия.
Учитывая вышеизложенное, необходимы декриминанализация незаконного оборота гражданского огнестрельного оружия и иного огнестрельного оружия, не запрещенного к обороту, или незаконного оборота любого огнестрельного оружия, не повлекшего тяжких последствий, либо полная декриминализация незаконного оборота огнестрельного оружия и иного оружия, не представляющего большей степени опасности, отмена мер наказания, связанных с лишением свободы за незаконный оборот оружия, не повлекший тяжких последствий, либо не сопряженный с совершением насильственных преступлений, а также сроков лишения свободы, превышающих 2 лет, за любой незаконный оборот оружия и других предметов, незаконный оборот которых криминализирован, при отсутствии в действиях осужденных лиц, признаков убийства или других подобных насильственных преступлений, а также отмена лишения свободы за все незначительные деяния (а впоследствии, возможно, и полная его отмена).
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и гражданина, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Решение

Необходимы декриминанализация незаконного оборота гражданского огнестрельного оружия и иного огнестрельного оружия, не запрещенного к обороту, или незаконного оборота любого огнестрельного оружия, не повлекшего тяжких последствий, либо полная декриминализация незаконного оборота огнестрельного оружия и иного оружия, не представляющего большей степени опасности, отмена мер наказания, связанных с лишением свободы за незаконный оборот оружия, не повлекший тяжких последствий, либо не сопряженный с совершением насильственных преступлений, а также сроков лишения свободы, превышающих 2 лет, за любой незаконный оборот оружия и других предметов, незаконный оборот которых криминализирован, при отсутствии в действиях осужденных лиц, признаков убийства или других подобных насильственных преступлений, а также отмена лишения свободы за все незначительные деяния (а впоследствии, возможно, и полная его отмена).
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 929 голосов

71

Против решения: 199 голосов

К началу списка инициатив