Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф98000
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости декриминализации незаконного оборота взрывчатых веществ, используемых в огнестрельном оружии, не являющихся порохом, в определенном или в любом количестве

Необходимо декриминализировать незаконный оборот взрывчатых веществ, используемых в огнестрельном оружии, не являющихся порохом, в определенном или в любом количестве, не повлекший тяжких последствий, указав на отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот капсюлей, гильз и других предметов, их содержащих, используемых в видах оружия и других предметов, не запрещенных к обороту, либо полностью декриминализировать их незаконный оборот.
К данным взрывчатым веществам, используемым в патронах и других устройствах, предназначенных для поражения цели или подачи сигналов, а также в пиротехнических изделиях, относятся, вещества, содержащиеся в капсюлях и патронах кольцевого воспламенения, вещества, из которых изготавливают ряд видов современных безгильзовых патронов, и вещества, содержащиеся в разрывных пулях (различные виды разрывных пуль могут быть снаряжены и видами взрывчатых веществ, которыми снаряжают боевые гранаты и другие подобные виды боеприпасов и взрывных устройств).
Оборот данных взрывчатых веществ в отдельности не регулируется ФЗ Об оружии (в отличие от оборота пороха), а отдельный федеральный закон об обороте взрывчатых веществ, взрывных устройств и других подобных предметов отсутствует в РФ до настоящего времени, но оборот капсюлей с 2019 года ограничен ФЗ Об оружии также, как и оборот пороха, а оборот патронов кольцевого воспламенения и ряда видов современных безгильзовых патронов регулируется ФЗ Об оружии как оборот любых патронов к огнестрельному и иному оружию или к предметам, не отнесенным к оружию, в зависимости от видов данных патронов. Оборот патронов с разрывными пулями и таких пуль запрещен ст. 6 ФЗ Об оружии.
Незаконный оборот данных взрывчатых веществ не может представлять большую опасность, нежели незаконный оборот капсюлей и патронов к оружию, других видов патронов и различных видов огнестрельного оружия, поскольку ими снаряжены капсюли, патроны кольцевого воспламенения, содержащие пороховой заряд, в которых капсюль заменяет дно гильзы, где расположено воспламеняющее порох взрывчатое вещество, и виды патронов, не имеющие порохового заряда (патроны Флобера). При этом их незаконный оборот в любом количестве является преступлением наравне с незаконным оборотом других взрывчатых веществ и с 2014 года отнесен к более тяжким преступлениям, чем незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов (ст. 222.1 и 223.1 УК РФ).
Незаконный оборот всех видов патронов к оружию влечет указанную выше уголовную и административную ответственность за незаконный оборот боеприпасов и незаконные действия с патронами к различным видам оружия, а иные виды патронов находятся в свободном обороте и не являются предметами преступлений и административных правонарушений в сфере оборота оружия, независимо от типа воспламенения заряда и от их отнесения к безгильзовым патронам, содержащим взрывчатые вещества, обеспечивающие сгорание корпуса патрона при выстреле.
Незаконный оборот патронов с разрывными пулями влечет уголовную ответственность, если они отнесены ФЗ Об оружии и экспертными критериями к боеприпасам к огнестрельному оружию, а незаконный оборот самих разрывных пуль может влечь уголовную ответственность только, если они отнесены к боеприпасам, т.к. большинство видов пуль не относятся к боеприпасам и совершение многих действия с ними без патронов или оружия не ограничены ФЗ Об оружии.
Незаконный оборот капсюлей отдельной ответственности не влечет (их незаконная продажа влечет общую административную ответственность за незаконную продажу ограниченных в обороте вещей по ст. 14.2 КоАП РФ), но в ФЗ Об оружии и ином законодательстве РФ отсутствуют четкие критерии разграничения мер ответственности за незаконный оборот взрывчатых веществ и предметов, их содержащих, что ставит вопрос о мерах ответственности и наказаний за незаконные действия с капсюлями, неисправными патронами, содержащими годные к использованию порох и (или) капсюли, а также дульнозарядного огнестрельного оружия и конструктивно сходных с ним изделий, снаряженных порохом, или находящимися у конкретных лиц вместе с необходимым для их использования в качестве оружия порохом.
За незаконный оборот вышеуказанных и иных взрывчатых веществ в ст. 222.1 и 223.1 УК РФ с 2021 года в качестве наиболее строгого наказания предусмотрено лишение свободы на сроки до 8, 10, 11, 12, 15 и 20 лет, т.е. сроки наказания, сходные со сроками наказаний за убийство, терроризм, геноцид, ведение агрессивной войны, применение оружия массового поражения, запрещенное международным договором РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека и многие другие насильственные преступления, а также с максимальными сроками лишения свободы, предусмотренными УК РФ (10 лет (для лиц, подлежащих уголовной ответственности, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте или (в исключительных случаях) в возрасте от 18 до 20 лет или 20, 25, 30 и 35 лет (для лиц, подлежащих уголовной ответственности, совершивших в совершеннолетнем возрасте одно особо тяжкое преступление либо преступления, наказуемые по совокупности преступлений или приговоров)), являющиеся наиболее строгими уголовными наказаниями для лиц, которым не могут быть назначены пожизненное лишение свободы и смертная казнь (несовершеннолетних, лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, женщин, а также мужчин, достигших возраста 65 лет), а также в других случаях, когда назначение указанных наиболее строгих наказаний запрещено.
При этом отдельная уголовная ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ, взрывных устройств и многих других опасных предметов, повлекший совершение вооруженных преступлений или иные тяжкие последствия, и общая уголовная ответственность за их незаконное применение в УК РФ отсутствуют. При этом наступление тяжких последствий и совершение преступлений с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, являются отягчающими обстоятельствами (п. «б» и «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и учитываются при назначении наказаний за конкретные преступления. Незаконное применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, отнесено к криминообразующим или квалифицирующим признакам различных преступлений (бандитизм (ст. 209 УК РФ), вооруженный мятеж, направленный на свержение или насильственное изменение конституционного строя (ст. 279 УК РФ), хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК РФ), разбой (ч. 2 ст. 162 УК РФ), умышленное причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ч. 2 ст. 111, 112 или 115 УК РФ) и др.).
За причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью в ч. 1 ст. 118 УК РФ не предусмотрено наказание в виде лишения свободы (наказание в виде ареста не применяется), а за данное деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, в ч. 2 ст. 118 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года. За причинение смерти по неосторожности одному человеку в ч. 1 ст. 109 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет, если имело ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей, ответственность наступает по ч. 2 ст. 109 и срок лишения свободы составляет до 3 лет, а за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам в ч. 3 ст. 109 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет.
Следует отметить, что все наказания, предусмотренные за незаконный оборот предметов, указанных в ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, являются излишне строгими и более соответствуют наказаниям за их незаконный оборот, повлекший тяжкие последствия, нежели наказаниям за незаконный оборот предметов, указанных в данных нормах УК РФ, их не повлекший.
Незаконные хранение, ношение и перевозка предметов, указанные незаконные действия с которыми криминализированы, являются длящимися преступлениями, поэтому к лицу должен быть применен закон, действующий на момент окончания совершения данных деяний, т.е. сдачи или иного избавления от предметов, их обнаружения уполномоченными лицами, хищения данных предметов или иного их выбытия из фактического владения лица, либо отмены оснований для признания данных действий незаконными или преступными. При этом совершение длящегося преступления (в том числе незаконного хранения огнестрельного оружия или других предметов, незаконное хранение которых криминализировано в УК РФ), продолжаемое после вступления приговора суда в законную силу, влечет применения правил назначения наказаний по совокупности приговоров, т.е. сроки лишения свободы до 30 лет для совершеннолетних осужденных (для несовершеннолетних осужденных максимальный срок лишения свободы всегда составляет 10 лет).
Пожизненное лишение свободы может быть назначено только за преступления, за которые оно предусмотрено нормами Особенной части УК РФ, мужчинам в возрасте от 18 до 64 лет и поглощает все менее строгие наказания. При этом осужденный, совершивший во время отбывания данного наказания новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит, а незаконный сбыт иной оборот многих видов огнестрельного оружия и ряда других предметов, предусмотренный в ч. 2 – 6 ст. 222, ст. 222.1, 222.2, ч. 1 – 3 ст. 223 и ст. 223.1 УК РФ, отнесен к тяжким и особо тяжким преступлениям.
Таким образом, если осужденный не сдал органам власти незаконно хранящиеся предметы, незаконное хранение которых отнесено к преступлениям, до их обнаружения, то он может быть осужден по совокупности приговоров к лишению свободы на срок до 30 лет, а если он отбывает пожизненное лишение свободы и незаконное хранение предмета является тяжким или особо тяжким преступлением, - он не может быть освобожден условно-досрочно после отбытия 25 лет. Это может только негативно влиять на исправление осужденных (в особенности, учитывая сохранение в законодательстве РФ смертной казни за ряд преступлений против жизни в ч. 2 ст. 105, ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ для мужчин в возрасте от 18 до 64 лет и введение пожизненного лишения свободы за некоторые преступления, не связанные с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью) и влечь осуждение к лишению свободы на сроки до 10 или 30 лет лиц, не представляющих опасности для общества (включая несовершеннолетних, лиц, страдающих многими видами тяжелых заболеваний, и лиц преклонного возраста), в том числе путем фабрикации уголовных дел о незаконном хранении огнестрельного оружия и других предметов, незаконный оборот которых криминализирован.
К осужденным, совершившим преступления любой категории тяжести, отбывающим 10 (для несовершеннолетних), 30 или 35 лет лишения свободы (для совершеннолетних, совершивших преступления, за которые не предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, либо отнесенных к категориям, которым данные виды наказаний не назначаются), осужденным к пожизненному лишению свободы лишенным права на условно-досрочное освобождение, либо приговоренным к смертной казни (до введения моратория на ее назначение 2 февраля 1999 года или в случае отмены моратория на назначение смертной казни (расстрела)), не могут быть применены никакие специальные более строгие наказания или иные меры воздействия (включая лишение права на условно-досрочное освобождение (для осужденных, отбывающих лишение свободы на определенный срок, всегда сохраняется право на условно-досрочное освобождение), ужесточение порядка применения помилования или иных мер, смягчающих наказание или отменяющих его, либо запрет на их применение (помилование и другие указанные меры могут быть применены к любому осужденному в порядке, установленном ч. 3 ст. 59 УК РФ и рядом других норм законодательства), ускорение или упрощение исполнения смертной казни либо замену вида смертной казни (исполнение смертной казни не может быть ускорено или упрощено, т.к. необходимо обязательное решение вопроса о помиловании осужденного Президентом РФ (рассмотрение ходатайства о помиловании или акта об отказе осужденного к смертной казни от помилования), соблюдение всех необходимых правил исполнения смертной казни, предусмотренных УИК РФ, и отмена наказания в случае выявления у осужденного психических и иных определенных законодательством заболеваний, препятствующих исполнению наказания или привлечению к уголовной ответственности, а замена вида смертной казни невозможна, т.к. в УИК РФ им является только расстрел, исполняемый непублично с последующим обязательным тайным захоронением тела казненного)).
При этом в УК РФ отсутствует четкое отграничение тяжких и особо тяжких преступлений от иных деяний по степени опасности, несмотря на множество ограничений гражданских прав любых лиц, осужденных за тяжкие преступления или обвиняемых в их совершении (запрет работы педагогом, иным лицом, занимающимся деятельностью, связанной с несовершеннолетними, таксистом или водителем иного общественного транспорта даже при погашенной судимости либо освобождении от наказания или уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за незаконный оборот огнестрельного оружия и многие другие тяжкие преступления (положения ТК РФ), возможность отрешения от должности Президента РФ и снятия неприкосновенности с бывшего Президента РФ при обвинении в тяжком преступлении (ст. 93 Конституции РФ) и различные ограничения для лиц, осужденных за определенные или любые преступления), а установлены только критерии максимального срока лишения свободы (более 5 и 10 лет соответственно) и ряда других видов наказаний.
Вышеизложенное указывает на излишнюю строгость наказаний за незаконный оборот различных предметов, в особенности, не сопряженный с совершением насильственных преступлений, или не повлекший тяжких последствий, и на отсутствие упорядочивания наиболее строгих наказаний по степени опасности преступлений, учитывая произвольность установления в нормах Особенной части УК РФ и применения конкретных сроков лишения свободы за различные деяния и распространение пожизненного лишения свободы в нормах Особенной части УК РФ на ненасильственные преступления, также носящее достаточно произвольный характер. При этом имеет место отмена смертной казни или пожизненного лишения свободы за терроризм, ведение агрессивной войны и ряд других преступлений, связанных с убийствами, представляющих не меньшую опасность, чем убийства и другие подобные деяния, за которые предусмотрены пожизненное лишение свободы и смертная казнь.
Вышеуказанное распределение наказаний делает неэффективной борьбу с незаконным оборотом предметов преимущественно уголовно-правовыми средствами, в особенности, путем установления лишения свободы и длительных его сроков.
Незаконный оборот пороха не может представлять большую опасность, нежели незаконный оборот патронов к оружию, других видов патронов и различных видов огнестрельного оружия, поскольку им снаряжены многие виды патронов и существуют виды патронов, не имеющие порохового заряда (патроны Флобера), а сам порох имеет способность к детонации только в замкнутом пространстве. При этом незаконный оборот всех видов пороха в любом количестве является преступлением наравне с незаконным оборотом других взрывчатых веществ и с 2014 года отнесен к более тяжким преступлениям, чем незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов (ст. 222.1 и 223.1 УК РФ).
Оборот капсюлей частично регулируется ФЗ Об оружии и право на их приобретение с 2019 года предоставлено только гражданам РФ, имеющим разрешения на хранение и ношение огнестрельного длинноствольного оружия, т.е. охотничьего и спортивного огнестрельного длинноствольного оружия (до 2019 года они продавались свободно). При этом капсюли не подлежат регистрации, а данные граждане имеют право на их приобретение и хранение в любом количестве.
Граждане, имеющие разрешения на хранение других видов огнестрельного оружия, газового и сигнального оружия или лицензии на коллекционирование оружия, не имеют права приобретать порох и капсюли, но могут приобретать в любом количестве патроны к ним или патроны, которые они коллекционируют, соответственно.
Любые лица имеют право приобретать строительно-монтажные, сигнальные и иные патроны к предметам, не отнесенным к оружию, видам оружия, не предусмотренным ФЗ Об оружии (если данные патроны имеют отличия от видов патронов, предусмотренных ФЗ Об оружии), или видам гражданского оружия, приобретаемым без лицензии, а незаконный оборот в любом количестве патронов, не имеющих поражающих элементов, других видов патронов, не предназначенных для поражения цели, сигнальных и газовых патронов, а также многих видов патронов к гражданскому оружию не влечет уголовной ответственности не влечет уголовной ответственности, за исключением незаконных сбыта и изготовления патронов к газовому оружию или к огнестрельному оружию ограниченного поражения (ч. 7 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ) и незаконных сбыта и изготовления патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию (ч. 1 – 3 ст. 223 УК РФ).
С 2021 года криминализирован незаконный сбыт патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения и гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию.
Капсюли или вещества, которыми они снаряжены содержат большинство видов патронов к оружию и других патронов (включая виды патронов, не содержащие порохового заряда (патроны Флобера)), пиротехнических изделий, приобретаемых как по лицензии, так и без лицензии, а также картриджи к электрошоковым устройствам, поражающим цель на расстоянии, многие из которых отнесены к оружию, приобретаемому без лицензии (указанные картриджи могут содержать порох или холостые патроны), в ФЗ Об оружии и законах целого ряда других стран мира, включая виды оружия и других предметов, использующие только капсюль для подачи сигнала или метания снаряда.
Поэтому капсюль является компонентом многих видов патронов, имеющих любую оборотоспособность, и существуют виды патронов, оружия и других устройств, не использующие капсюли (патроны кольцевого воспламенения (бокового боя), как содержащие, так и не содержащие порохового заряда, патроны, не являющиеся унитарными, и патроны с электровоспламенением заряда), что не выделяет капсюли и содержащиеся в них вещества как опасные предметы или взрывчатые вещества, оборот которых в любом количестве должен быть ограничен для многих лиц. Более того, извлечение капсюлей и любых веществ из патронов и других устройств, их содержащих, и их использование в правомерных целях, не связанных с применением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, не влекут отдельной уголовной и иной ответственности и не запрещены законом.
Законодательством Российской империи разрешалось свободное хранение капсюлей.
Законодательством СССР и союзных республик до 1940 года и с 1953 по 1959 год разрешался оборот без охотничьих билетов и других документов гладкоствольных охотничьих ружей, патронов к ним, пороха и капсюлей. При этом разрешения милиции на приобретение и хранение гладкоствольных охотничьих ружей и запрет на приобретение по данным разрешениям без права охоты патронов к охотничьему оружию, пороха и капсюлей были введены только с 1975 года.
По законодательству СССР пистолеты, револьверы и другие подобные предметы, использующие только капсюль для метания снаряда, не относились к огнестрельному и иному оружию, т.к. огнестрельным могло быть признано только оружие, использующее порох для метания снаряда, а иным видом оружия в уголовном и ином законодательстве СССР и союзных республик признавалось только холодное оружие.
По законодательству РФ пистолеты, револьверы и иные предметы, использующие только капсюль для метания снаряда, могут быть к огнестрельному оружию, если они имеют удельную кинетическую энергию более 0,5 Дж на мм2, а при меньшей энергии – к сигнальному или иному оружию, если они соответствуют по своим характеристикам конкретным видам оружия, либо к конструктивно сходным с оружием изделиям или другим предметам, не отнесенным к оружию, если они имеют гладкий ствол без ограничителей необходимых размеров или нарезной ствол.
Капсюли находились в РФ в свободном обороте до 2019 года, но с указанного года капсюли патронов к огнестрельному оружию могут быть приобретены только гражданами, имеющими разрешения на хранение и ношение огнестрельного длинноствольного оружия (спортивного или охотничьего). Ограничения на оборот других видов капсюлей и ответственность за незаконный оборот капсюлей не предусмотрены. При этом критерии отличия капсюлей патронов к огнестрельному оружию от многих других видов капсюлей отсутствуют, а в сигнальных и других подобных устройствах (пистолетах, револьверах и т.п.) часто используются именно капсюли патронов к огнестрельному оружию (как правило, гладкоствольному длинноствольному). Это затрудняет приобретение капсюлей лицами, имеющими сигнальные пистолеты и револьверы, предназначенные для их использования, и другие подобные устройства, приобретаемые без лицензии, или лицензии на коллекционирование оружия, либо разрешения на хранение и ношение сигнального и газового оружия, а также огнестрельного оружия ограниченного поражения, либо разрешения, не дающие права на ношение огнестрельного оружия, или выданные на хранение и (или) ношение видов огнестрельного оружия, не являющихся длинноствольными, но дает право на приобретение капсюлей в любом количестве гражданами, имеющими соответствующие разрешения на хранение и ношение огнестрельного оружия, и их использование в сигнальном оружии и других разрешенных к обороту предметах и на оборот других видов капсюлей любыми лицами, а также на оборот всех видов патронов к сигнальному, газовому и иному оружию, приобретаемому по лицензии или без лицензии, или к другим устройствам, содержащих капсюли, лицами, имеющими право на приобретение конкретных видов оружия, или любыми лицами, если на приобретение конкретного вида оружия ограничения ФЗ Об оружии не установлены или предмет не отнесен к оружию.
Поэтому оборот капсюлей и оружия или других устройств, в которых они используются вместо патронов и без пороха, не являлся и не является таким же контролируемым, как оборот патронов к оружию.
Законодательные изменения, внесенные ФЗ от 19.07.2018 N 219-ФЗ, могут повлечь отнесение капсюлей к боеприпасам, учитывая положения Протокола против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, принятого резолюцией 55/255 Генеральной Ассамблеи от 31 мая 2001 года, согласно п. «c» ст. 3 которого «боеприпасы» означают выстрел в комплекте или его компоненты, включая патронные гильзы, капсюли, метательный заряд, пули или снаряды, используемые в огнестрельном оружии, при условии, что сами такие компоненты подпадают под систему разрешений в соответствующем Государстве-участнике.
Поэтому введение в ФЗ Об оружии обязанности получения разрешения на хранение и ношение огнестрельного длинноствольного оружия для приобретения капсюлей может повлечь их отнесение к боеприпасам. При этом к боеприпасам в ст. 1 ФЗ Об оружии отнесены предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание, а к патронам - устройства, предназначенные для выстрела из оружия, объединяющие в одно целое при помощи гильзы средства инициирования, метательный заряд и метаемое снаряжение, т.е. устройства, не являющиеся капсюлями, поскольку капсюли отнесены к инициирующим средствам, поскольку они предназначены для воспламенения порохового заряда в патроне, а не для поражения цели, но в случае противоречия норм федеральных законов и международных договоров применяются нормы международных договоров, учитывая положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, что указывает на необходимость отмены запрета на приобретение капсюлей без разрешения или изменения понятия боеприпаса.
За незаконный оборот боеприпасов к огнестрельному оружию предусмотрена уголовная ответственность в ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ. При этом их незаконный оборот приравнен по видам, срокам и размерам наказаний к незаконному обороту видов огнестрельного оружия, указанных в ч. 1 и 7 ст. 222, ч. 1 ст. 222.2 и ч. 1 и 4 ст. 223 УК РФ, и влечет более строгие наказания, чем незаконный оборот патронов к газовому оружию, огнестрельному оружию ограниченного поражения и гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию, за исключением незаконного изготовления патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию (ч. 1, 2 и 3 ст. 223 УК РФ), поскольку уголовная ответственность предусмотрена только за незаконные сбыт и изготовление патронов, огнестрельному оружию ограниченного поражения либо газовому оружию (учитывая отнесение патронов к различным видам газового оружия к газовому оружию в ст. 3 ФЗ Об оружии), а также незаконные сбыт и изготовление патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию в ч. 7 ст. 222 УК РФ и ч. 1, 2 и 3 ст. 223 УК РФ, в которой они отнесены к остальным видам боеприпасов, незаконное изготовление которых влечет уголовную ответственность по данной норме УК РФ.
Незаконный оборот патронов к сигнальному оружию и других видов патронов, не имеющих поражающих элементов, уголовной ответственности не влечет.
Таким образом, если капсюли будут отнесены к боеприпасам, их приобретение, передача, сбыт и иной оборот, совершенный без получения разрешения, будут влечь уголовную ответственность и более строгие наказания, чем предусмотренные за незаконный оборот многих видов патронов к гражданскому оружию, и будет приравнен к незаконному обороту патронов ко многим видам огнестрельного оружия, незаконному изготовлению патронов к гражданскому огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию, а также к незаконному оборот более опасных видов боеприпасов (ручных и иных видов гранат, артиллерийских боеприпасов и т.п.), что будет нелогично, учитывая меньшую опасность капсюлей, нежели снаряженных патронов и других видов боеприпасов, а также их отнесение к компонентам патронов.
Подобные изменения могут увеличить количество случаев незаконных снаряжения, переделки или изготовления патронов к различным видам оружия, учитывая наличие уголовной ответственности за незаконный оборот многих видов боеприпасов и ее отсутствие за незаконный оборот целого ряда видов патронов к оружию.
В законодательстве ряда признанных и непризнанных государств капсюли отнесены к боеприпасам.
В частности, в Приказе МВД Украины от 21 августа 1998 года N 622, регулирующем оборот оружия, к боеприпасам отнесены охотничий порох и капсюли (п. 8.9).
Аналогичная формулировка содержится в Приказе МВД ДНР от 6 апреля 2015 года N 227 (п. 8.9).
При этом капсюли в законодательстве данных государств не ограничены к приобретению и, более того, в законодательстве Украины прямо разрешено приобретение без разрешения пистолетов и револьверов, имеющих удельную кинетическую энергию не более 0,5 Дж на мм2, использующих капсюли для метания пуль небольшого калибра или пулевые патроны без пороха (законодательством РФ разрешено приобретение данных пистолетов и револьверов, т.к. они не отнесены к огнестрельному и иному оружию, но не предусмотрены четкие правила их оборота как отдельных видов предметов, сходных с оружием, и они не распространены в обороте (возникают проблемы с их сертификацией, а документом, указывающим на их отнесение к конструктивно сходным с оружием изделиям, является заключение эксперта)).
Законодательством зарубежных стран предусмотрены различные правила приобретения и иного оборота капсюлей, но в целом ряде стран они могут быть приобретены по отдельной лицензии или лицензии на приобретение огнестрельного оружия, либо свободно (в частности, в Чехии и в ряде штатов США).
На практике, встречаются случаи, когда незаконный оборот заряженного дульнозарядного огнестрельного оружия или данного оружия вместе с порохом для него, хранящимся в пороховницах, натрусках или иных емкостях (бандельерах (берендейках), газырях, бумажных и других патронах, не являющихся унитарными, металлических банках для пороха и др.), квалифицируется по двум статьям как незаконный оборот огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (ст. 222, 223, 222.1 и 223.1 УК РФ), а законный оборот данного огнестрельного оружия или оборот конструктивно сходных с ним изделий вместе с порохом к ним – как незаконный оборот взрывчатых веществ (ст. 222.1 УК РФ). При этом незаконный оборот патронов ко многим видам огнестрельного оружия может быть квалифицирован только по одной статье с незаконным оборотом огнестрельным оружием как незаконный оборот боеприпасов (ст. 222 и 223 УК РФ) или квалифицирован как преступление только в случаях отдельных незаконных действий с определенными видами патронов к огнестрельному либо газовому оружию (ч. 7 ст. 222 и ст. 223 УК РФ) или не может быть квалифицирован как преступление в случаях незаконного оборота патронов, не имеющих поражающего элемента, сигнальных патронов и ряда других видов патронов и оборота патронов, не отнесенных к патронам к оружию, предусмотренному ФЗ Об оружии.
Подобная практика применения положений ст. 222 – 223.1 УК РФ означает, что в законодательной и правоприменительной деятельности не учитывается степень опасности дульнозарядного огнестрельного оружия, других видов оружия и конструктивно сходных с дульнозарядным огнестрельным или иным оружием изделий, а также пороха и патронов. При этом не исключено привлечение к уголовной ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 222, 223 и 222.1 УК РФ или только ст. 222.1 УК РФ (в зависимости от отнесения конкретного вида оружия к предмету преступления, предусмотренного ст. 222 или 223 УК РФ), в случаях незаконного оборота оружия или других подобных предметов вместе с взрывчатыми веществами, используемыми в огнестрельном оружии, не отнесенными к пороху, неисправных патронов к оружию и других изделий, их содержащих, или указанных дульнозарядных оружия и других предметов, снаряженных ими. Это усугубляется наличием запрета на приобретение пороха и капсюлей лицами, не имеющими разрешений на хранение и ношение огнестрельного длинноствольного оружия.
Оборот дульнозарядного огнестрельного оружия и конструктивно сходных с ним изделий с порохом к нему не может представлять большую степень опасности, чем оборот оружия и конструктивно сходных с ним изделий с унитарными патронами к ним, поэтому уголовная ответственность за незаконный оборот пороха к дульнозарядному огнестрельному оружию и, тем более, за незаконный оборот данного заряженного оружия и пороха, которым оно снаряжено, должна быть отменена. При этом необходимы введение права на приобретение пороха и других взрывчатых веществ, используемых в огнестрельном оружии, в ограниченном (например, в количестве, способном придать снаряду удельную кинетическую энергию огнестрельного оружия или большие ее значения (более 0,5 или 1,5 Дж на мм2)) или в любом количестве ко всем видам оружия и другим предметам любыми лицами, при введении права на приобретение любого количества капсюлей и капсюлированных гильз и большого количества данных веществ владельцами любого дульнозарядного огнестрельного и другого подобного оружия, имеющими право на его приобретение и использование, либо при отмене ограничений на приобретение пороха соответственно.
По законодательству Российской империи, РСФСР и СССР до 1927 года незаконный оборот снарядов и взрывчатых веществ влек более строгие наказания, чем незаконный оборот огнестрельного оружия, и всегда относился к преступлениям, но максимальные наказания за его совершение были менее строгими, нежели предусмотренные в ст. 222 – 223.1 УК РФ и в данном ФЗ (не более 5 лет ссылки – по Уголовному уложению России 1903г., и от 6 месяцев до 10 лет лишения свободы – по УК РСФСР 1922г.), и он не являлся преступлением, влекущим наказания, предусмотренные за убийство и иные тяжкие насильственные преступления, по законодательству Российской империи, или влекущим смертную казнь (расстрел), по УК РСФСР 1922г., предусматривавшуюся в то время за различные преступления, и предусматривали меньший минимальный срок лишения свободы, чем минимальные его сроки, установленные за умышленное причинение тяжкого вреда здоровья и целый ряд других тяжких насильственных преступлений.
При этом законодательством Российской империи разделялись порох, огнестрельные вещества, им не являющиеся, но используемые в огнестрельном оружии, и взрывчатые вещества, а наказания за незаконные действия с порохом и иными указанными веществами разделялись по обротоспособности пороха и других указанных веществ и степени опасности конкретных действий.
С 1927 по 2014 год незаконный оборот взрывчатых веществ по УК РСФСР 1926г., по законодательству СССР, УК РСФСР 1960г. (ч. 1 ст. 218) и УК РФ (ч. 1 – 3 ст. 222 и 223) был приравнен по мерам ответственности и наказания к незаконному обороту огнестрельного оружия и патронов к нему, а с 1 января 1997 до 2014 года в ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ была предусмотрена отдельная уголовная ответственность за незаконный оборот взрывных устройств, который был приравнен по мерам ответственности и наказания к незаконному обороту огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.
При этом незаконный оборот снарядов и всех видов взрывчатых веществ не влек лишения свободы по УК РСФСР 1926г. с 1927 по 1932 год без особых отягчающих обстоятельств, а за любой их незаконный оборот и незаконный оборот огнестрельного оружия, не являющегося охотничьим, оно было введено в 1933 году.
С 2014 года незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств выделен в УК РФ в отдельные составы преступлений (ст. 222.1 и 223.1), но незаконный оборот всех видов боеприпасов и огнестрельного оружия влечет менее строгие наказания по ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ.
С 2021 года незаконный оборот боеприпасов, не являющихся патронами и снарядами к огнестрельному оружию, влечет уголовную ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, а незаконный оборот артиллерийских снарядов и иных снарядов к крупнокалиберному огнестрельному оружию влечет уголовную ответственность за незаконный оборот боеприпасов к крупнокалиберному огнестрельному оружию по ст. 222.2 УК РФ и менее строгие наказания, чем по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, но более строгие, чем за незаконный оборот патронов и иных боеприпасов к другим видам огнестрельного оружия по ч. 1 ст. 222 УК РФ.
При этом для наличия уголовной ответственности и возможности назначения любых наказаний, предусмотренных ст. 222 – 223.1 УК РФ, не учитываются степень опасности конкретных предметов и веществ, их количество, совершение насильственных преступлений с их использованием и наступление тяжких последствий, а конкретное наказание определяется, главным образом, по усмотрению суда.
В УК ряда стран мира планируется декриминализация незаконного оборота пороха. В частности, проектом закона Украины от 02.09.2019 № 1222 Об оружии планируется декриминализация незаконного оборота пороха и капсюлей, используемых для снаряжения боеприпасов.
Криминализация незаконного оборота капсюлей не может быть допустима, учитывая их небольшие размеры, позволяющие вложить их сумку, карман и иные вещи конкретного лица незаметно для него, что может способствовать фабрикации уголовных дел для отчетности, мести или в иных целях (это имеет место в случаях обвинений в незаконном обороте наркотических средств и патронов к огнестрельному оружию).
Ограничения на оборот патронов к оружию и капсюлей в качестве средства борьбы с вооруженной преступностью не могут быть полностью эффективными, поскольку наличие видов огнестрельного и иного оружия, в которых не используются патроны и порох, и формальных критериев отнесения предметов к огнестрельному и иному оружию, допускающих нахождение в свободном обороте предметов, способных причинить средней тяжести или тяжкий вред здоровью человека, нахождение в свободном обороте строительно-монтажных патронов, патронов к видам оружия, не предусмотренным ФЗ Об оружии, отличающихся от патронов к гражданскому, служебному или боевому оружию и от запрещенных к обороту патронов, многих видов пиротехнических изделий и патронов к сигнальному и иному оружию, приобретаемому без лицензии, и отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот холостых, сигнальных и других подобных видов патронов к оружию, а также пиротехнических изделий не могут исключать использование различных видов патронов и капсюлей в переделанном или ином оружии, либо в предметах, не отнесенных к оружию, либо во взрывных устройствах, а установление строгих ограничений на оборот всех видов патронов, капсюлей и пиротехнических изделий и, тем более, введение уголовной ответственности за их незаконный оборот могут повлечь массовое привлечение к ответственности различных людей, совершение других репрессивных действий, не вызываемое явной необходимостью, и затруднение нормальной жизнедеятельности населения.
Учитывая вышеизложенное, необходимы:
1) введение в УК РФ четкого указания об отсутствии уголовной ответственности за незаконный оборот капсюлей, всех видов капсюлированных гильз и патронов Флобера, при отмене ограничений на их приобретение;
2) введение в УК РФ минимального количества взрывчатых веществ, используемых для производства выстрела из огнестрельного оружия и других подобных предметов, незаконный оборот которого влечет уголовную ответственность;
3) введение в ФЗ Об оружии их количества, которое разрешено к приобретению без ограничений и права на их приобретение в определенном или любом количестве лицами, имеющими лицензии на приобретения различных видов оружия, разрешения на их хранение, либо лицензии на коллекционирование оружия;
4) установление за их незаконный оборот не более строгих наказаний, чем за незаконный оборот оружия и патронов к нему, либо декриминализация их незаконного оборота, не повлекшего тяжких последствий, и отмена ограничений на их приобретение, хранение и иной оборот, не влекущий создание угрозы наступления тяжких последствий.
Установление ограничений на оборот оружия и других подобных предметов, а также мер наказаний за их совершение не является ключевым фактором борьбы с насильственной преступностью, а устанавливая любые ограничения и наказания, необходимо учитывать тот факт, что основная масса насильственных преступлений совершается без использования оружия и других предметов или с использованием бытовых предметов. При этом часто встречаются случаи нападений с использованием любых имитаций огнестрельного оружия или данного оружия, а не только с использованием пневматического, метательного и газового оружия. Встречаются и случаи использования при нападениях огнестрельного и иного оружия, находящегося в законном обороте, и видов оружия (обрезов ружей и винтовок, автоматов, пулеметов, гранатометов и т.п.), боеприпасов (гранат, мин и т.п.), взрывчатых веществ и взрывных устройств, оборот которых запрещен, а также всех указанных предметов.
Поэтому введение любых ограничений и запретов на оборот оружия и других предметов, а также любых строгих мер наказаний за их незаконный оборот не может пресечь вооруженной и иной насильственной преступности, учитывая применение в преступных целях законного огнестрельного и иного оружия или оружия и предметов, запрещенных к обороту в РФ, которые не могут быть даже приобретены гражданами в целях коллекционирования или получены в качестве наградного оружия, т.е. полностью исключены из гражданского оборота.
Вышеизложенное указывает на необходимость введения права многих лиц на приобретение максимально широкого перечня видов оружия и других подобных предметов с сохранением наименьшего количества ограничений на выдачу лицензий или на их приобретения иным образом и введением регистрации всех видов опасного огнестрельного оружия и других подобных предметов в целях ведения учета всех опасных предметов, выявления случаев их противоправного использования и принятия мер к лицам, совершившим или готовившим преступления с их применением, либо введения запрета на оборот всех видов огнестрельного и иного опасного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ не только гражданским населением, но и сотрудниками всех силовых структур и запрета на такое оружие и другие подобные предметы, по аналогии с оружием массового поражения (ядерным, химическим, биологическим, токсинным и т.п.), а также призыва всех стран мира и международного сообщества к полному разоружению.
Очевидно, что второе вышеуказанное решение проблемы вооруженной преступности представляется гораздо более неправдоподобным, нежели первое, в особенности, учитывая международную оружейную и военную политику, наличие черных рынков оружия в РФ и других странах мира, распространение в законном и незаконном обороте в РФ и других странах всех видов оружия, боеприпасов, других опасных предметов и их имитаций, распространение в свободном или незначительно ограниченном гражданском обороте различных видов опасных для жизни человека предметов и веществ за счет научно-технического прогресса, а также невозможность пресечения всей насильственной преступности путем запрета многих или всех видов оружия и других опасных предметов, при большей уязвимости невооруженных людей.
Разоружение армии и других силовых структур или их упразднение представляет опасность для государства и в истории имелись примеры, когда страны, не желающие вооружаться новым смертоносным оружием, заставляли им вооружаться, создавая угрозу их безопасности (примером такого государства является Япония, власти которой не сразу приняли на вооружение огнестрельное оружие (фитильные мушкеты, пистолеты и пушки) и сохраняли их на вооружении несколько веков, но вооружили армию новым оружием для обеспечения своей безопасности и вооружают им до настоящего времени силы самообороны).
Насильственная преступность существует с доисторических времен, когда не было современных видов стрелкового и иного оружия, а для защиты и нападения использовались сила рук и ног, а также любые имеющиеся предметы, и основными орудиями преступников были бытовые предметы и холодное или метательное оружие, многие виды которого не соответствуют критериям оружия, установленным законодательством РФ и многих других стран постсоветского пространства.
В целом законодателям и другим авторам законодательных инициатив, при установлении за незаконный оборот оружия и другие деяния лишения свободы, иных уголовных наказаний или других строгих наказаний, необходимо осознавать, что лишение свободы и другие виды наказания сами являются оружием, произвольное или частое применение которого к определенному и, тем более, к неопределенному кругу лиц опасно и недопустимо, т.к. оно представляет опасность для неопределенного круга лиц и общества в целом, а правильное его применение зависит от лиц, которые уполномочены назначать и исполнять его, поскольку применение наказаний может излишне ограничить основные права человека, а также повлечь материальные и иные лишения, подвергнутого ему лица, и лиц, зависящих от него.
При этом необходимо иметь ввиду, что частое применение лишения свободы и других подобных наказаний к различным осужденным влечет криминализацию общества и большие расходы бюджетных средств, которые в случае роста насильственной преступности и коррупции являются совершенно неоправданными, а в демократическом и правовом государстве (как и в любом государстве) частое или произвольное и, тем более, несправедливое применение лишения свободы и других репрессивных наказаний или иных мер крайне негативно сказывается на развитии и функционировании государства и на взаимодействии личности, государства и общества, а также на взаимоотношении государства с другими государствами и международными органами и организациями.
Строгие наказания за различные деяния, в особенности, лишение свободы на длительные сроки (до 10 или более лет) и более строгие наказания (пожизненное лишение свободы, смертная казнь и другие подобные наказания), устанавливаемые за насильственные и ненасильственные деяния различной степени опасности, являются примером применения крайних мер в праве (правовым экстремизмом) и могут использоваться как орудие личной мести, средство личной наживы или подавления инакомыслия либо как средство совершения других общественно опасных действий различных представителей власти и других лиц, устрашающих население и (или) способствующих возникновению опасных провокационных ситуаций, влекущих нарушение конституционного порядка и возможные массовые насильственные действия (бунты, мятежи, возможные вооруженные конфликты и т.п.), которые могут быть направлены на подавление воли неугодной конкретным влиятельным лицам части общества и носить массовый характер (государственный терроризм).
Подобные действия представляют повышенную опасность для личности, общества и государства, не отвечая целям наказания, определяемым общими принципами права, международным законодательством и законодательством конкретных государств. При этом указанные действия противоречат как общим принципам права, так и действующему международному и национальному законодательству (проявления государственного терроризма запрещены принятой на XXXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1984 г. резолюцией «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государства, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах», а человек является высшей ценностью, согласно ст. 2 Конституции РФ и аналогичным нормам конституций целого ряда других стран).
Многие уголовные и иные законы, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, принимаемые в России и других странах мира, не имеют конкретных сроков действия и условий применения в различных ситуациях, возникающих в стране и мире, поэтому один закон может действовать много лет в одной или нескольких странах (в частности, в СССР, РСФСР, РФ и Южной Осетии), не отвечая требованиям времени и обстоятельств, независимо от его несоответствия конституции государства и международному праву или противоречия здравому смыслу. При этом обычно не устанавливаются моратории на действие конкретных законов и не прекращается их применение без их отмены новыми законами или актами конституционных судов. Встречаются и случаи возвращения устаревших или нелогичных положений законодательства прежних времен и (или) государств прошлого (в частности, возвращение положений уголовного и иного законодательства Российской империи, СССР и РСФСР в законодательство РФ, Южной Осетии, Абхазии, ДНР, ЛНР, ПМР, Молдовы, Кыргызстана, Монголии и ряда других стран) либо продолжения применения положений законов, признанных Конституционным Судом РФ или другими конституционными органами различных государств либо международными органами несоответствующими Конституции РФ, конституциям других государств либо иному национальному или международному законодательству. При этом часто игнорируются положения актов Конституционного Суда РФ или других вышеуказанных органов о внесении изменений в норму законодательства, признанную несоответствующей конституции государства, иному его законодательному акту или международному договору.
Любой закон государства может использован в различных целях при различных государственных режимах в различных государствах, а приоритет конституционного законодательства государства над международным законодательством не может отрицать основных прав и свобод человека и гражданина, установленных международным законодательством, но может повлечь их нарушение положениями конституций и иного законодательства конкретных государств, если он не указан в законодательстве государства или в международном законодательстве, признаваемом конкретным государством.
Это требует четкого распределения наказаний за преступления и иные правонарушения, учитывающего степень опасности конкретного деяния и внесение других изменений, исключающих произвольное или частое установление и применение нелогичных репрессивных законов, а также игнорирование приоритета применения общепризнанных норм международного права, обеспечивающих защиту прав и свобод человека.
Исторически доказан вред репрессивных законов для общества и государства, влекущий распады государств или их отставание в экономическом, культурном и ином развитии и возможную криминализацию общества на их территории.
В частности, Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
Монтескье также писал в указанном сочинении о недопустимости применения одинаковых наказаний к лицам, совершившим воровство или убийство, указывая, что в Китае разбойников положено рассекать на части, а простых воров - нет, поэтому там воруют, но не убивают, а в Московском государстве, где воров и убийц наказывают одинаково, грабеж всегда сопровождается убийством, чтобы не оставлять в живых свидетелей преступлений, но в Англии не убивают, потому что воры могут надеяться на ссылку в колонии, а убийцы – нет.
Данное утверждение Монтескье можно отнести к любому несправедливому распределению наказаний за убийства и другие преступления, учитывая распространенность строгих наказаний, являющихся альтернативами смертной казни или устанавливаемых вместо смертной казни, к которым в настоящее время отнесены пожизненные и близкие к ним сроки лишения свободы, и опасность отбывания наказания вместе с преступниками, склонными к совершению убийств, а также другие негативные последствия осуждения за наиболее тяжкие преступления или к наиболее строгим уголовным наказаниям.
Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
О негативном влиянии тюрем и других подобных мест лишения свободы писали различные юристы, другие ученые и философы (Н. С. Таганцев, С.П.Мокринский, П.А.Кропоткин, Л.Н.Толстой, Ф.Зимбардо и др.).
П.А.Кропоткин в своих работах «В русских и французских тюрьмах», «Записки революционера» и др. указывал, что тюрьмы, в которых установлены как строгие (в тюрьмах Российской империи), так и либеральные режимы содержания (в тюрьмах Франции) формируют склонности к криминальному образу жизни и являются высшими школами (университетами) преступности, поэтому необходим отказ от тюрем.
С.П.Мокринский в своей работе «Наказание. Его цели и предположения» указывал на негативное влияние лишения свободы, в особенности, его длительных сроков и указывал в качестве максимального срока лишения свободы, после которого происходит привыкание лица к изоляции и утрата лишением свободы функции наказания, 5 лет лишения свободы.
Идея С.П.Мокринского была временно реализована в законодательстве РСФСР принятием Декрета СНК РСФСР от 21 марта 1921 года «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», которым в качестве максимального срока лишения свободы был установлен срок 5 лет. Максимальный срок лишения свободы, составляющий 5 лет, планировали установить в проекте первого УК РСФСР, но уже в окончательной его редакции, принятой в 1922 году как УК РСФСР 1922г., данный срок составил 10 лет.
Л. Н. Толстой указывал во многих своих произведениях на вред для личности и общества лишения свободы, других наказаний, воинской повинности и иных принудительных мер. В особенности, осуждал он применение лишения свободы, телесных наказаний, смертной казни, воинских наказаний и иных строгих мер к людям, не совершавшим убийств и других подобных тяжких преступлений, виновных лишь в незначительных правонарушениях либо в отказе от исполнения воинской повинности (принесения присяги) или других государственных повинностей.
Экспериментально доказал вред лишения свободы (в особенности, его строгих режимов) психолог Ф. Зимбардо проведением в 1971 году «Стэнфордского тюремного эксперимента», заключавшегося в имитации отбывания тюремного заключения в тюрьме строгого режима студентами-добровольцами, поделенными на заключенных и охранников. Проведение «Стэнфордского тюремного эксперимента» показало, что люди, исполнявшие роль охранников, достаточно быстро стали приобретать склонность к насилию и жестокости по отношению к тем, кто исполнял роль заключенных, а люди, исполнявшие роль заключенных, стали приобретать склонность к насилию и жестокости, и другие негативные качества. Это повлекло досрочное прерывание «Стэнфордского эксперимента» (эксперимент предполагалось провести за 2 недели, но он длился только 6 дней) и явилось доказательством большого вреда для людей от лишения свободы.
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и гражданина, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Решение

Учитывая неупорядоченность норм законодательства РФ об обороте оружия, патронов, капсюлей, а также взрывчатых веществ, используемых в оружии и целом ряде других предметов, необходимы:
1) введение в УК РФ четкого указания об отсутствии уголовной ответственности за незаконный оборот капсюлей, всех видов капсюлированных гильз и патронов Флобера, при отмене ограничений на их приобретение;
2) введение в УК РФ минимального количества взрывчатых веществ, используемых для производства выстрела из огнестрельного оружия и других подобных предметов, незаконный оборот которого влечет уголовную ответственность;
3) введение в ФЗ Об оружии их количества, которое разрешено к приобретению без ограничений и права на их приобретение в определенном или любом количестве лицами, имеющими лицензии на приобретения различных видов оружия, разрешения на их хранение, либо лицензии на коллекционирование оружия;
4) установление за их незаконный оборот не более строгих наказаний, чем за незаконный оборот оружия и патронов к нему, либо декриминализация их незаконного оборота, не повлекшего тяжких последствий, и отмена ограничений на их приобретение, хранение и иной оборот, не влекущий создание угрозы наступления тяжких последствий.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 946 голосов

54

Против решения: 223 голоса

К началу списка инициатив