Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф98001
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости введения в ст.222.1 и 223.1 УК РФ четких минимальных условий уголовной ответственности за незаконный оборот взрывчатых веществ и распределения наказаний за него по его последствиям

Необходимо ввести в ст. 222.1 и 223.1 УК РФ минимальное количество различных взрывчатых веществ и иные минимальные условия уголовной ответственности за незаконный оборот взрывчатых веществ, не используемых в гражданском и ином подобном ручном огнестрельном оружии и других предметах, не запрещенных к обороту в РФ, либо взрывчатых веществ, представляющих повышенную опасность.
Данные изменения необходимы, учитывая отсутствие в УК РФ минимального количества взрывчатых веществ, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность (включая порох и вещества, содержащееся в капсюлях, патронах Флобера и иных патронах кольцевого воспламенения, безгильзовых, сигнальных и других видах патронов к оружию и другим предметам, а также в пиротехнических изделиях), и других минимальных условий уголовной ответственности за их незаконный оборот (их степень опасности и оборотоспособность, их использование для совершения насильственных преступлений, наступление тяжких последствий и др.), а также увеличение риска фабрикации уголовных дел о незаконном обороте предметов небольшого размера (патронов к оружию, снаряженных порохом или иным взрывчатым веществом, патронов с разрывными пулями либо разрывных пуль или иных подобных снарядов небольшого размера и др.) или веществ (пороха и др.) в небольшом количестве, имеющих различную оборотоспособность и распространенность, но не всегда имеющих значительную поражающую способность, строгость наказаний за незаконный оборот взрывчатых веществ и их усиление с 2021 года (увеличение сроков лишения свободы до 8, 10, 11, 12, 15 и 20 лет (по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, – до 12, 15, 16,5, 18, 22,5 и 25 лет)) до максимальных сроков наказаний за большинство особо тяжких насильственных преступлений, являющихся наиболее строгими наказаниями во всех случаях невозможности назначения пожизненного лишения свободы или смертной казни либо сроков лишения свободы, составляющих более 25 лет по совокупности преступлений (до 30 лет) и более 30 лет - по совокупности приговоров (до 35 лет).
Уголовная ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ с 2014 года предусмотрена с 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК РФ), т.е. несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие незаконный оборот любых взрывчатых веществ или взрывных устройств, отнесенный к тяжким преступлениям, могут быть осуждены к лишению свободы на срок до 6 лет, но если данные деяния отнесено к особо тяжким преступлениям, они могут быть осуждены к лишению свободы на срок до 10 лет, независимо от наступления каких-либо последствий. К данному наказанию за указанные деяния, отнесенные к тяжким или особо тяжким преступлениям, могут быть осуждены несовершеннолетние, совершившие их в возрасте от 17 лет. Поэтому необходимо четкое отграничение количества и видов взрывчатых веществ, представляющих повышенную общественную опасность, и таких взрывных устройств от указанных и иных веществ, а также различных устройств, не представляющих указанной степени опасности, при четком распределении мер ответственности и наказаний по признакам наличия и степени опасности наступивших последствий, повышении возраста уголовной ответственности за их незаконный оборот, не сопряженных с насильственными особо тяжкими преступлениями, до 16 или 18 лет, а также исключении применения лишения свободы и иных строгих наказаний к другим категориям лиц, в отношении которых предусмотрено или необходимо смягчение наказаний (лиц, преклонного возраста, или любых лиц, имеющих определенные заболевания, травмы или физические недостатки, женщин и любых лиц, не склонных к совершению насильственных преступлений), учитывая строгость уголовных наказаний и исторически доказанную невозможность борьбы с преступностью введением наиболее строгих наказаний за ненасильственные деяния и деяния, не причинившие существенного для человека вреда.
Максимальные сроки лишения свободы за незаконный сбыт холодного оружия и многих других видов оружия и за незаконный оборот огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств превышают максимальные сроки лишения свободы за незаконный оборот ядерных материалов и радиоактивных веществ (ст. 220 УК РФ), составляющие не более 2 лет, и не более 7 лет, если он повлек по неосторожности место гибель людей, а максимальные сроки лишения свободы за незаконный оборот многих видов огнестрельного оружия, их основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств превышают максимальные сроки лишения свободы за незаконный оборот в целях сбыта или сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, и за незаконный оборот оружия массового поражения, составляющие не более 3, 5, 8 и 10 лет лишения свободы соответственно (ч. 1, 2 и 3 ст. 234 и ст. 355 УК РФ).
Это нелогично и несправедливо, учитывая повышенный степень общественной опасности незаконного оборота оружия массового поражения, ядерных материалов и радиоактивных веществ, в особенности, если он повлек гибель людей или другие подобные тяжкие последствия.
Наиболее строгие наказания за незаконный оборот многих видов оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств превышают наиболее строгие наказания за применение запрещенных средств и методов ведения войны, включая применение оружия массового поражения, запрещенного международным договором РФ, в части наличия дополнительных наказаний в виде крупных штрафов и минимальных сроков лишения свободы, поскольку за применение многих видов запрещенных средств и методов ведения войны предусмотрено лишение свободы без штрафа или иного дополнительного наказания на срок до 20 лет (минимальный срок лишения свободы составляет 2 месяца), а за применение запрещенного оружия массового поражения оно предусмотрено на срок от 10 до 20 лет. При этом во всех нормах УК РФ о незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 – 223.1) предусмотрены наказания в виде крупных штрафов, а нормах о незаконном обороте многих видов огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств предусмотрены минимальные сроки лишения свободы, составляющие от 3 до 12 лет, а максимальный срок лишения свободы за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств составляет 20 лет.
Нормами УК РФ не предусмотрена уголовная ответственность за незаконные действия с видами оружия и иными предметами, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов, за исключением незаконных действий с ядерными материалами и радиоактивными веществами (ст. 220 УК РФ) или с оружием массового поражения (ст. 355 УК РФ), оружием и иными предметами, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения (с 2021 года предусмотрена общая административная ответственность за незаконный оборот любого оружия в ст. 20.10 КоАП РФ). При этом ст. 6 ФЗ Об оружии запрещены указанные виды оружия и иных предметов, имеющие выходные параметры, превышающие величины, установленные в соответствии с законодательством РФ о техническом регулировании, законодательством РФ о стандартизации и соответствующие нормам федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, а также указанных оружия и предметов, произведенных за пределами территории РФ, а степень их опасности может быть выше, чем у большинства или всех видов оружия и других предметов, незаконный оборот которых криминализирован в УК РФ.
Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, влечет уголовную ответственность только при наличии признаков их незаконных сбыта или иного незаконно оборота в целях сбыта (ч. 1, 2 и 3 ст. 234 УК РФ), независимо от степени их опасности и их использования в оружии или других подобных предметах (без цели сбыта отсутствует и специальная административная ответственность за их незаконный оборот).
Не влечет уголовной и административной ответственности незаконный предметов, конструктивно сходных с газовым оружием, но предназначенных не для временного химического поражения цели (учитывая положения ст. 1 ФЗ Об оружии), а для причинения вреда здоровью (в особенности, тяжкого вреда здоровью) или смерти человеку, не отнесенных к оружию массового поражения (химическому, токсинному и др.), т.к. они не отнесены к газовому, химическому и иному оружию. При этом отсутствуют правила оборота многих указанных предметов, а ФЗ Об оружии запрещает оборот только газового оружия, снаряженного веществами, способными причинить вред здоровью (ст. 6 ФЗ Об оружии), несмотря на затруднительность их отнесения к газовому оружию.
Поэтому меры ответственности наказаний за незаконный оборот различных видов оружия, и других предметов, взрывчатых и иных веществ распределены в УК и КоАП РФ нелогично и несправедливо.
Федеральный закон, регулирующий оборот сильнодействующих и ядовитых веществ во всех случаях, включая правила их использования в оружии или в качестве оружия либо установления запрета такого их использования, и общие правила их оборота, полностью регулирующие их оборот, в законодательстве РФ отсутствуют, а их Список не содержит правил их оборота. При этом федеральными законами регулируется оборот лекарственных средств, наркотических и психотропных веществ, а международными договорами регулируется оборот ряда отдельных видов сильнодействующих или ядовитых веществ.
Перечень продукции, оборот которой запрещен или ограничен, определен не федеральным законом, а Постановлением ВС СССР от 23 мая 1991 г. N 2194-I «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная которых запрещена или ограничена» и Указом Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена», которыми к указанной продукции отнесены вооружение, пороха и иные взрывчатые вещества, яды, лекарственные препараты, приобретаемые по рецепту (с 2020 года), и целый ряд других предметов и веществ. При этом не указаны понятия вооружения и других упоминаемых предметов и отсутствуют федеральные законы и иные нормативно-правовые акты, ограничивающие оборот всех видов военного и иного оружия, ядовитых и сильнодействующих веществ, а также целого ряда других предметов. Отсутствие правил оборота предмета, предусмотренного данными Постановлением ВС СССР и Указом Президента РФ, не означает запрета на его оборот, т.к. положения об этом отсутствуют в Конституции РФ, международных договорах РФ, федеральных конституционных законах и федеральных законах, а ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ предусмотрены обязательное опубликование законов и иных нормативно-правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, и ограничение оборота предметов (объектов гражданских прав) только законом или в порядке, установленном законом, а предметы, на оборот которых конкретные ограничения не установлены, могут свободно отчуждаться.
При этом понятие ограничения реализации и (или) иного оборота предмета является очень широким и может охватывать любые запреты (наличие любого возрастного ограничения, ограничения по гражданству, состоянию здоровья и т.п.), поэтому часть ограниченных к обороту видов оружия и других предметов доступны всех гражданам РФ и (или) всем гражданам или любым лицам, в зависимости от установления конкретных ограничений на оборот предмета.
Данные акты ВС СССР и Президента РФ имеют меньшую юридическую силу, чем федеральные законы и, тем более, Конституция РФ, поэтому их применение без установления четких ограничений на оборот конкретных предметов федеральными законами невозможно, а ограничения на оборот предметов должны быть оправданы обстоятельствами и соответствовать степени опасности конкретных предметов
Поэтому необходимо введение федеральными законами четких правил оборота всех видов оружия, сильнодействующих и ядовитых веществ, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также других предметов, правила оборота которых частично или полностью отсутствуют, критериев данных предметов и разделения их по степени опасности и оборотоспособности на предметы, находящиеся в свободном обороте, незначительно ограниченные в обороте, ограниченные для приобретения определенными лицами или в определенных случаях и запрещенные к обороту.
Пленумом Верховного Суда РФ в Постановление от 12.03.2002г. № 5 было введено указание:
«При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных
статьями 222.1, 223.1, 225 и 226.1 УК РФ, под взрывчатыми веществами следует
понимать химические соединения или смеси веществ, способные под влиянием внешних воздействий к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению (взрыву). К ним
относятся: тротил, аммониты, пластиты, эластиты, порох и т.п.
Под взрывными устройствами понимаются промышленные или самодельные изделия, содержащие взрывчатое вещество, функционально предназначенные для производства взрыва и способные к взрыву.
Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к
взрывчатым веществам и взрывным устройствам.
По смыслу закона к взрывным устройствам, ответственность за незаконные действия с которыми предусмотрена статьями 222.1, 223.1, 225 и 226.1 УК РФ, относятся и приспособления для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.), находящиеся отдельно от самого изделия.
Судам следует иметь в виду, что уголовная ответственность за
незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение
взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также за незаконное
изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделку или
ремонт взрывных устройств наступает по специальным нормам,
предусмотренным статьями 222.1 и 223.1 УК РФ. С учетом этого, если судом при
рассмотрении уголовного дела установлено, что предмет вооружения или
метаемое снаряжение содержат в своем составе взрывчатое вещество,
функционально предназначены для производства взрыва и способны к взрыву
(например, мина, граната), то незаконные действия с таким предметом
квалифицируются по статье 222.1 или статье 223.1 УК РФ».
При этом не были указаны перечень видов предметов вооружения и метаемого снаряжения, их поражающая способность и количество взрывчатого вещества, незаконный оборот которого влечет ответственность по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, а также соответствие вида и количества взрывчатого вещества назначению и степени опасности конкретных предметов, включая патроны и метаемое снаряжение (пули, дробь, картечь, стрелы и т.п.). Это вносит неясность в вопрос о квалификации незаконного оборота разрывных пуль и любых видов патронов, т.к. порох содержится в большинстве видов патронов к оружию и другим подобным предметам, в т.ч. в их видах, находящихся в свободном обороте, а взрывчатые вещества, предназначенные для воспламенения порохового заряда, содержатся в капсюлях или гильзах патронов (включая патроны без пороха) и других подобных предметах.
При этом постановления Пленума Верховного Суда РФ не имеют силы закона, что означает невозможность их применения в части, противоречащей законодательству, или создающей правовую неопределенность применения конкретных законодательных норм, до внесения изменений в законодательство, а законодательство РФ и нормативно-правовые акты, имеющие меньшую юридическую силу, не должны противоречить Конституции РФ, что имеет место в данном случае, учитывая правовую неопределенность и усиление наказаний за незаконный оборот взрывчатых веществ.
Поэтому незаконный оборот патронов и других подобных предметов не может влечь уголовной ответственности по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ.
Незаконный оборот всех видов патронов к оружию влечет уголовную и административную ответственность за незаконный оборот боеприпасов и незаконные действия с патронами к различным видам оружия по ст. 222, 222.2 или 223 УК РФ либо по ст.20.10 КоАП РФ, а иные виды патронов находятся в свободном обороте и не являются предметами преступлений и административных правонарушений в сфере оборота оружия, независимо от типа воспламенения заряда и от их отнесения к безгильзовым патронам, содержащим взрывчатые вещества, обеспечивающие сгорание корпуса патрона при выстреле.
Незаконный оборот патронов с разрывными пулями влечет уголовную ответственность по ст. 222, 222.2 и 223 УК РФ, если они отнесены ФЗ Об оружии и экспертными критериями к боеприпасам к огнестрельному оружию, а незаконный оборот самих разрывных пуль может влечь уголовную ответственность только, если они отнесены к боеприпасам, т.к. большинство видов пуль не относятся к боеприпасам и совершение многих действия с ними без патронов или оружия не ограничены ФЗ Об оружии. При этом для четкого разграничения ответственности за незаконный оборот боеприпасов и взрывчатых веществ необходимо введения в УК РФ четких критериев отличия разрывных пуль к различным видам стрелкового оружия от других опасных предметов, содержащих взрывчатые вещества, имеющих высокую поражающую способность, что требует указания величин максимальной поражающей способности разрывных пуль к ручному стрелковому оружию и иным видам стрелкового оружия и четкого разграничения по степени опасности возможного количества различных видов взрывчатых веществ, размещаемых в пулях и иных снарядах конкретных калибров.
Незаконный оборот капсюлей отдельной ответственности не влечет (их незаконная продажа влечет общую административную ответственность за незаконную продажу ограниченных в обороте вещей по ст. 14.2 КоАП РФ), но в ФЗ Об оружии и ином законодательстве РФ отсутствуют четкие критерии разграничения мер ответственности за незаконный оборот взрывчатых веществ и предметов, их содержащих, что ставит вопрос о мерах ответственности и наказаний за незаконные действия с капсюлями, неисправными патронами, содержащими годные к использованию порох и (или) капсюли, а также дульнозарядного огнестрельного оружия и конструктивно сходных с ним изделий, снаряженных порохом, или находящимися у конкретных лиц вместе с необходимым для их использования в качестве оружия порохом.
Виды взрывчатых веществ, не используемых в ручном огнестрельном оружии и других предметах, приобретение которых гражданами допускается с определенными ограничениями или без ограничений, либо представляющих повышенную опасность (твердое ракетное топливо, тротил, гексоген, динамит и др.), используются в различных видах ракет на твердом ракетном топливе, для проведения взрывных работ (промышленные взрывчатые вещества), в артиллерийских снарядах, боевых ручных гранатах, гранатах для гранатометов, минометных и иных видах мин, авиационных и иных видах бомб и в других видах боеприпасах, а также в части видов взрывных устройств.
Данные виды взрывчатых веществ обладают большей энергией, нежели порох и другие взрывчатые вещества, предназначенные для производства выстрела или воспламенения порохового заряда, и запрещены к обороту физическими лицами. Поэтому они являются более опасными, чем порох, патроны к оружию и ручное огнестрельное оружие, что оправдывает их запрет к обороту и установление более строгих наказаний за их незаконный оборот, чем за незаконный оборот ручного огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.
При этом степень опасности конкретных видов взрывчатых веществ определяется их количеством и существует минимальное количество любого вещества, представляющее опасность для жизни и здоровья человека, но оно не определено в ст. 222 – 223.1 УК РФ и в ином законодательстве РФ.
Оборот большинства видов взрывчатых веществ, боеприпасов, боевого огнестрельного оружия, не отнесенного к ручному, других подобных видов огнестрельного оружия, а также взрывных устройств не регулируется ФЗ Об оружии и порядок многих действий с взрывчатыми веществами, предназначенными для проведения взрывных работ, артиллерийскими орудиями, гранатометами, минометами, ручными и иными гранатами, минометными и иными минами, и другими подобными видами огнестрельного оружия и боеприпасов регулируется подзаконными актами правительства РФ, определяющими правила оборота юридическими лицами взрывчатых веществ промышленного назначения, а также боевого оружия и боеприпасов в государственных военизированных организациях, и частично регулируется законодательством РФ о военно-техническом сотрудничестве, иным законодательством РФ, а также международными договорами РФ.
Отсутствие в РФ федерального закона о взрывчатых веществах и взрывных устройствах, а также о всех видах огнестрельного оружия и боеприпасов означает, что в законодательной деятельности не учитывается степень их опасности и особенности конкретных их видов, а также мировую практику, поскольку в большинстве стран мира приняты законы об оружии и боеприпасах (Польше, Сербии, Нидерландах и др.) или об оружии, взрывчатых и иных опасных веществах, а также о пиротехнических изделиях (США, Болгарии и др.), либо о взрывчатых веществах промышленного назначения (Кыргызстане).
Нелогично отклонение нескольких законопроектов о взрывчатых веществах и взрывных устройствах и отсутствие правил оборота всех их видов, учитывая наличие ФЗ Об оружии, который, впрочем, регулирует оборот только части видов оружия и патронов, и отсутствие закона, регулирующего оборот более опасных предметов.
Поэтому необходимо введение правил оборота всех видов оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в ФЗ Об оружии или принятие отдельных федеральных законов об обороте артиллерийских орудий и иного подобного огнестрельного оружия, гранат и иных подобных видов боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.
По законодательству Российской империи, РСФСР и СССР до 1927 года незаконный оборот снарядов и взрывчатых веществ влек более строгие наказания, чем незаконный оборот огнестрельного оружия, и всегда относился к преступлениям, но максимальные наказания за его совершение были менее строгими, нежели предусмотренные в ст. 222 – 223.1 УК РФ и в данном ФЗ (не более 5 лет ссылки – по Уголовному уложению России 1903 г., и от 6 месяцев до 10 лет лишения свободы – по УК РСФСР 1922г.), и он не являлся преступлением, влекущим наказания, предусмотренные за убийство и иные тяжкие насильственные преступления, по уголовному законодательству Российской империи, или влекущим смертную казнь (расстрел), по УК РСФСР 1922г., предусматривавшуюся в то время за различные преступления.
При этом законодательством Российской империи разделялись порох, огнестрельные вещества, им не являющиеся, но используемые в огнестрельном оружии, и взрывчатые вещества, а наказания за незаконные действия с порохом и иными указанными веществами разделялись по обротоспособности пороха и других указанных веществ и степени опасности конкретных действий.
С 1927 по 2014 год незаконный оборот взрывчатых веществ по УК РСФСР 1926г., по законодательству СССР, УК РСФСР 1960г. (ч. 1 ст. 218) и УК РФ (ч. 1 – 3 ст. 222 и 223) был приравнен по мерам ответственности и наказания к криминализированному в данных нормах уголовного законодательства СССР, РСФСР и РФ незаконному обороту огнестрельного оружия и патронов к нему.
С 1 января 1997 до 2014 года в ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ была предусмотрена отдельная уголовная ответственность за незаконный оборот взрывных устройств, который был приравнен по мерам ответственности и наказания к незаконному обороту огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.
При этом незаконный оборот снарядов и всех видов взрывчатых веществ не влек лишения свободы по УК РСФСР 1926г. с 1927 по 1932 год без особых отягчающих обстоятельств, а за любой их незаконный оборот и незаконный оборот огнестрельного оружия, не являющегося охотничьим, оно было введено в 1933 году.
С 2014 года незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств выделен в УК РФ в отдельные составы преступлений (ст. 222.1 и 223.1), но незаконный оборот всех видов боеприпасов и огнестрельного оружия влечет менее строгие наказания по ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ.
С 2021 года незаконный оборот боеприпасов, не являющихся патронами и снарядами к огнестрельному оружию, влечет уголовную ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, а незаконный оборот артиллерийских снарядов и иных снарядов к крупнокалиберному огнестрельному оружию влечет уголовную ответственность за незаконный оборот боеприпасов к крупнокалиберному огнестрельному оружию по ст. 222.2 УК РФ и менее строгие наказания, чем по ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, но более строгие, чем за незаконный оборот патронов и иных боеприпасов к другим видам огнестрельного оружия по ч. 1 ст. 222 УК РФ.
При этом для наличия уголовной ответственности и возможности назначения любых наказаний, предусмотренных ст. 222 – 223.1 УК РФ, не учитываются степень опасности конкретных предметов и веществ, их количество, совершение насильственных преступлений с их использованием и наступление тяжких последствий, а конкретное наказание определяется, главным образом, по усмотрению суда.
Критерии допустимых кинетических энергий установлены для пиротехнических изделий соответствующим ГОСТом (ГОСТ Р 51270-99 Изделия пиротехнические.) и разграничивают по классам нелицензируемые и лицензируемые пиротехнические изделия. Они составляют 0,5, 5 и 20 Дж, а также 0,5 Дж на мм2.
При этом любые пиротехнические изделия и вещества, используемые именно в них, не могут быть отнесены к взрывным устройствам и взрывчатым веществам (что указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002г. № 5), а их незаконный оборот не влечет уголовной ответственности (нарушение правил их оборота влечет уголовную ответственность только в случаях причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человеку (ст. 218 УК РФ (Нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий, а также незаконная пересылка этих веществ по почте или багажом, если эти деяния повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека))), независимо от превышения данных значений кинетических энергий.
Минимальное количество взрывчатых веществ возможно определить, руководствуясь минимальными критериями огнестрельного и иного оружия или других предметов, находящихся в гражданском обороте, в отношении которых они установлены законодательством РФ и других стран или международными договорами РФ.
Существующие медицинские критерии поражающей способности оружия определяют минимальную удельную кинетическую энергию, необходимую для отнесения предметов к огнестрельному оружию, составляющую 0,5 Дж на мм2 (50 Дж на см2), не как минимальную энергию, позволяющую причинить легкий вред здоровью человека или телесные повреждения, его не повлекшие, а как энергию, позволяющую причинить тяжкий вред здоровью человека, при попадании снаряда (пули, дроби, картечи и т.п.) в различные части тела.
Данными судебной медицины определено, что при выстреле в средние отделы груди снаряд с удельной кинетической энергией:
6-8 Дж/см2 причиняет ссадины;
14-17 Дж/см2 - поверхностные раны;
32-36 Дж/см2 - непроникающее ранение грудной клетки с переломами грудины;
54-60 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки;
135-145 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки с повреждениями ее задней стенки.
Экспертные критерии огнестрельного оружия были разработаны в СССР учеными Л. Ф. Савранем и Е.И. Сташенко. Причем значение удельной кинетической энергии 0,5 Дж/мм2 было определено путем указания среднего между значениями удельных энергий патронов калибра 5,6 мм (0,4 Дж на мм2) и 9 мм (0,6 Дж на мм2) при скорости 100 м/с, т.е. оно не является фактическим минимальным значением данной энергии патрона к огнестрельному оружию. Данные критерии требуют уточнения, учитывая наличие административной и уголовной ответственности за незаконный оборот огнестрельного оружия и за различные незаконные действия с холодным и многими другими видами оружия.
Пули и другие снаряды калибра до 1 мм, а также стрелы, остроконечные пули и другие снаряды с острием или подкалиберные снаряды имеют значения удельной кинетической энергии, превышающие 0,5 или 1,5 Дж на мм2, при дульной энергии игрушечного оружия, составляющей до 0,5 Дж, учитывая их очень небольшую площадь поперечного сечения. Поэтому луки и арбалеты, метательное бросковое и холодное клинковое оружие имеют значения удельной кинетической энергии, намного превышающие 0,5 и 1,5 Дж на мм2. Но данные значения удельной кинетической энергии достижимы при поражении цели с любой дульной энергией предметами, имеющими заостренную головную часть или очень малую площадь поперечного сечения (стрелы, остроконечные пули, заостренные стержни, гвозди, иглы и т.п.). В 2019 году Е. А. Лаппо в своей работе «Об уточнении значения минимальной поражающей способности ручного стрелкового огнестрельного оружия» указывал, что А. Г. Андреевым в 2003 году было подтверждено что форма головной части пуль (при равных скоростях в момент поражения) влияет на величину их проникновения. В своей работе (Андреев А. Г. «Современное состояние и проблемы криминалистического исследования самодельного огнестрельного оружия»: дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003) А. Г. Андреев указывает, что некоторые пули патронов 5,45x39 внедрялись в биологический материал под углом, вследствие чего глубина их проникновения уменьшалась, а результат не учитывался при обработке результатов экспериментальной стрельбы.
Поэтому минимальный критерий удельной энергии огнестрельного оружия нуждается в пересмотре в сторону увеличения, учитывая его достижимость в любых предметах, имеющих снаряды или различные части с очень малой площадью поперечного сечения (острия, лезвия и т.п.), т.е. в предметах, не отнесенных к оружию, включая бытовые ножи, отвертки, шило, иглы и тому подобные предметы, находящиеся в свободном обороте.
При этом более подходящим критерием ограничения оборотоспособности различных предметов, предназначенных для производства выстрела или взрыва, могут быть значения удельной кинетической энергии, превышающие 1,5 Дж на мм2 или значения данной энергии, достигаемые при силах дуги арбалетов или усилиях при заряжании гарпунов в ружья для подводной охоты, составляющих более 43 или 50 кгс, учитывая нахождение в свободном обороте арбалетов с силой дуги до 43 кгс и любых ружей для подводной охоты (с усилием при заряжании гарпуна до 50 кгс или более), а также различных пружинных ружей, строительно-монтажных пистолетов и других устройств, имеющих любые значения удельной кинетической энергии, превышающие 0,5 и 1,5 Дж на мм2.
Во многих странах минимальная дульная энергия огнестрельного и (или) иного стрелкового оружия, приобретаемого по лицензии, составляет от 7,5 до 20 Дж. Подобные минимальные критерии пневматического и (или) огнестрельного оружия установлены законодательством Германии (7,5 Дж), Венгрии (7,5 Дж), Франции (20 Дж) и ряда других стран Европы.
По Закону Об оружии Южной Осетии 2021г. не являются пневматическим, огнестрельным и иным оружием любые пистолеты, револьверы и винтовки с дульной энергией до 3 Дж, а огнестрельное оружие и огнестрельное оружие ограниченного поражения с дульной энергией не более 7,5 Дж приобретается без лицензии.
Законом Польши «Об оружии и боеприпасах» разрешен оборот без лицензии стрелкового оружия с дульной энергией не более 17 Дж.
В других странах мира встречаются минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия, приобретаемого по лицензии, составляющие более 17 Дж. В частности, в законодательстве Индии (20 Дж).
В целом ряде различных стран мира минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия, приобретаемого по лицензии, составляют более 20 Дж.
В законодательстве Швеции кинетическая энергия снаряда измеряется на расстоянии 4 метров от дульного среза, а минимальная энергия составляет 10 Дж для неавтоматического стрелкового оружия и 3 Дж – для автоматического.
Низкие минимальные значения дульной энергии огнестрельного и пневматического оружия установлены некоторых странах мира, но они существенно различаются даже в законодательстве отдельных территорий (автономий) указанных государств.
В законодательстве Ирландии и Северной Ирландии минимальная дульная энергия стрелкового оружия определена в 1 Дж, но в законодательстве Великобритании, за исключением Северной Ирландии, минимальные критерии дульной энергии составляют 8,1 Дж для пневматических пистолетов и 16,2 Дж – для пневматических винтовок.
В законодательстве КНР с 2007 года минимальным критерием огнестрельного оружия является удельная кинетическая энергия 1,8 Дж/см2 (до 2007 года она составляла 16 Дж/см2), а предметами, полностью имитирующими огнестрельное оружие считаются пистолеты и другие подобные устройства, имеющие удельную кинетическую энергию от 0,16 до 1,8 Дж/см2, что меньше энергии пластиковой пульки калибра 6 мм, составляющей 2,058 Дж/см2, но в законодательстве Гонг-Конга критерием отнесения предметов к пневматическому или огнестрельному оружию является дульная энергия, равная 2 Дж.
Таким образом, в странах мира отсутствует единый подход к определению минимальной энергии оружия, но минимальные критерии оружия в законодательстве РФ не упорядочены, поэтому необходимо введение вышеуказанных более высоких критериев различных видов оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, чем критерий отнесения предметов к огнестрельному оружию, а не использование низких критериев, установленных законами ряда стран мира.
При этом необходимо дополнительно учитывать использование в оружии и других предметах сильнодействующих и ядовитых веществ, которое прямо не ограничено и не запрещено законодательством РФ, а отдельная ответственность за их незаконное использование и оборот оружия и других подобных предметов, снаряженных ими, отсутствует, что требует введения четких правил их оборота и оборота предметов, снаряженных ими, а также распределения всех ограничений, а также мер ответственности и наказаний по степени опасности конкретных веществ.
Во многих странах мира предусмотрены менее строгие наказания за незаконный оборот взрывчатых веществ и многих других подобных предметов.
Единственной страной СНГ, в УК которой установлено лишение свободы на срок до 20 лет за сбыт взрывчатых веществ и взрывных устройств, является Узбекистан. При этом в УК Узбекистана данное наказание предусмотрено за сбыт (указание на его незаконность в данном УК отсутствует) огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и за большинство наиболее тяжких насильственных преступлений, включая геноцид и ведение агрессивной войны. Более строгие наказания, которыми являются лишение свободы на срок до 25 лет и пожизненное лишение свободы, предусмотрены только за умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, и терроризм. При этом данные наказания не могут быть назначены по УК Узбекистана несовершеннолетним, женщинам и мужчинам, которые достигли возраста 60 лет, а менее строгие наказания уменьшаются для данных категорий осужденных на одну треть и установлены существенные ограничения на назначение лишения свободы данным категориям осужденных за преступления, не отнесенные к тяжким и особо тяжким (в особенности, несовершеннолетним и лицам, имеющим право на пенсию по возрасту).
За другие незаконные действия с огнестрельным оружием в ст. 248 УК Узбекистана предусмотрено до 5 и 10 лет лишения свободы соответственно.
За незаконный оборот иного оружия в УК Узбекистана ответственность не предусмотрена.
Одной из немногих стран мира, в УК которой за незаконный оборот стрелкового оружия предусмотрены наиболее строгие уголовные наказания, является КНР. В УК КНР за незаконный оборот стрелкового оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенный при особо отягчающих обстоятельствах, предусмотрены наиболее строгие наказания в виде лишения свободы на срок до 15 лет, пожизненного лишения свободы и смертной казни (наказания, предусмотренные в УК КНР за убийство и умышленное нанесение тяжких увечий), но в случае, если данные обстоятельства отсутствуют, в ст. 125 УК КНР предусмотрено лишение свободы на срок от 3 до 10 лет, а в ст. 128 за незаконное владение стрелковым оружием и ряд других нарушений оно предусмотрено на срок до 3 лет, а если оно совершены при отягчающих обстоятельствах, — от 3 до 7 лет. При этом смертная казнь не может быть назначена лицам, достигшим возраста 75 лет, за исключением случаев совершения ими преступлений с особой жестокостью, а определенные сроки лишения свободы им сокращаются.
Незаконный оборот стрелкового оружия в незначительных случаях и многие незаконные действия с холодным оружием (включая незаконные сбыт, изготовление, приобретение и хранение, а также ношение вне мест проведения массовых мероприятий и общественного транспорта) влекут только административную ответственность по законодательству КНР.
Учитывая вышеизложенное, необходимы:
1) введение в законодательство РФ минимального количества всех видов взрывчатых веществ, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность, количества и видов взрывчатых веществ, которые разрешены к приобретению без ограничений, минимальной поражающей способности боеприпасов и взрывных устройств, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность;
2) введение правил оборота всех их видов, соответствующих степени опасности конкретных предметов и веществ;
3) установление за незаконный оборот боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств не более строгих наказаний, чем за незаконный оборот огнестрельного оружия и патронов к нему, в случаях, когда конкретные виды оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств имеют равную поражающую способность, либо когда их незаконный оборот влечет равные тяжкие последствия или сопряжен с совершением наиболее тяжких насильственных преступлений, либо декриминализация незаконного оборота распространенных в обороте боеприпасов, взрывчатых веществ и устройств, которые могут быть отнесены к взрывным устройствам, не повлекшего тяжких последствий;
4) отмена ограничений на приобретение, хранение и иной оборот указанных предметов и веществ, не влекущий создание угрозы наступления тяжких последствий, либо декриминализация их незаконного оборота, не повлекшего тяжких последствий, и отмена ограничений на их приобретение, хранение и иной оборот, не влекущий создание угрозы наступления тяжких последствий.
В целом, учитывая специфику различных веществ и предметов, их содержащих, необходимо как исследование мировой практики по вопросам разграничения их оборотоспособности и мер ответственности и наказаний по степени их опасности, так и привлечение специалистов различных специальностей, способных определить степень опасности и распространенность в бытовом использовании конкретных видов предметов и веществ в определенном количестве, для введения четких критериев отнесения конкретных веществ к взрывчатым и предметов к боеприпасам или взрывным устройствам, минимального количества взрывчатых веществ, способного причинить смерть или вред здоровью человека, соответствующей минимальной кинетической энергии боеприпасов, взрывных устройств и других предметов, содержащих порох и другие виды взрывчатых веществ, а также оборотоспособности различных видов взрывчатых веществ, боеприпасов и взрывных устройств в небольшом, значительном или большом количестве, определяющей правила их оборота без разрешительных документов или по конкретным их видам, выдаваемым определенным лицам, либо наличие запрета на оборот наиболее опасных видов указанных предметов и веществ.
Проведение указанной научно-исследовательской и законопроектной работы необходимо в целях четкого распределения мер ответственности и наказаний за незаконный оборот различных предметов и веществ и их оборотоспособности, которая должна зависеть от степени их опасности в сравнении с бытовыми предметами и веществами, а также распространенности в бытовом использовании, которое требуется в целях исключения случаев привлечения к уголовной и иной ответственности, а также иного ограничения конституционных прав лиц, действия которых не представляют общественной опасности, случаев произвольного привлечения к ответственности или ограничения конституционных прав лиц, и справедливого распределения наказаний для лиц, совершивших различные преступления и иные правонарушения.
За незаконный оборот взрывчатых веществ в ст. 222.1 и 223.1 УК РФ с 2021 года в качестве наиболее строгого наказания предусмотрено лишение свободы на сроки до 8, 10, 11, 12, 15 и 20 лет, т.е. сроки наказания, сходные со сроками наказаний за убийство, терроризм, геноцид, ведение агрессивной войны, применение оружия массового поражения, запрещенное международным договором РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека и многие другие насильственные преступления, а также с максимальными сроками лишения свободы, предусмотренными УК РФ (10 лет (для лиц, подлежащих уголовной ответственности, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте или (в исключительных случаях) в возрасте от 18 до 20 лет или 20, 25, 30 и 35 лет (для лиц, подлежащих уголовной ответственности, совершивших в совершеннолетнем возрасте одно особо тяжкое преступление либо преступления, наказуемые по совокупности преступлений или приговоров)), являющиеся наиболее строгими уголовными наказаниями для лиц, которым не могут быть назначены пожизненное лишение свободы и смертная казнь (несовершеннолетних, лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, женщин, а также мужчин, достигших возраста 65 лет), а также в других случаях, когда назначение указанных наиболее строгих наказаний запрещено.
При этом отдельная уголовная ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ, взрывных устройств и многих других опасных предметов, повлекший совершение вооруженных преступлений или иные тяжкие последствия, и общая уголовная ответственность за их незаконное применение в УК РФ отсутствуют. При этом наступление тяжких последствий и совершение преступлений с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, являются отягчающими обстоятельствами (п. «б» и «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и учитываются при назначении наказаний за конкретные преступления. Незаконное применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, отнесено к криминообразующим или квалифицирующим признакам различных преступлений (бандитизм (ст. 209 УК РФ), вооруженный мятеж, направленный на свержение или насильственное изменение конституционного строя (ст. 279 УК РФ), хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК РФ), разбой (ч. 2 ст. 162 УК РФ), умышленное причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ч. 2 ст. 111, 112 или 115 УК РФ) и др.).
За причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью в ч. 1 ст. 118 УК РФ не предусмотрено наказание в виде лишения свободы (наказание в виде ареста не применяется), а за данное деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, в ч. 2 ст. 118 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года. За причинение смерти по неосторожности одному человеку в ч. 1 ст. 109 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет, если имело ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей, ответственность наступает по ч. 2 ст. 109 и срок лишения свободы составляет до 3 лет, а за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам в ч. 3 ст. 109 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет.
Следует отметить, что все наказания, предусмотренные за незаконный оборот предметов, указанных в ст. 222.1 и 223.1 УК РФ, являются излишне строгими и более соответствуют наказаниям за их незаконный оборот, повлекший тяжкие последствия, нежели наказаниям за незаконный оборот предметов, указанных в данных нормах УК РФ, их не повлекший.
Незаконные хранение, ношение и перевозка предметов, указанные незаконные действия с которыми криминализированы, являются длящимися преступлениями, поэтому к лицу должен быть применен закон, действующий на момент окончания совершения данных деяний, т.е. сдачи или иного избавления от предметов, их обнаружения уполномоченными лицами, хищения данных предметов или иного их выбытия из фактического владения лица, либо отмены оснований для признания данных действий незаконными или преступными. При этом совершение длящегося преступления (в том числе незаконного хранения огнестрельного оружия или других предметов, незаконное хранение которых криминализировано в УК РФ), продолжаемое после вступления приговора суда в законную силу, влечет применения правил назначения наказаний по совокупности приговоров, т.е. сроки лишения свободы до 30 лет для совершеннолетних осужденных (для несовершеннолетних осужденных максимальный срок лишения свободы всегда составляет 10 лет).
Пожизненное лишение свободы может быть назначено только за преступления, за которые оно предусмотрено нормами Особенной части УК РФ, мужчинам в возрасте от 18 до 64 лет и поглощает все менее строгие наказания. При этом осужденный, совершивший во время отбывания данного наказания новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит, а незаконный сбыт иной оборот многих видов огнестрельного оружия и ряда других предметов, предусмотренный в ч. 2 – 6 ст. 222, ст. 222.1, 222.2, ч. 1 – 3 ст. 223 и ст. 223.1 УК РФ, отнесен к тяжким и особо тяжким преступлениям.
Таким образом, если осужденный не сдал органам власти незаконно хранящиеся предметы, незаконное хранение которых отнесено к преступлениям, до их обнаружения, то он может быть осужден по совокупности приговоров к лишению свободы на срок до 30 лет, а если он отбывает пожизненное лишение свободы и незаконное хранение предмета является тяжким или особо тяжким преступлением, - он не может быть освобожден условно-досрочно после отбытия 25 лет. Это может только негативно влиять на исправление осужденных (в особенности, учитывая сохранение в законодательстве РФ смертной казни за ряд преступлений против жизни в ч. 2 ст. 105, ст. 277, 295, 317 и 357 УК РФ для мужчин в возрасте от 18 до 64 лет и введение пожизненного лишения свободы за некоторые преступления, не связанные с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью) и влечь осуждение к лишению свободы на сроки до 10 или 30 лет лиц, не представляющих опасности для общества (включая несовершеннолетних, лиц, страдающих многими видами тяжелых заболеваний, и лиц преклонного возраста), в том числе путем фабрикации уголовных дел о незаконном хранении огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и других предметов, незаконный оборот которых криминализирован.
К осужденным, совершившим преступления любой категории тяжести, отбывающим 10 (для несовершеннолетних), 30 или 35 лет лишения свободы (для совершеннолетних, совершивших преступления, за которые не предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, либо отнесенных к категориям, которым данные виды наказаний не назначаются), осужденным к пожизненному лишению свободы лишенным права на условно-досрочное освобождение, либо приговоренным к смертной казни (до введения моратория на ее назначение 2 февраля 1999 года или в случае отмены моратория на назначение смертной казни (расстрела)), не могут быть применены никакие специальные более строгие наказания или иные меры воздействия (включая лишение права на условно-досрочное освобождение (для осужденных, отбывающих лишение свободы на определенный срок, всегда сохраняется право на условно-досрочное освобождение), ужесточение порядка применения помилования или иных мер, смягчающих наказание или отменяющих его, либо запрет на их применение (помилование и другие указанные меры могут быть применены к любому осужденному в порядке, установленном ч. 3 ст. 59 УК РФ и рядом других норм законодательства), ускорение или упрощение исполнения смертной казни либо замену вида смертной казни (исполнение смертной казни не может быть ускорено или упрощено, т.к. необходимо обязательное решение вопроса о помиловании осужденного Президентом РФ (рассмотрение ходатайства о помиловании или акта об отказе осужденного к смертной казни от помилования), соблюдение всех необходимых правил исполнения смертной казни, предусмотренных УИК РФ, и отмена наказания в случае выявления у осужденного психических и иных определенных законодательством заболеваний, препятствующих исполнению наказания или привлечению к уголовной ответственности, а замена вида смертной казни невозможна, т.к. в УИК РФ им является только расстрел, исполняемый непублично с последующим обязательным тайным захоронением тела казненного)).
При этом в УК РФ отсутствует четкое отграничение тяжких и особо тяжких преступлений от иных деяний по степени опасности, несмотря на множество ограничений гражданских прав любых лиц, осужденных за тяжкие преступления или обвиняемых в их совершении (запрет работы педагогом, иным лицом, занимающимся деятельностью, связанной с несовершеннолетними, таксистом или водителем иного общественного транспорта даже при погашенной судимости либо освобождении от наказания или уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям за незаконный оборот огнестрельного оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также многие другие тяжкие преступления (положения ТК РФ), возможность отрешения от должности Президента РФ и снятия неприкосновенности с бывшего Президента РФ при обвинении в государственной измене или ином тяжком преступлении (ст. 93 Конституции РФ) и различные ограничения для лиц, осужденных за определенные или любые преступления), а установлены только критерии максимального срока лишения свободы (более 5 и 10 лет соответственно) и ряда других видов наказаний.
Вышеизложенное указывает на излишнюю строгость наказаний за незаконный оборот различных предметов, в особенности, не сопряженный с совершением насильственных преступлений, или не повлекший тяжких последствий, и на отсутствие упорядочивания наиболее строгих наказаний по степени опасности преступлений, учитывая произвольность установления в нормах Особенной части УК РФ и применения конкретных сроков лишения свободы за различные деяния и распространение пожизненного лишения свободы в нормах Особенной части УК РФ на ненасильственные преступления, также носящее достаточно произвольный характер. При этом имеет место отмена смертной казни или пожизненного лишения свободы за терроризм, ведение агрессивной войны и ряд других преступлений, связанных с убийствами, представляющих не меньшую опасность, чем убийства и другие подобные деяния, за которые предусмотрены пожизненное лишение свободы и смертная казнь.
Вышеуказанное распределение наказаний делает неэффективной борьбу с незаконным оборотом предметов преимущественно уголовно-правовыми средствами, в особенности, путем установления лишения свободы и длительных его сроков.
В УК ряда стран мира планируется декриминализация незаконного оборота пороха. В частности, проектом закона Украины от 02.09.2019 № 1222 Об оружии планируется декриминализация незаконного оборота пороха и капсюлей, используемых для снаряжения боеприпасов.
Установление ограничений на оборот оружия и других подобных предметов, а также мер наказаний за их совершение не является ключевым фактором борьбы с насильственной преступностью, а устанавливая любые ограничения и наказания, необходимо учитывать тот факт, что основная масса насильственных преступлений совершается без использования оружия и других предметов или с использованием бытовых предметов. При этом часто встречаются случаи нападений с использованием любых имитаций огнестрельного оружия или данного оружия, а не только с использованием пневматического, метательного и газового оружия. Встречаются и случаи использования при нападениях огнестрельного и иного оружия, находящегося в законном обороте, и видов оружия (обрезов ружей и винтовок, автоматов, пулеметов, гранатометов и т.п.), боеприпасов (гранат, мин и т.п.), взрывчатых веществ и взрывных устройств, оборот которых запрещен, а также всех указанных предметов.
Поэтому введение любых ограничений и запретов на оборот оружия и других предметов, а также любых строгих мер наказаний за их незаконный оборот не может пресечь вооруженной и иной насильственной преступности, учитывая применение в преступных целях законного огнестрельного и иного оружия или оружия и предметов, запрещенных к обороту в РФ, которые не могут быть даже приобретены гражданами в целях коллекционирования или получены в качестве наградного оружия, т.е. полностью исключены из гражданского оборота.
Вышеизложенное указывает на необходимость введения права многих лиц на приобретение максимально широкого перечня видов оружия и других подобных предметов с сохранением наименьшего количества ограничений на выдачу лицензий или на их приобретения иным образом и введением регистрации всех видов опасного огнестрельного оружия и других подобных предметов в целях ведения учета всех опасных предметов, выявления случаев их противоправного использования и принятия мер к лицам, совершившим или готовившим преступления с их применением, либо введения запрета на оборот всех видов огнестрельного и иного опасного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ не только гражданским населением, но и сотрудниками всех силовых структур и запрета на такое оружие и другие подобные предметы, по аналогии с оружием массового поражения (ядерным, химическим, биологическим, токсинным и т.п.), а также призыва всех стран мира и международного сообщества к полному разоружению.
Очевидно, что второе вышеуказанное решение проблемы вооруженной преступности представляется гораздо более неправдоподобным, нежели первое, в особенности, учитывая международную оружейную и военную политику, наличие черных рынков оружия в РФ и других странах мира, распространение в законном и незаконном обороте в РФ и других странах всех видов оружия, боеприпасов, других опасных предметов и их имитаций, распространение в свободном или незначительно ограниченном гражданском обороте различных видов опасных для жизни человека предметов и веществ за счет научно-технического прогресса, а также невозможность пресечения всей насильственной преступности путем запрета многих или всех видов оружия и других опасных предметов, при большей уязвимости невооруженных людей.
Разоружение армии и других силовых структур или их упразднение представляет опасность для государства и в истории имелись примеры, когда страны, не желающие вооружаться новым смертоносным оружием, заставляли им вооружаться, создавая угрозу их безопасности (примером такого государства является Япония, власти которой не сразу приняли на вооружение огнестрельное оружие (фитильные мушкеты, пистолеты и пушки) и сохраняли их на вооружении несколько веков, но вооружили армию новым оружием для обеспечения своей безопасности и вооружают им до настоящего времени силы самообороны).
Насильственная преступность существует с доисторических времен, когда не было современных видов стрелкового и иного оружия, а для защиты и нападения использовались сила рук и ног, а также любые имеющиеся предметы, и основными орудиями преступников были бытовые предметы и холодное или метательное оружие, многие виды которого не соответствуют критериям оружия, установленным законодательством РФ и многих других стран постсоветского пространства.
В целом законодателям и другим авторам законодательных инициатив, при установлении за незаконный оборот оружия и другие деяния лишения свободы, иных уголовных наказаний или других строгих наказаний, необходимо осознавать, что лишение свободы и другие виды наказания сами являются оружием, произвольное или частое применение которого к определенному и, тем более, к неопределенному кругу лиц опасно и недопустимо, т.к. оно представляет опасность для неопределенного круга лиц и общества в целом, а правильное его применение зависит от лиц, которые уполномочены назначать и исполнять его, поскольку применение наказаний может излишне ограничить основные права человека, а также повлечь материальные и иные лишения, подвергнутого ему лица, и лиц, зависящих от него.
При этом необходимо иметь ввиду, что частое применение лишения свободы и других подобных наказаний к различным осужденным влечет криминализацию общества и большие расходы бюджетных средств, которые в случае роста насильственной преступности и коррупции являются совершенно неоправданными, а в демократическом и правовом государстве (как и в любом государстве) частое или произвольное и, тем более, несправедливое применение лишения свободы и других репрессивных наказаний или иных мер крайне негативно сказывается на развитии и функционировании государства и на взаимодействии личности, государства и общества, а также на взаимоотношении государства с другими государствами и международными органами и организациями.
Строгие наказания за различные деяния, в особенности, лишение свободы на длительные сроки (до 10 или более лет) и более строгие наказания (пожизненное лишение свободы, смертная казнь и другие подобные наказания), устанавливаемые за насильственные и ненасильственные деяния различной степени опасности, являются примером применения крайних мер в праве (правовым экстремизмом) и могут использоваться как орудие личной мести, средство личной наживы или подавления инакомыслия либо как средство совершения других общественно опасных действий различных представителей власти и других лиц, устрашающих население и (или) способствующих возникновению опасных провокационных ситуаций, влекущих нарушение конституционного порядка и возможные массовые насильственные действия (бунты, мятежи, возможные вооруженные конфликты и т.п.), которые могут быть направлены на подавление воли неугодной конкретным влиятельным лицам части общества и носить массовый характер (государственный терроризм).
Подобные действия представляют повышенную опасность для личности, общества и государства, не отвечая целям наказания, определяемым общими принципами права, международным законодательством и законодательством конкретных государств. При этом указанные действия противоречат как общим принципам права, так и действующему международному и национальному законодательству (проявления государственного терроризма запрещены принятой на XXXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1984 г. резолюцией «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государства, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах», а человек является высшей ценностью, согласно ст. 2 Конституции РФ и аналогичным нормам конституций целого ряда других стран).
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и гражданина, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Решение

Учитывая неупорядоченность норм законодательства РФ об обороте оружия, патронов, капсюлей, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств, необходимы:
1) введение в законодательство РФ минимального количества всех видов взрывчатых веществ, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность, количества и видов взрывчатых веществ, которые разрешены к приобретению без ограничений, минимальной поражающей способности боеприпасов и взрывных устройств, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность;
2) введение правил оборота всех их видов, соответствующих степени опасности конкретных предметов и веществ;
3) установление за незаконный оборот боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств не более строгих наказаний, чем за незаконный оборот огнестрельного оружия и патронов к нему, в случаях, когда конкретные виды оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств имеют равную поражающую способность, либо когда их незаконный оборот влечет равные тяжкие последствия или сопряжен с совершением наиболее тяжких насильственных преступлений, либо декриминализация незаконного оборота распространенных в обороте боеприпасов, взрывчатых веществ и устройств, которые могут быть отнесены к взрывным устройствам, не повлекшего тяжких последствий;
4) отмена ограничений на приобретение, хранение и иной оборот указанных предметов и веществ, не влекущий создание угрозы наступления тяжких последствий, либо декриминализация их незаконного оборота, не повлекшего тяжких последствий, и отмена ограничений на их приобретение, хранение и иной оборот, не влекущий создание угрозы наступления тяжких последствий.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 926 голосов

74

Против решения: 183 голоса

К началу списка инициатив