Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф99379
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости исключения из перечня видов оружия холодного оружия и броскового метательного оружия

Необходимо исключение из перечня видов оружия холодного оружия и броскового метательного оружия, учитывая их меньшую опасность, чем большинства других видов оружия, как предусмотренных, так и не предусмотренных ФЗ Об оружии (включая пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра не более 4,5 мм, сигнальное оружие, а также многие другие виды оружия, за незаконный оборот которых отсутствует уголовная ответственность), конструктивно сходных с оружием изделий и других предметов, не отнесенных к оружию, и не большую опасность холодного и броскового метательного оружия, чем бытовых предметов, находящихся в свободном обороте.
Начальник кафедры уголовного права Военного университета С.Н. Шарапов указывал на то, что холодное оружие не может быть признано представляющим повышенную опасность для окружающих, так как оно не обладает свойством повышенной опасности, хотя применительно к отдельным его образцам и существуют правила безопасного использования. Поражающая способность холодного оружия обеспечивается не внутренней концентрированной энергией, а главным образом внешней, той физической силой, которая к нему прикладывается и без приложения которой не может причинить вред окружающим. Источник энергии при использовании холодного оружия находится вне самого предмета, который используется лишь в качестве инструмента, средства воздействия (учебник «Военно-уголовное право»).
При этом любое оружие признано источником повышенной опасности в ст. 2 ФЗ Об оружии с 29 июня 2022 года, что не может соответствовать степени опасности холодного оружия и целого ряда других видов оружия, поэтому необходимо внесение в ст. 2 ФЗ Об оружии изменений, четко отграничивающих оружие, представляющее повышенную опасность от других видов оружия, или исключающих холодное и ряд других видов оружия из перечня видов оружия.
Холодное оружие как вид оружия всегда имело не большую поражающую способность, чем бытовые предметы, а его использование в военных конфликтах было обусловлено отсутствием или меньшей эффективностью применения других видов оружия, в особенности, в ближнем бою.
Учитывая специфику холодного оружия как отдельного объекта правового регулирования, следует признать, что данное оружие утратило достаточную опасность для необходимости его законодательного отграничения от конструктивно сходных с оружием изделий, других предметов, предназначенных или приспособленных для нанесения увечий людям и бытовых предметов, которые могут быть использованы для причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человеку, поскольку холодное оружие менее опасно, чем виды пневматического и сигнального оружия, которые приобретаются без лицензии, и конструктивно сходные со стрелковым оружием изделия, а также не представляет большей опасности, чем конструктивно сходные с холодным оружием изделия и бытовые предметы, находящиеся в свободном обороте, при этом часть видов холодного оружия может использоваться в качестве бытовых предметов (современные штыки-ножи, охотничьи ножи общего назначения, ножи для выживания и т.п.).
С доисторических времен существует и простейшее оружие (холодное оружие и многие виды метательного оружия (пращи, рогатки, духовые трубки, луки и т.п.)), которое являлось как оружием, так и бытовым инструментом, а отдельные виды предметов, предназначенных для только для использования в качестве оружия, появились только в более позднее время. При этом с древнейших времен встречались предметы, являвшиеся одновременно оружием и бытовыми предметами (например, дельфийский нож, являвшийся одновременно мечом и бытовым ножом). Более того, часть видов холодного оружия и метательного броскового оружия, частично или полностью запрещенного к обороту в РФ и в целом ряде других стран мира, и ряда других видов холодного оружия, происходит от бытовых предметов. В частности, тонфа и сюрикен происходят от деталей рисовой мельницы, а нунчаки – от цепов для обмолота риса, а использовать их в качестве оружия начали жители острова Окинава и японские крестьяне, лишенные властями права на владение оружием, на котором был введен запрет владения всеми видами оружия под угрозой смертной казни после его оккупации властями Японии, автоматические ножи были созданы для удобства бытового использования складного ножа в случаях невозможности извлечения клинка с использованием обеих рук. Сай происходит от трезубца для рыхления почвы, использовавшегося крестьянами Японии и Окинавы. Существуют и другие виды холодного оружия, происходящие от бытовых предметов.
Критерии отнесения предметов к холодному оружию таковы, что им может не соответствовать значительная часть современных предметов сходных с холодным оружием, способных причинить смерть человеку (различные виды боевых и иных ножей, кинжалов и др.), и большая часть антикварного холодного оружия, находящегося как в неисправном, так и в боеспособном состоянии (игольчатые и иные штыки, двуручные мечи, парадные мечи «Люфтваффе» и иные виды парадных мечей, пилумы, кинжалы с маленькими рукоятками и иные подобные предметы, парадные кортики, шпаги и иные предметы, рукоятки или иные части которые изготовлены из непрочных материалов и др.), а криминалистические экспертизы, необходимые для установления принадлежности предметов к холодному оружию, способны повредить холодное оружие или похожий на него предмет. Это нарушает положения ст. 2, 19, 35, 55 и ряда других норм Конституции РФ, учитывая невозможность отграничения опасных для жизни предметов, оборот которых допустимо ограничить, от других предметов данными экспертными критериями и четкого отнесения без проведения криминалистической экспертизы предмета к холодному оружию или предмету, не являющемуся им, и нарушение права на владение пользование и распоряжение своим имуществом в случаях изъятия, повреждения или уничтожения предметов, как отнесенных, так и не отнесенных к холодному оружию, при установлении строгих ограничений на оборот целого ряда видов холодного оружия и излишне строгих мер ответственности и наказаний за незаконный оборот холодного оружия, а также возможность установления строгих ограничений и (или) запретов на ношение, продажу или иной оборот любого оружия (в особенности, во время проведения мероприятий, предусмотренных ст. 31 Конституции РФ, или в случаях введения режимов контртеррористической операции, чрезвычайного или военного положения, позволяющих установить указанные ограничения и (или) запреты на оборот оружия) и отнесение в ФЗ Об оружии с 29 июня 2022 года оружия к источникам повышенной опасности.
Вышеуказанные положения различных актов законодательства, регулирующего оборот оружия, во взаимосвязи с экспертными критериями холодного оружия не могут обеспечить соблюдение конституционных принципов высшей ценности человека, его прав и свобод, равенства всех перед законом и судом, а также других конституционных принципов.
В отношении холодного оружия, имеющего культурную ценность, и сходных с ним предметов, имеющих культурную ценность, экспертными критериями отнесения предметов к холодному оружию нарушаются и положения ст. 24 ФЗ Об оружии (в отношении оружия, имеющего культурную ценность), ст. 243 УК РФ и иного законодательства, обеспечивающего охрану культурных ценностей (в отношении всех культурных ценностей), а отмена указанных экспертных критериев именно в отношении холодного оружия, имеющего культурную ценность, будет нарушать конституционные принципы высшей ценности человека, его прав и свобод, равенства всех перед законом и судом, а также принципы презумпции невиновности и запрета применения по аналогии уголовного закона и законодательства об административных правонарушениях, поскольку подобное распределение экспертных критериев холодного оружия не будет способствовать четкому разграничению предметов по степени их опасности и защите прав человека.
При этом установление четких критериев холодного оружия, отграничивающих оружие от других предметов, невозможно, т.к. большинство предметов материального мира могут быть использованы для причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человеку, а холодное оружие может терять поражающие свойства по различным причинам (затупление клинка в процессе использования или при повреждении предмета, коррозия, ослабление или поломка крестовины, рукоятки, клинка или иных деталей) и не соответствовать критериям холодного оружия, предусмотренным законодательством РФ, и (или) иным его критериям.
В.А. Звягин в 2015 году в научной статье «О декриминализации изготовления и сбыта холодного оружия» писал о необоснованности и нелогичности наличия уголовной ответственности за незаконные сбыт и изготовление холодного оружия и приводил доводы, являющиеся основаниями не только декриминализации незаконных сбыта и изготовления холодного оружия, но и его исключения из перечня видов оружия с отменой ограничений на его оборот. Автор указывал: «Получается, если гражданин приобрел холодное оружие на законных основаниях (например, как охотник), а подарил, не имея злого умысла, т. е. сбыл, что незаконно, то он стал преступником. А если он подарил кухонный нож, а этим ножом потом зарезали человека, то с точки зрения закона даритель невиновен. В чем же заключается опасность холодного оружия по сравнению со схожими предметами бытового назначения? Можно сделать вывод, что эта особенная опасность существует исключительно на бумаге в виде положений УК РФ». Автор цитировал В.В. Яровенко, который указывал на необоснованность проведения криминалистических экспертиз, определяющих отнесение предмета к холодному оружию, даже по делам об убийства и других преступлениях, совершенных с применением ножей, кинжалов и других предметов, которые могут как соответствовать, так и не соответствовать экспертным критериям холодного оружия, т.к. признание предмета холодным оружием в большинстве норм УК РФ не влияет на квалификацию деяния, поскольку в них учитывается применение любых предметов, используемых в качестве оружия, и, во многих случаях отсутствуют факты незаконных сбыта или изготовления холодного оружия, а поражающая способность холодного оружия не является большей, чем у колющих, режущих и других подобных предметов, не отнесенных к холодному оружию, что делает отграничение холодного оружия от других предметов в любых нормах УК РФ бессмысленным. В.В. Яровенко утверждал: «В условиях, когда уголовный закон применительно к холодному оружию и предметам, используемым в качестве холодного оружия, не делает различия, данные виды преступлений могут быть декриминализированы как не представляющие большой общественной опасности.
Практически данные статьи загромождают Уголовный кодекс, так как они малоэффективны и не действуют».
В.А. Звягин указывал на нелогичность ст. 209 УК РФ о бандитизме и Постановления Пленума ВС РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»: Обратим внимание и на постановление Пленума ВС РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», п. 5 которого гласит: «Обязательным признаком банды, предусмотренным ст. 209 УК РФ, является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия... Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды».
По логике Верховного Суда РФ «организованная устойчивая вооруженная одним кинжалом группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации» — это банда, а «организованная устойчивая вооруженная заточенными отвертками, цепями и бейсбольными битами группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации» — не банда. Хотя здравый смысл говорит нам, что разницы нет.
Опрошенные в Приморском крае следователи ОВД и Следственного комитета РФ ответили, что абсолютное большинство орудий убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, разбоев — это бытовые предметы (молотки, кувалды, веревки, утюги, кухонные ножи, топоры). Холодное оружие в качестве орудия преступления используется крайне редко. Те же преступники, которые используют в качестве орудия преступления холодное оружие, часто не подозревают об этом».
Таким образом, В.А. Звягин подчеркивает, что незаконные сбыт, изготовление и иной незаконный оборот холодного оружия не представляют той общественной опасности, которая указывает на необходимость криминализации каких-либо незаконных действий с ним как с видом оружия и его отграничения от предметов, не отнесенных к оружию, но применяемых в качестве оружия, в нормах УК РФ. Более того, не большая опасность для человека холодного оружия, чем бытовых предметов, указывает на необоснованность наличия любых составов правонарушений, включающих холодное оружие в перечень видов оружия и отграничивающих незаконные действия с ним и его применение от указанных действий с предметами, не отнесенными к оружию, а также на нелогичность и бессмысленность всех ограничений, устанавливаемых на оборот холодного оружия именно как вида оружия.
В.В. Яровенко указывал в 2012 году в научной статье «общественная опасность отдельных видов оружия и уголовная ответственность за него»: «На практике при расследовании уголовных дел установить и доказать факт незаконного сбыта холодного оружия не только трудоемкий процесс, но и мало значительный с позиции уголовной ответственности, а поэтому ему не уделяется внимания». При этом приводились подробные обоснования бессмысленности критериев отнесения предметов к холодному оружию и его криминалистической экспертизы, а также необходимости их отмены.
Следует отметить, что в 2019 году депутатом ГД ФС РФ А.Е. Хинштейном и Росгвардией планировались подготовка и внесение в ГД ФС РФ законопроекта, предусматривающего декриминализацию незаконных сбыта и изготовления холодного оружия, но указанный законопроект не был подготовлен, а в ст. 222 и 223 УК РФ необоснованно сохранена уголовная ответственность и все виды, сроки и размеры наказаний за незаконное изготовление холодного оружия и других видов оружия, указанных в ч. 4 ст. 223 УК РФ, при увеличении максимального срока лишения свободы за незаконный сбыт холодного оружия и других видов оружия, указанных в ч. 7 ст. 222 УК РФ, до 4 лет. При этом очевидна необходимость как полной декриминализации незаконного оборота холодного оружия, так и его исключения из перечня видов оружия с отменой ограничений на его оборот.
Метательное оружие с 16-го – 19-го вв. не является основным видом оружия боевого применения и снято с вооружения во многих странах мира, а многие виды метательного оружия, применявшегося в военных действиях (пращи, катапульты, пружинные стреляющие ножи, пружинные и иные механические пистолеты и ружья, другие виды пружинных и иных механических стреляющих устройств, не имеющих дуги с тетивой, духовые трубки, многие другие виды метательных устройств, а также луки с усилием натяжения тетивы не более 27 кгс, арбалеты с усилием натяжения тетивы не более 43 кгс (включая ствольные арбалеты (шнепперы))), не являются оружием по законодательству РФ и ряда стран мира.
В экспертную методику отнесения предметов к холодному оружию входит нанесение определенного количества ударов в сосновую доску и ударов плашмя по бревну с кинетической энергией от 20 до 50 Дж, после которых проверяется глубина проникновения клинка в доску и наличие повреждений или люфта клинка, а энергия броска ножа или иного подобного предмета составляет более 3 Дж и может составлять более 7,5 Дж. При этом критерии отнесения предметов к холодному оружию включают в себя множество характеристик (длину, прочность и твердость клинка (более 25 HRC), длину рукояти (более 70 мм), ее прочность, наличие ограничителя или подпальцевых углублений определенного размера, угол заточки лезвия и тому подобных признаков, несоответствие даже одному из которых исключает отнесение предмета к холодному оружию, но не определяет поражающей способности предмета и его отличий от бытовых и иных предметов материального мира).
Данные критерии признания предмета холодным оружием способствуют усилению коррупции и бюрократии, ложным обвинениям и чрезмерному ограничению прав владельцев как холодного оружия, так и предметов, которые сходны с ним конструктивно, поскольку увеличивается количество случаев фабрикации дел об административных правонарушениях и уголовных дел, связанных с нарушением правил оборота и незаконным оборотом холодного оружия, при этом невиновность лиц, привлеченных к ответственности очень сложно доказать, учитывая такие формальные, усложненные и избыточные критерии признания предмета холодным оружием, не позволяющие без порчи предмета и его временного изъятия отличить, например, охотничий нож общего назначения (холодное оружие) от его копии или туристического ножа (конструктивно сходных с оружием изделий) и т.п., и не способствующие ограничению оборота опасных предметов, учитывая равную степень опасности для жизни человека перечисленных предметов и возможность их использования для совершения насильственных преступлений, а также распространенность предметов, опасных для жизни человека, оборот которых невозможно ограничить, и большую опасность стрелкового оружия.
Существуют предметы, не отнесенные к холодному оружию законодательством РФ, состоящие на вооружении в каких-либо странах мира (мачете, кукри, кинжал без острия Mod, состоящий на вооружении спецназа Канады, и т.п.). В РФ данные предметы не могут быть ограничены как холодное и иное оружие, поэтому они не могут быть отнесены к оружию.
При этом к холодному оружию законодательством РФ и многих других стран постсоветского пространства не отнесены многие виды штыков (в особенности, игольчатые штыки (штыки без рукояток, устанавливаемые на ствол ручного огнестрельного оружия) и все или многие виды багинетов (штыки с рукоятками, которые можно вставить в ствол ручного огнестрельного оружия)), т.к. у них отсутствует рукоятка, удобная для удержания при нанесении удара, и (или) их твердость ниже 25 HRC, либо у них отсутствуют иные признаки холодного оружия.
Ст. 24 ФЗ Об оружии запрещено использование оружия, имеющего культурную ценность, для поражения цели, подачи сигналов и иным способом, не связанным с хранением, коллекционированием, экспонированием указанного оружия и создающим угрозу его повреждения или уничтожения, а в ст. 243 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за повреждение или уничтожение культурных ценностей, т.е. криминалистическая экспертиза оружия, имеющего культурную ценность, проводимая для определения его принадлежности к оружию, запрещена, что делает его отнесение к оружию юридически невозможным. Поэтому его отнесение к оружию будет нарушать принцип запрета применения по аналогии уголовного и иного закона, применение которого по аналогии запрещено (в частности, норм КоАП РФ о нарушениях положений законодательства об обороте оружия).
Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014г. № 18-П подтверждено отсутствие правил оборота многих видов холодного оружия и правил сбыта части видов гражданского и иного холодного оружия, предусмотренных ФЗ Об оружии, означающее их нахождение в свободном обороте на основании положений ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ и, следовательно, отсутствие незаконности оборота оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, и отдельных действий с гражданским, боевым или иным оружием, предусмотренным ФЗ Об оружии (приобретения, хранения, сбыта и др.).
Правила оборота многих видов холодного оружия и иного оружия, не предусмотренного ФЗ Об оружии, и многих правил оборота ряда видов гражданского и иного оружия, не запрещенного к обороту в РФ, отсутствуют, что означает их нахождение в свободном обороте или отсутствие ограничений на часть действий с ними соответственно и невозможность признания их оборота или конкретных действий с ними незаконными.
Отсутствие правил оборота многих видов холодного оружия часто не учитывается судами общей юрисдикции, Верховным Судом РФ и уполномоченными должностными лицами, поскольку суды часто выносят обвинительные приговоры по уголовным делам о незаконных сбыте и изготовлении кортиков, стилетов, шпаг и других видов холодного оружия, правила оборота которых отсутствуют или которые имеют культурную ценность.
О наличии таких неправосудных приговоров и других судебных решений свидетельствуют многочисленные официально опубликованные решения различных судов РФ о незаконных сбыте и изготовлении холодного оружия, а также Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014 г., вынесенное по причине незаконного осуждения за покушение на незаконный сбыт двух антикварных кортиков Веймарской республики, т.е. предметов, правила оборота которых как видов холодного оружия отсутствовали до 2012 года и частично отсутствуют до настоящего времени, и которые могут быть не отнесены к холодному оружию, учитывая характеристики морских кортиков Германии (незаточенные клинки и рукояти из непрочных материалов) и иных кортиков Германии и многих других стран (рукояти из непрочных материалов и (или) их небольшие размеры, твердость клинка ниже 25 HRC и т.п.), а также предназначение кортиков для церемониальных целей, а не для поражения цели (кортики отдельных стран (в частности, Дании и Голландии) не являются оружием по причине уменьшенных размеров, препятствующих их эффективному использованию в качестве оружия и отнесению к холодному оружию по законодательству РФ).
Наиболее прецедентными среди приговоров и иных судебных решений по уголовным делам о контрабанде холодного оружия, отнесенного к вооружению, являются приговор одного из судов Ленинградской области и апелляционное определение Ленинградского областного суда от 15 сентября 2016 года, которое официально опубликовано на сайте Ленинградского областного суда. Указанными судебными решениями пенсионер был осужден по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ за контрабанду девяти боевых австрийских ножей фирмы «GLOCK» FM 78, состоящих на вооружении в ряде зарубежных стран, к трем годам реального лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Данное наказание за контрабанду вооружения является излишне строгим и не учитывает степень общественной опасности контрабанды подобного вооружения, поскольку контрабанда боевых ножей не представляет общественной опасности в современных условиях.
Иностранные боевые ножи были отнесены к боевому холодному оружию, что противоречит ст. 5 ФЗ Об оружии, т.к. боевой нож должен состоять на вооружении в РФ для его признания боевым холодным оружием. Иностранные боевые ножи, не запрещенные к обороту в РФ, отнесены законодательством РФ к гражданскому охотничьему холодному клинковому оружию, поэтому боевые австрийские ножи фирмы «GLOCK» FM 78 отнесены в РФ к гражданскому охотничьему холодному клинковому оружию.
Указанные судебные решения являются несправедливыми и могут быть обжалованы по данному основанию (ст. 389.18 УПК РФ). Подобные судебные решения дают основания как для декриминализации контрабанды холодного оружия, отнесенного к вооружению, так и для внесения в УК РФ изменений, исключающих назначение наказания в виде лишения свободы за преступления, совершенные без применения насилия и не повлекшие тяжких последствий, и декриминализирующих деяния, совершенные без применения насилия и не повлекшие причинения вреда здоровью человека или крупного ущерба, а также ограничивающих право суда на назначение наказания в виде лишения свободы осужденным пенсионного возраста.
Роль холодного оружия как вида вооружения, применяемого в военных действиях, резко снизилась в годы Первой мировой войны, когда оно стало существенно уступать в эффективности использования огнестрельному (пулеметам, винтовкам, револьверам, самозарядным пистолетам, а также пистолетам-пулеметам и иным новым для того времени видам огнестрельного оружия) и иному опасному оружию для боевого применения (химическому оружию и др.), а в годы Второй мировой войны его роль как оружия, применяемого в военных действиях, стала минимальной, учитывая развитие огнестрельного и иного оружия для боевого применения (пулеметов, пистолетов-пулеметов, автоматов (штурмовых винтовок), самозарядных и автоматических винтовок и пистолетов, артиллерии, ракетной техники и др.).
При этом ножи и кинжалы всегда являлись оружием последнего шанса, а не основным боевым оружием, а кортики, парадные шпаги, сабли и, со времен Второй мировой войны, все виды сабель и иного подобного холодного оружия всегда являлись и являются только атрибутом парадной формы.
В настоящее время наблюдается тенденция снятия части или всех видов холодного оружия с вооружения в различных странах мира, в частности, в Германии сняты с вооружения кортики, в США - штыки и т.д.
В законодательстве ряда стран мира, в частности, в Законе Об оружии Эстонии (п. 1) ч. (1) ст. 3), к боевому оружию отнесено только особо опасное огнестрельное оружие. В законодательстве ряда других стран мира, в частности, в Законе Об оружии Болгарии, все виды холодного оружия исключены из перечня видов оружия.
Снятие части или всех видов холодного оружия с вооружения в различных странах мира, исключение в законодательстве части стран мира холодного оружия из перечня видов боевого оружия или его отнесение к предметам, не являющимся оружием, обусловлены его низкой степенью опасности.
Существующие медицинские критерии поражающей способности оружия определяют минимальную удельную кинетическую энергию, необходимую для отнесения предметов к огнестрельному оружию, составляющую 0,5 Дж на мм2 (50 Дж на см2), как энергию, позволяющую причинить тяжкий вред здоровью человека, при попадании снаряда (пули, дроби, картечи и т.п.) в различные части тела.
Данными судебной медицины определено, что при выстреле в средние отделы груди снаряд с удельной кинетической энергией:
6-8 Дж/см2 причиняет ссадины;
14-17 Дж/см2 - поверхностные раны;
32-36 Дж/см2 - непроникающее ранение грудной клетки с переломами грудины;
54-60 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки;
135-145 Дж/см2 - проникающие ранения грудной клетки с повреждениями ее задней стенки.
Экспертные критерии огнестрельного оружия были разработаны в СССР учеными Л.Ф. Савранем и Е.И. Сташенко. Причем значение удельной кинетической энергии 0,5 Дж/мм2 было определено путем указания среднего между значениями удельных энергий патронов калибра 5,6 мм (0,4 Дж на мм2) и 9 мм (0,6 Дж на мм2) при скорости 100 м/с, т.е. оно не является фактическим минимальным значением данной энергии патрона к огнестрельному оружию. Данные критерии требуют уточнения, учитывая наличие административной и уголовной ответственности за незаконный оборот огнестрельного оружия и за различные незаконные действия с холодным и многими другими видами оружия.
При невозможности измерить каким-либо способом скорость пули и, следовательно, определить ее удельную кинетическую энергию, поражающую способность оценивают примитивным методом — по результатам стрельбы в пакет сухих сосновых досок. Поражающая способность считается достаточной, если пуля внедряется в мишень на глубину порядка своей длины.
При решении вопроса об относимости самодельных патронов к категории боеприпасов аналогичным образом оценивается и поражающее действие пули. Самодельный патрон признается боеприпасом, если значение удельной кинетической энергии пули составляет не менее 50 Дж/см2.
Критерий надежности по отношению к самодельному оружию факультативный и не является существенным при отнесении объекта к категории огнестрельного оружия.
Данные критерии требуют уточнения, учитывая наличие административной и уголовной ответственности за незаконный оборот огнестрельного оружия и за различные незаконные действия с холодным и многими другими видами оружия, а также различия длин пуль сферической формы и других типов пуль различных калибров, при котором удельная кинетическая энергия пуль, проникающих в доску на величину своей длины, может быть, как менее, так и более 0,5 Дж на мм2.
Пули и другие снаряды калибра до 1 мм, а также стрелы, остроконечные пули и другие снаряды с острием или подкалиберные снаряды имеют значения удельной кинетической энергии, превышающие 0,5 или 1,5 Дж на мм2, при дульной энергии игрушечного оружия, составляющей до 0,5 Дж, учитывая их очень небольшую площадь поперечного сечения. Поэтому луки и арбалеты, метательное бросковое и холодное клинковое оружие имеют значения удельной кинетической энергии, намного превышающие 0,5 и 1,5 Дж на мм2. Но данные значения удельной кинетической энергии достижимы при поражении цели с любой дульной энергией предметами, имеющими заостренную головную часть или очень малую площадь поперечного сечения (стрелы, остроконечные пули, заостренные стержни, гвозди, иглы и т.п.).
В 2019 году Е.А. Лаппо в своей работе «Об уточнении значения минимальной поражающей способности ручного стрелкового огнестрельного оружия» указывал, что А.Г. Андреевым в 2003 году было подтверждено что форма головной части пуль (при равных скоростях в момент поражения) влияет на величину их проникновения.
Таким образом, критерии холодного оружия являются избыточными и трудноустанавливаемыми, учитывая возможность нанесения смертельных телесных повреждений при применении в качестве оружия большинства бытовых ножей, топоров и других острых или тупых предметов, не соответствующих критериям холодного оружия, и наличие высокой проникающей способности (удельной кинетической энергии) у любого острого предмета (ножа, ножниц и др.) или предмета, имеющего небольшую площадь поперечного сечения (иглы, булавки, шила, гвоздя и др.) при любой силе удара, в особенности, если кинетическая энергия удара превышает 20 или 50 Дж (удельная кинетическая энергия превышает 0,5 и 1,5 Дж при кинетической энергии предметов, имеющих диаметр боевой части до 1 – 3 мм, составляющей не более 0,5, 3 или 7,5 Дж).
Критерии отнесения предметов к холодному оружию, предусмотренные законодательством РФ, отсутствуют в законодательстве большинства стран мира, включая КНР, Румынию, Молдову, Грузию, Литву, Латвию, Эстонию, Финляндию, Германию и США, в которых предусмотрены минимальные критерии отнесения предмета холодному оружию (длина клинка, наличие заточки лезвия и острия (режущих кромок) и т.п.), а холодное оружие во многих данных странах приравнено по оборотоспособности и ответственности за нарушение правил оборота к бытовым предметам. Военный кортик всегда предназначался только для ношения с парадной формой, а не для боевого применения, поэтому его отнесение к холодному оружию противоречит его назначению.
Оборот холодного оружия является опасным деянием в таких же случаях, в каких представляют опасность оборот предметов, не отнесенных к оружию, поэтому существуют равные ограничения и запреты на оборот любого оружия и других предметов, которые могут представлять опасность для жизни и здоровья человека в определенных местах (местах лишения свободы, объектах транспорта и т.п.), и разделение мер ответственности только по признаку отнесения предмета к холодному оружию противоречит здравому смыслу, нарушает принцип справедливости и не способствует борьбе с преступностью.
Необходима полная отмена ограничений на оборот холодного оружия, учитывая возможность его замены бытовыми предметами и другими видами оружия при совершении преступлений, уровень вооруженности силовых структур и граждан, позволяющий равным образом пресекать нападения с применением холодного оружия и других предметов, и более частое его использование в целях коллекционирования, чем в преступных целях, а также постепенное снятие холодного оружия с вооружения армий различных стран мира и свободный оборот холодного оружия, состоящего на вооружении армий различных стран, во многих странах мира.
Учитывая вышеизложенное, необходимо исключение из перечня видов оружия холодного оружия и броскового метательного оружия с отменой всех ограничений на их оборот как видов оружия.
Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Практический результат

Соблюдение конституционных прав человека и гражданина, противодействие коррупции и упорядочивание правовых норм ФЗ Об оружии, УК и КоАП РФ.

Решение

Необходимо исключение из перечня видов оружия холодного оружия и броскового метательного оружия с отменой всех ограничений на их оборот как видов оружия.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 909 голосов

91

Против решения: 246 голосов

К началу списка инициатив