Опубликовать инициативу
Всего
инициатив:

Инициатива №
77Ф86284
Уровень инициативы:
Федеральный

О необходимости смягчения наказаний за незаконный оборот оружия и нарушения правил его оборота в ст.20.8, 20.10, 20.12-20.15 КоАП РФ

Существует необходимость исключения из ст. 20.8, 20.10, 20.12 - 20.15 КоАП РФ наказания в виде конфискации оружия за незаконный оборот оружия (в особенности, не сопряженный с противоправным применением оружия, и не повлекший наступления тяжких последствий) и другие правонарушения, включая нарушение правил хранения оружия, повлекшее его утрату, исключения за незаконный оборот оружия наказания в виде административного ареста и его полное исключение из КоАП РФ, а также исключения ответственности за незаконный оборот холодного оружия, метательного броскового оружия, оружия, приобретаемого без лицензии, оружия, имеющего культурную ценность, сигнального оружия и основных частей огнестрельного оружия, а также разделения мер наказаний за нарушение правил оборота оружия и патронов к нему и их незаконного оборота по степени опасности конкретных их видов.
Внесение данных изменений необходимо, учитывая:
1) наличие существенных ограничений на оборот многих видов гражданского оружия гражданами РФ, весьма значительных ограничений на его оборот иностранными гражданами и запрета на его приобретение лицами без гражданства, которые имеют право только хранить собственное гражданское оружие, приобретаемое без лицензии и не подлежащее регистрации в Росгвардии;
2) отсутствие в КоАП РФ права на назначение любого административного наказания условно и на условно-досрочное освобождение от его отбывания, амнистии, помилования и права на реабилитацию, усиливающего строгость административного ареста и других наиболее строгих административных наказаний;
3) большую строгость правил административного задержания, чем задержания по подозрению в совершении преступлений и многих других видов задержания, при наличии права на задержание на срок до 48 часов за административные правонарушения, за которые предусмотрен административный арест, и на применение данного задержания за все административные правонарушения, если протокол невозможно составить на месте, а его составление является обязательным, т.к. наказание не может быть назначено на месте или лицо оспаривает его или событие правонарушения;
4) возможность использования конфискации оружия для изъятия ценного оружия в целях его передачи в собственность лиц, заинтересованных в его получении, поскольку конфискация предполагает дальнейшую реализацию или уничтожение оружия, отсутствие четких критериев отграничения нарушения правил оборота оружия от его незаконного оборота;
5) отсутствие общей ответственности за нарушение правил оборота всех видов оружия и патронов к нему и за незаконный оборот оружия и патронов к оружию во многих странах мира.
Наказание в виде конфискации оружия за нарушение отдельных правил его оборота является излишне строгим наказанием, в особенности, если данные деяния совершены впервые, не были сопряжены с совершением вооруженных преступлений и иных насильственных правонарушений, а также не повлекли наступления тяжких последствий, а в отношении видов оружия, приобретаемых без лицензии, оно, не имеет принципиального смысла, т.к. они могут приобретаться в любом количестве, в том числе лицами, привлеченными к уголовной ответственности.
Административная ответственность за незаконный оборот оружия, патронов к оружию и основных частей огнестрельного оружия установлена в случаях, когда он не влечет уголовной ответственности, но незаконный оборот огнестрельного оружия, патронов к нему и его основных частей и незаконные сбыт и изготовление других видов оружия, указанных в ч. 7 ст. 222 и ч. 4 ст. 223 УК РФ, может быть признан малозначительным деянием и будет в данном случае влечь ответственность по ст. 20.10 КоАП РФ.
При этом нормами УК РФ не предусмотрена уголовная ответственность за незаконные действия с видами оружия и иными предметами, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов, за исключением незаконных действий с ядерными материалами и радиоактивными веществами (ст. 220 УК РФ) или с оружием массового поражения (ст. 355 УК РФ), оружием и иными предметами, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения и не предусмотрена отдельная административная ответственность за их незаконный оборот и нарушение правил их оборота. При этом ст. 6 ФЗ Об оружии запрещены указанные виды оружия и иных предметов, имеющие выходные параметры, превышающие величины, установленные в соответствии с законодательством РФ о техническом регулировании, законодательством РФ о стандартизации и соответствующие нормам федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, а также указанных оружия и предметов, произведенных за пределами территории Российской Федерации, но степень их опасности может быть выше, чем у большинства или всех видов оружия, незаконный оборот которых является преступлением.
Таким образом, в ст. 20.10 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за незаконный оборот всех видов оружия и патронов к оружию, а уголовная ответственность определяется не степенью опасности конкретных видов оружия и патронов, а их формальным отнесением к огнестрельному оружию, патронам к нему, холодному, газовому и метательному оружию, а также пневматическому оружию с дульной энергией более 7,5 Дж и перечнем незаконных действий, влекущих уголовную ответственность, независимо от наличия причинения вреда.
Это явно требует внесения изменений в ст. 20.10 КоАП РФ.
Необходимо исключить наказание в виде административного ареста (от 5 до 15 суток) за незаконные приобретение, продажу, изготовление, использование, передачу, хранение, перевозку и ношение оружия, патронов к оружию и основных частей огнестрельного оружия в ст. 20.10 КоАП РФ в редакции данного ФЗ и отменить данный вид наказания в КоАП РФ полностью, поскольку он не соответствует степени опасности как данных деяний, так и любых административных правонарушений, и не предусмотрен за значительное число других административных правонарушений, но не предусмотрен за стрельбу из оружия в нарушение установленных правил (ст. 20.13), т. е. деяние, представляющее большую опасность в случаях, в которых возможно причинение вреда, чем незаконные хранение и ношение оружия, а также иной его незаконный оборот, и равную опасность в сравнении с нарушением правил использования и незаконным использованием в вышеуказанных случаях видов оружия, из которых невозможно производство выстрела (метательного броскового оружия, аэрозольных устройств, отнесенных к оружию и т.п.), либо всех видов оружия без производства выстрела (их метание, распыление опасных для здоровья веществ и т.п.), если его незаконное использование без стрельбы может повлечь или влечет не менее тяжкие последствия, чем стрельба. Меры наказания, связанные с изоляцией от общества справедливо предусматривать только за противоправные деяния, сопряженные с применением насилия к другим лицам или повлекшие причинение вреда здоровью человека или другие тяжкие последствия, учитывая тяжесть подобных мер и адекватность их применения только к лицам, совершившим данные противоправные деяния.
Следует разделить меры наказания за нарушение правил оборота и незаконный оборот холодного, газового, сигнального, электрошокового, метательного, пневматического и других видов оружия, не являющихся огнестрельным, а также огнестрельного оружия, холостых, газовых, сигнальных, травматических, дробовых и пулевых патронов в ст. 20.8 и 20.10 КоАП РФ, учитывая различную степень опасности различных видов оружия и патронов к нему.
Следует исключить из ст. 20.8 КоАП РФ ответственность за нарушение правил оборота и незаконный оборот холодного оружия, метательного броскового оружия, видов оружия, имеющих культурную ценность, или приобретаемых без лицензии, повлекшее их утрату, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, и разделить меры наказания за данное деяние, совершенное в отношении видов оружия разной опасности и оборотоспособности, либо полностью отменить данную административную ответственность, учитывая равную опасность холодного оружия и метательного броскового оружия в сравнении с бытовыми предметами, отсутствие многих ограничений на оборот видов оружия, приобретаемых без лицензии, и учета данного оружия в уполномоченных органах.
Отдельная ответственность за нарушение правил оборота всех видов оружия и его незаконный оборот, предусматривающая равные наказания за незаконные действия со всеми видами оружия, отсутствовала в законодательстве СССР, РСФСР и других союзных республик и отсутствует в КоАП и других законах многих стран постсоветского пространства и других стран мира. При этом в КоАП РСФСР и других законах об административной ответственности РСФСР, других союзных республик, СССР и РФ до 2002 года ответственность предусматривалась только за незаконные приобретение, хранение, передачу и продажу гладкоствольных охотничьих ружей, нарушение правил совершения данных действий в отношении гладкоствольного и нарезного огнестрельного оружия, продажи данного оружия торговыми предприятиями гражданам, не имеющим разрешений на приобретение охотничьего оружия, уклонение от реализации охотничьего огнестрельного оружия после выбытия из охотничьих обществ, а также за стрельбу из огнестрельного оружия в неотведенных для этого местах либо в отведенных местах с нарушением установленного порядка.
В КоАП многих стран СНГ и ряда других стран постсоветского пространства предусмотрена ответственность только за вышеуказанные незаконные действия в отношении огнестрельного оружия или за незаконные действия с рядом других, а не со всеми видами оружия.
В КоАП и других законах некоторых стран постсоветского пространства и других стран мира предусмотрены различные меры наказаний за незаконный оборот определенных видов оружия, а в УК и КоАП Белоруссии отсутствует ответственность за незаконные приобретение и хранение видов оружия, не являющихся огнестрельным, и за нарушение правил их приобретения и хранения.
Отдельная ответственность за нарушение правил хранения и ношения оружия гражданами, повлекшее его утрату, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, отсутствует в КоАП и других законах многих значительного числа стран мира, поэтому допустимо и ее исключение из ст. 20.8 КоАП РФ.
Следует исключить из 20.10 КоАП РФ конфискацию оружия, патронов к оружию и основных частей огнестрельного оружия за их незаконные приобретение, продажу, изготовление, использование, передачу, хранение, перевозку и ношение, поскольку любой владелец гражданского оружия, приобретаемого по лицензии (в особенности, владелец, ранее имевший оружие на законном основании, но утративший его, либо наследник законного владельца оружия), имеет право на возмещение стоимости оружия при его изъятии (ст. 238 ГК РФ), а владелец гражданского оружия, приобретаемого без лицензии (в частности, определенных видов антикварного оружия и их копий или реплик), имеет право на возвращение оружия после привлечения к ответственности за нарушение правил его оборота, а четкие критерии назначения конфискации предметов отсутствуют. Поэтому такая мера наказания может, на практике, использоваться для безвозмездного изъятия дорогостоящих видов оружия и сходных с ними предметов, в т.ч. антикварных и их копий или реплик. Конфискация оружия и иных предметов в УК РФ, введена не была, поэтому они могут быть изъяты только возмездно (ст. 238 ГК РФ), например, стоимость изъятого из незаконного владения гражданского оружия, должна быть возмещена его собственнику, а оружие, приобретаемое без лицензии, должно быть возвращены владельцу.
ФЗ от 28.06.2021г. № 232-ФЗ, внесший в КоАП РФ изменения, усиливающие наказания за незаконный оборот оружия и ряд нарушений правил его оборота, не устранил нечеткость формулировок ч. 4 ст. 20.8 и других норм КоАП РФ о нарушении правил оборота оружия и патронов к оружию, поскольку в них предусмотрена ответственность за нарушение правил оборота оружия и патронов к нему, что подразумевает наличие ответственности именно за нарушение правил оборота видов сигнального, газового, огнестрельного и другого подобного оружия, в которых используются патроны, т.е. положения данных норм не относятся к холодному и метательному оружию, электрошоковым устройствам и искровым разрядникам, видам газового оружия, отнесенным к механическим распылителям, аэрозольным и другим устройствам, видам сигнального и огнестрельного оружия, в которых используются капсюли без патронов либо иные средства подачи сигналов или метания снаряда, не являющиеся патронами, многим или всем видам пневматического оружия (в зависимости от возможности использования в них пневмопатронов и отнесения пневмопатронов к патронам к оружию) и другим видам оружия, в которых не используются патроны (в частности, видам оружия, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов, не являющихся ядерными материалами и радиоактивными веществами (ст. 220 УК РФ) или оружием массового поражения (ст. 355 УК РФ), оружия, поражающее действие которого основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения).
Таким образом, после вступления в силу данного ФЗ возможно привлечение к административной ответственности и назначение равных наказаний за незаконный оборот всех видов оружия и патронов к оружию, но невозможно привлечение к ней за нарушение правил оборота видов оружия, в которых не используются патроны, независимо от степени их опасности, что явно нелогично и несправедливо.
На практике распространены решения судов и иных уполномоченных органов о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 20.8 КоАП РФ за нарушение правил хранения и ношения холодного оружия и его незаконные хранение и ношение. При этом данные решения не могут соответствовать Конституции РФ, т.к. в ст. 20.8 КоАП РФ допускается двусмысленное толкование правовой нормы, запрещенное Конституцией РФ. Это требует внесения соответствующих изменений в ст. 20.8, 20.12 и 20.14 КоАП РФ, учитывающих степень опасности конкретных нарушений и видов оружия.
ФЗ от 28.06.2021г. № 232-ФЗ не установлена ответственность за нарушение правил продажи оружия и патронов к оружию гражданами (физическими лицами) и за нарушение правил приобретения и передачи патронов к оружию, при установлении ответственности любых лиц за их незаконные продажу, передачу, приобретение и изготовление, а также строгих наказаний за любой незаконный оборот оружия. Ответственность за нарушение правил продажи оружия и патронов к нему предусмотрена в ч. 1 ст. 20.8 КоАП РФ только для должностных лиц и юридических лиц, при наличии ответственности граждан за многие другие нарушения правил оборота оружия, а нарушение правил продажи, приобретения и передачи патронов к оружию не влечет административной ответственности. Это нелогично и несправедливо, т.к. допускает отсутствие ответственности или привлечение к ней с назначением строгих наказаний физическим лицам, совершающим сходные по степени опасности и многим признакам нарушения.
ФЗ не введено четких критериев отличия незаконных действий с оружием от нарушения правил его оборота, поскольку в примечании к ст. 20.10 КоАП РФ не указано про отнесение или запрет отнесения к незаконным действий, совершаемых законным владельцем оружия или в отношении оружия и патронов к оружию, не ограниченных к обороту ФЗ Об оружии, не запрещенных многим или любым лицам полностью (в частности, ношение законным владельцем оружия, приобретаемого без лицензии или по лицензии, в местах, в которых оно запрещено, ношение им оружия, имеющего культурную ценность, без исторического костюма и (или) вне проводимых в установленном порядке мероприятий, ношение им охотничьего холодного клинкового оружия вне охотничьих угодий и т.п.), поскольку, согласно примечанию к ст. 20.10 КоАП РФ незаконными изготовлением, приобретением, продажей, передачей, хранением, транспортированием, перевозкой, ношением или использованием оружия, основных частей огнестрельного оружия и патронов к оружию в соответствии с настоящей статьей являются действия, совершение которых законодательством РФ не предусмотрено либо запрещено, а также для совершения которых требуется специальное разрешение (лицензия), если такое разрешение (лицензия) в установленном законодательством Российской Федерации порядке виновному лицу предоставлено не было, а также если действие предоставленного разрешения (лицензии) прекращено и лицо было об этом уведомлено любым способом, позволяющим подтвердить факт получения уведомления. При этом отсутствуют понятия не предусмотренных или запрещенных законодательством действиях и определение нарушений правил оборота оружия, патронов к оружию и основных частей огнестрельного оружия, не являющихся незаконными действиями. Это может создавать сложности при отграничении незаконных действий от иных нарушений и влечь произвольное привлечение к административной ответственности за незаконный оборот казанных предметов и нарушения правил оборота оружия и патронов к нему, за которые установлена административная ответственность. Поэтому необходимо введение определения нарушения правил оборота оружия и патронов к нему в ст. 20.8 КоАП РФ и четкое отграничение мер наказаний за незаконный оборот и нарушение правил оборота различных видов оружия и патронов.
Необходимо внесение изменения в примечание к ст. 20.10 КоАП РФ (и в ст. 41.2 проекта КоАП РФ), исключающего отнесение к незаконному обороту оружия действий с оружием, не предусмотренных законом, учитывая положения ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ, относящих данные действия к законным, поскольку закон и иной нормативно-правовой акт, затрагивающий права, свободы и обязанности человека и гражданина, не может применяться, если он не был официально опубликован для всеобщего сведения (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ), а правила оборота предметов и лица, имеющие право на их приобретение, должны быть указаны в законе или определены в порядке, установленном законом, а предметы правила оборота которых не определены, могут свободно отчуждаться.
Федеральный закон не может противоречить Конституции РФ, а противоречащие ей законы не могут применяться. При этом положения глав 1, 2 и 9 Конституции РФ могут быть изменены только принятием новой Конституции, проект которой может быть разработан только Конституционным Собранием, созванным для данной цели в порядке, установленном ст. 135 Конституции РФ, а новая Конституция РФ может быть принята только после проведения всенародного референдума или голосования в Конституционном Собрании, инициируемых Конституционным Собранием. Это означает неизменность положений ч. 3 ст. 15 Конституции РФ, в особенности, учитывая их соответствие принципу высшей ценности человека, его прав и свобод (ст. 2 Конституции РФ) и наибольшую значимость данного принципа для личности, общества и государства.
Изменения в ст. 129 ГК РФ данным или другими ФЗ внесены не были, поэтому ее положение об оборотоспособности объектов гражданских прав сохраняют силу и будут применяться вместо примечания к ст. 20.10 КоАП РФ. При этом они полностью соответствуют ч. 3 ст. 15 Конституции РФ во взаимосвязи с ст. 2 Конституции РФ.
Поэтому необходимо исключение из примечания к ст. 20.10 КоАП РФ действий, не предусмотренных законом, как незаконных действий.
В целях исключения произвольного отнесения предметов к оружию и патронам к оружию и привлечения к ответственности за его незаконный оборот, следует внести уточнения в определения оружия, сигнального оружия и сигнального патрона, а также отменить лицензирование приобретения всех его видов или исключить его из перечня видов оружия с отменой всех ограничений на его оборот.
Поэтому следует внести ст. 1 ФЗ Об оружии уточнение о том, что устройства и предметы, конструктивно предназначенные для подачи сигналов, должны признаваться оружием только при наличии способности причинения вреда здоровью или смерти человеку, а если они не обладают достаточной мощностью, то они не являются оружием, либо указать в ст. 1 ФЗ Об оружии, что оружие может быть использовано для подачи сигналов, если это не запрещено законодательством РФ, либо просто исключить предназначение только для подачи сигналов из определения оружия.
Существует необходимость отнесения сигнального и списанного оружия к конструктивно сходным с оружием изделиям и отмены всех ограничений на его оборот, учитывая отсутствие у данных видов оружия признаков огнестрельного и иного оружия, предназначенного для поражения цели.
ФЗ не учитывается наличие фактического запрета на проведение криминалистических экспертиз холодного, метательного, пневматического, огнестрельного и иного оружия, имеющего культурную ценность, следующего из положений ст. 243 УК РФ и ст. 24 ФЗ Об оружии.
ФЗ не учитываются:
1) степень опасности холодного, газового, метательного, пневматического, сигнального и иного оружия, не являющегося огнестрельным, а также огнестрельного оружия ограниченного поражения, основных частей огнестрельного оружия, патронов к данным видам оружия, пороха и наименее опасных видов огнестрельного оружия;
2) оборотоспособность конкретных видов оружия, его частей и патронов;
3) законодательные критерии их отличия от предметов, не отнесенных к оружию, основным частям огнестрельного оружия и патронам к оружию, но сходных с ними, и технические характеристики данных видов оружия, его частей, патронов к оружию, пороха и указанных предметов.
Холодное оружие не обладает большей поражающей способностью и, следовательно, не представляет большей степени опасности, нежели распространенные в быту предметы, т.к. оно может быть ими заменено при совершении насильственных преступлений или самообороне.
Газовое оружие не предназначено для причинения смерти человеку и может быть заменено другими устройствами, содержащими раздражающие вещества, используемые в быту, а часть газовых устройств законодательство относит не к оружию, а к бытовым средствам самообороны против животных или к спецсредствам МВД и других силовых структур.
ФЗ не предусмотрены:
1) исключение газового оружия, приобретаемого без лицензии, из норм КоАП РФ, предусматривающей ответственность за незаконный оборот и нарушение правил оборота всех видов оружия;
2) Отдельная ответственность за незаконный оборот и нарушение правил оборота газовых пистолетов и револьверов и других видов газового оружия, не представляющих повышенной опасности для здоровья человека, или для изготовления которых не требуется использование пороха, других веществ, которые ограничены или запрещены к гражданскому обороту и представляют опасность для жизни или здоровья человека, и (или) веществ, предназначенных для снаряжения газовых баллончиков или патронов к газовому оружию, либо всех видов газового оружия.
Это является недостатком ФЗ, учитывая:
1) отсутствие ответственности за сбыт изготовление газовых устройств, не отнесенных к оружию, и ограничений на их сбыт, изготовление и иной оборот, предусмотренных ФЗ Об оружии для оборота газового оружия;
2) меньшую опасность процесса изготовления газового пистолета или иного устройства, не снаряжаемого веществами в процессе его изготовления, чем процесса изготовления газовых патронов, баллончиков и других подобных устройств, и отсутствие достаточной для его криминализации опасности процесса изготовления всех видов газового оружия в сравнении с процессом изготовления других подобных устройств, находящихся в свободном обороте или не отнесенных к газовому оружию, а также веществ, изготовление которых в части или во всех случаях не отнесено к преступлениям;
3) меньшую степень опасности газовых пистолетов и револьверов, чем многих других видов оружия, приобретаемых по лицензии или без лицензии, и различных предметов, не отнесенных к оружию, и небольшую распространенность в обороте в РФ газовых пистолетов и револьверов, приобретаемых по лицензии, и патронов к ним (на практике, газовые, пистолеты, револьверы и патроны к ним очень трудно найти в продаже);
4) наличие уголовной ответственности за незаконный оборот в целях сбыта или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ) и незаконный оборот химического оружия (ст. 355 УК РФ), делающее наличие уголовной ответственности за незаконные действия с наиболее опасными видами газового оружия избыточным.
Метательное оружие не представляет большей степени опасности, нежели пневматическое оружие, незаконный оборот которого не влечет уголовной ответственности по УК СНГ, УК РФ и УК большинства других стран постсоветского пространства.
Незаконный оборот метательного оружия не влек уголовной и административной ответственности по законодательству СССР и союзных республик.
Пневматическое оружие не представляет достаточной опасности для ужесточения мер ответственности и наказаний за незаконные действия с ним, поскольку оно имеет сравнительно небольшую поражающую способность или конструкцию, затрудняющую его использование для совершения вооруженных преступлений, по причинам необходимости наличия специальных резервуаров для предварительной накачки сжатого воздуха, предназначенных для увеличения поражающей способности пневматического оружия, делающих оружие громоздким, и чувствительности конструкции оружия к температуре воздуха и механическим повреждениям, делающих пневматическое оружие менее надежным, чем огнестрельное.
Минимальным критерием отнесения предмета, сходного с пневматическим оружием, к пневматическому оружию является наличие дульной энергии более 3 Дж. Данные предметы, имеющие дульную энергию до 3 Дж, отнесены к конструктивно сходным с пневматическим оружием изделиям. Ограничено лицензированием приобретение пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 Дж и калибра более 4,5 мм.
Критерии отнесения предметов к пневматическому оружию являются заниженными в сравнении с критериями отнесения предметов к огнестрельному и метательному оружию, поскольку минимальным критерием отнесения предметов к огнестрельному оружию является удельная кинетическая энергия 0,5 Дж на мм2, которая достигается, как правило, при значительно большей, чем 3 Дж дульной энергии, и большинство видов огнестрельного оружия имеют калибр намного превышающий 4,5 мм, а многие виды спортивных, охотничьих и старинных ружей имеют калибр, в два или даже в четыре раза превышающий данный небольшой калибр. К метательному стрелковому оружию отнесены луки и арбалеты, имеющие усилие натяжения тетивы более 27 и 43 кгс соответственно, при котором дульная энергия во много раз превышает 3 Дж. Критерии отнесения других предметов к метательному стрелковому оружию отсутствуют, т.е. они могут иметь любую дульную энергию и находиться в свободном обороте (ГОСТ Р 51281-99 «Ружья и пистолеты для подводной охоты. Технические требования. Методы испытаний на безопасность» предусматривает, что максимальное усилие при заряжании гарпуна в данные ружья и пистолеты составляет 50 кгс, но указания на отнесение более мощных ружей и пистолетов к оружию и на применение данного требования к другим видам ружей и пистолетов, сходных с метательным или пневматическим оружием, законодательство РФ не содержит, притом что данное ограничение усилия при заряжании (50 кгс) превышает как ограничения дульной энергии пневматического оружия, равной 3, 7,5 и 25 Дж, так и критерии отнесения к метательному оружию луков и арбалетов (27 и 43 кгс соответственно).
Гражданское пневматическое оружие с дульной энергией более 7,5 Дж и калибра более 4,5 мм подразделяется ФЗ Об оружии на спортивное и охотничье (при дульной энергии не более 25 Дж), приобретаемое по лицензии на приобретение соответствующих видов огнестрельного гладкоствольного оружия в целях занятий спортом или охоты, а также на оружие, имеющее культурную ценность, копии либо реплики старинного (антикварного) оружия. Старинное (антикварное) оружие и его копии либо реплики с 1 января 2018 года приобретается по лицензии на коллекционирование оружия, но не подлежит регистрации и многие правила его оборота отсутствуют. Правила приобретения иного оружия, имеющего культурную ценность, и многие другие правила его оборота не предусмотрены, что означает его нахождение в свободном обороте на основании ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 и 2 ст. 129 ГК РФ.
ФЗ Об оружии допускается наличие видов пневматического оружия, не предусмотренного им, находящегося в свободном обороте, и отнесение части видов устройств, конструктивно сходных с пневматическим оружием, имеющих любые калибр и дульную энергию, не к оружию, а к спортивным снарядам и другим конструктивно сходным с оружием изделиям (маркеров для игры в пейнтбол, пневматических ружей и пистолетов для подводной охоты, пневматических строительно-монтажных пистолетов и т.п.).
При этом виды пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 Дж и калибра не более или более 4,5 мм могут иметь удельную кинетическую энергию, не превышающую минимального значения, установленного для признания огнестрельных устройств огнестрельным оружием (0,5 Дж на мм2) и дульную энергию, соответствующую значениям, при которых отнесены к метательному оружию луки и арбалеты, т.е. они могут быть не более опасны, чем предметы, не отнесенные к оружию, находящиеся в свободном обороте. Соотношение удельной и дульной кинетической энергий таково, что увеличение калибра пули (площади поперечного сечения пули) увеличивает и дульную энергию, необходимую достижения значения удельной кинетической энергии 0,5 Дж на мм2. Поэтому для признания огнестрельным оружием его видов, имеющих средние и крупные калибры (от 7 мм до 12 и более мм) необходима дульная энергия в десятки Дж, а при калибрах до 4,5 мм дульная энергия составляет до 8 Дж и может составлять менее максимального предела, установленного для пневматического оружия, все виды которого приобретаются без лицензии, - 7,5 Дж (по мере уменьшения калибра).
Это означает отнесение к оружию и установление строгих ограничений на оборот именно пневматического оружия с дульной энергией более 7,5 Дж и калибра более 4.5 мм, при отнесении к конструктивно сходным с оружием изделиям и нахождении в свободном обороте огнестрельных устройств имеющих данные или большие калибр и дульную энергию и отнесение к огнестрельному оружию огнестрельных устройств, имеющих калибр менее 4,5 мм и дульную энергию не более 7,5 Дж, а также отнесение к конструктивно сходным с оружием изделиям и нахождение в свободном обороте луков и арбалетов, имеющих дульную (начальную) энергию более 15 Дж, ружей и пистолетов для подводной охоты, имеющих дульную энергию, как не большую, так и превышающую 25 Дж, и нахождение в свободном обороте других метательных устройств, не отнесенных к лукам и арбалетам, а также к метательному бросковому оружию, учитывая отсутствие правил их оборота и критериев их отнесения к метательному оружию.
При этом пневматическое оружие представляет меньшую опасность, чем наиболее опасные виды сигнального оружия, незаконный оборот которого уголовной ответственности не влечет, и чем пороховые строительно-монтажные пистолеты, находящиеся в свободном обороте.
В законодательстве целого ряда стран мира предусмотрены большие критерии дульной энергии, свыше которой необходимо получение лицензии на приобретение или регистрация пневматического оружия и (или) наступает уголовная ответственность за его незаконный оборот. В частности, в Законе Об оружии Абхазии он составляет 10 Дж, в УК и Законе Об оружии Латвии – 24 Дж, в Законе Польши Об оружии и боеприпасах – 17 Дж, в Законе Болгарии Об оружии, боеприпасах и пиротехнических изделиях ограничено лицензированием и регистрацией приобретение и хранение только пневматического оружия с дульной энергией более 24 Дж и т.п., а ограничения по калибру не предусмотрены для пневматического оружия в законодательстве целого ряда стран мира.
Поэтому 7,5 Дж и калибр 4,5 мм являются достаточно низкими критериями разделения видов пневматического оружия по степени их опасности.
За нарушение правил хранения инициирующих и воспламеняющих веществ и материалов (пороха, капсюлей) для самостоятельного снаряжения патронов к гражданскому огнестрельному длинноствольному оружию гражданами, если оно не сдержит признаков уголовно наказуемого деяния, данным ФЗ введена административная ответственность и наказания в виде штрафа в размере от 500 до 2000 тысяч рублей с необязательной их конфискацией. В данной норме не учитывается степень опасности и распространенность в гражданском обороте капсюле и пороха, а также снаряжение порохом большинства видов патронов и других устройств, оборот которых может быть не ограничен и которые могут не относиться к оружию, и использование капсюлей в сигнальном и ином оружии и в других устройствах, находящихся в менее ограниченном обороте, нежели гражданское огнестрельное длинноствольное оружие, патроны к которому разрешено снаряжать их владельцам (охотничье и спортивное), либо в свободном обороте.В Абхазии 30 декабря 2020 года был принят Закон Об оружии, вступивший в силу с 1 марта 2021 года, разрешающий приобретение, хранение и ношение без лицензий и разрешений совершеннолетними (не моложе 18 лет) дееспособными гражданами как видов гражданского оружия, приобретаемых в РФ без лицензии, согласно ч. 4 ст. 13 ФЗ Об оружии, так и холодного оружия, предназначенного для ношения с абхазской национальной одеждой (кавказской шашки, кинжала и охотничьего ножа), всех видов оружия, используемых в культурных и образовательных целях, газовых пистолетов и револьверов, огнестрельного оружия ограниченного поражения (пистолета, револьвера и огнестрельного бесствольного устройства, предназначенного для использования патронов травматического действия), сигнального оружия и пневматического оружия с дульной энергией до 10 Дж, а также изготовление гражданами холодного оружия, предназначенного для ношения с абхазской национальной одеждой, с уведомлением уполномоченного в данной сфере органа в установленном порядке.
Данным Законом ношение оружия определено только как его нахождение на теле или в одежде лица и введено право на приобретение по лицензии гражданами Республики Абхазия, достигшими возраста 27 лет, в целях самообороны огнестрельного короткоствольного оружия с нарезным стволом (пистолетов и револьверов) и на приобретение по лицензии в целях охоты или спорта огнестрельного длинноствольного оружия с нарезным стволом указанными гражданами, достигшими возраста 21 года, а также право на приобретение резервистами действующего резерва Вооруженных Сил Республики Абхазия огнестрельного автоматического и иного служебного огнестрельного оружия, боевого ручного стрелкового и холодного оружия в установленном законодательством порядке. При этом в вышеуказанном Законе отсутствуют правила оборота видов холодного и иного оружия, им не предусмотренных.
В законодательстве об обороте оружия ряда стран мира предусмотрено, что законами об оружии конкретных стран не регулируется оборот многих видов холодного клинкового оружия или всех видов холодного оружия, либо планируется принятие таких законов об оружии.
В частности, в Законе Об оружии и боеприпасах Польши 1999г. и в прежних законах об оружии Польши указано, что ими не регулируется оборот холодного оружия, за исключением ударно-дробящего холодного оружия.
На Украине планируется принятие законопроекта (проект закона № 1222), вводящего в действие Закон Об оружии, в котором будет указано, что он не распространяется на оборот холодного оружия, не являющегося метательным оружием (луками и арбалетами), которое законодательством Украины отнесено к холодному оружию (колюще-режущих и ударно-дробящих предметов, пригодных для использования в качестве оружия и бытового использования), предметов, не предназначенных для использования в качестве оружия, использование которых в качестве оружия возможно, имитационного оружия и старинного огнестрельного оружия, изготовленного до 1877 года, не предназначенного для использования патронов к запрещенному огнестрельному оружию или к огнестрельному оружию, на приобретение которого необходимо специальное разрешение, и вносящего изменения в УК и КоАП Украины, декриминализирующие незаконный оборот холодного оружия (ч. 2 ст. 263), старинного огнестрельного оружия и его копий, а также пороха и капсюлей, используемых для снаряжения патронов к огнестрельному оружию (ч. 1 ст. 263 действующей редакции ст. 263 УК Украины и ст. 263 планируемой редакции данной статьи) и устанавливающие только административную ответственность за незаконные ношение, сбыт, ремонт и изготовление луков и арбалетов (ч. 9 ст. 174.1 КУоАП, введение которой планируется данным законопроектом) без административного ареста. При этом в настоящее время оборот холодного и иного оружия регулируется ведомственными актами МВД и других органов власти Украины, предусматривающими частично более либеральные правила оборота холодного и иного оружия, нежели ФЗ Об оружии. В частности, ими разрешается приобретение охотничьего холодного оружия по отдельному разрешению на его хранение и ношение, что запрещено ст. 13 ФЗ Об оружии, предусматривающей обязанность получения разрешения на хранение и ношение охотничьего огнестрельного или пневматического оружия для приобретения такого холодного оружия.
Недостатки распределения наказаний за противоправные деяния (включая незаконное ношение и иной незаконный оборот оружия) в законодательстве различных государств часто отмечались учеными и философами различных государств.
В частности, Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» писал, что не следует смешивать преступлений с мелкими нарушениями полицейских правил, совершаемыми изо дня в день, указывая, что у полиции нет времени на проведение тщательного расследования дел о каждом нарушении и совершенно противно природе вещей, когда злоупотребляющий оружием не несет большей ответственности, чем тот, кто только его носит при себе, что имеет место в одной итальянской республике (Венеции).
Проблемы, указанные Монтескье, остаются нерешенными и настоящее время, поскольку несправедливое распределение наказаний за различные нарушения и преступления встречается в законодательстве различных стран мира.
О негативном влиянии тюрем и других подобных мест лишения свободы писали различные юристы, другие ученые и философы.
Экспериментально доказал вред лишения свободы (в особенности, его строгих режимов) психолог Ф. Зимбардо проведением в 1971 году «Стенфордского тюремного эксперимента», заключавшегося в имитации отбывания тюремного заключения в тюрьме строгого режима студентами-добровольцами, поделенными на заключенных и охранников. Проведение «Стенфордского тюремного эксперимента» показало, что люди, исполнявшие роль охранников, достаточно быстро стали приобретать склонность к насилию и жестокости по отношению к тем, кто исполнял роль заключенных, а люди, исполнявшие роль заключенных, стали приобретать склонность к насилию и жестокости, и другие негативные качества. Это повлекло досрочное прерывание «Стенфордского эксперимента» (эксперимент предполагалось провести за 2 недели, но он длился только 6 дней) и явилось доказательством большого вреда для людей от лишения свободы.
В части введения понятия добровольной сдачи оружия и других подобных предметов в ст. 20.10 КоАП РФ в ФЗ необходимо ввести условие об исключении ответственности за незаконный оборот оружия и других подобных предметов с признанием основания исключения ответственности лиц, сдавших оружие и другие подобные предметы органам власти, отказавшихся от данных предметов или от совершения их незаконного оборота, либо передавших их другим лицам в целях добровольной сдачи органам власти, независимо от обнаружения указанных предметов при задержании или обыске и других подобных следственных действиях.
В целом законодателям и другим авторам законодательных инициатив, при установлении за незаконный оборот оружия и другие деяния лишения свободы, иных уголовных наказаний или других строгих наказаний, необходимо осознавать, что лишение свободы и другие виды наказания сами являются оружием, произвольное или массовое применение которого опасно и недопустимо, т.к. оно представляет опасность для неопределенного круга лиц и общества в целом, а правильное его применение зависит от лиц, которые уполномочены назначать и исполнять его, поскольку применение наказаний может излишне ограничить основные права человека, а также повлечь материальные и иные лишения, подвергнутого ему лица, и лиц, зависящих от него.
При этом частое применение наказаний, не являющихся строгими для конкретного лица или любых лиц, не будет пресекать преступления и иные правонарушения, а частое или произвольное и несправедливое применение строгих наказаний будет способствовать совершению насильственных преступлений, включая убийства и пытки, совершению иных преступлений и иных правонарушений по личным мотивам, по причинам нахождения лица в состоянии отчаяния или в ином тяжелом положении, либо с извлечением выгоды из конкретного вида наказания (например, совершение преступления или иного правонарушения, влекущего наказания, связанные с лишением свободы или привлечением к труду, лицом, не имеющим постоянного места жительства или источника доходов, или совершение менее тяжкого преступления или иного правонарушения в целях сокрытия более тяжкого противоправного деяния).
Частое применение наказаний, не являющихся строгими для многих или всех лиц, за деяния, которые многим лицам приходится совершать, или которые являются законными, но часто оцениваются уполномоченными лицами или судом как незаконные, становится для людей обыденным явлением, а не последствием нарушения законодательного запрета, утрачивая функцию наказания (предупреждение не осознается как наказание, штраф воспринимается как еще один обязательный платеж и т.п.).
Частое применение строгих наказаний, за деяния, которые многим лицам приходится совершать, или которые являются законными, но часто оцениваются уполномоченными лицами или судом как незаконные, либо не воспринимаются как деяния, отнесенные к преступлениям или иным правонарушениям, влекущим строгие наказания, воспринимаются как негативные последствия, которые могут возникнуть при совершении определенных действий, не воспринимающихся лицом как противоправные, или воспринимаются им как возникающие неизбежно (риск, возникающих при совершении определенного действия, производственный риск, произвол властей и т.п.), т.к. совершение конкретных действий необходимо по определенным обстоятельствам, а не как последствия нарушения законодательного запрета, также утрачивая функцию наказания (арест за проступки, другие строгие наказания за их совершение или различные уголовные наказания воспринимаются не как наказания, а как худшие или неизбежные последствие необходимого для лица действия со стороны властей, либо как произвол отдельных представителей власти, местных властей или властей государства).
При этом лишение свободы и другие подобные строгие наказания в случаях частого их применения воспринимаются как одно из опасных последствий совершения необходимого для лица действия или неизбежное его опасное последствие, что усиливает негативное отношение различных лиц к другим лицам, включая представителей власти, и органам власти, создавая условия для совершения любых преступлений и криминализации общества, что явно противоречит целям наказания.
При этом любое наказание может восприниматься лицом как менее опасное последствие, нежели не совершение запрещенного законом действия (различные сроки лишения свободы и другие наказания не могут пресечь незаконный оборот оружия, патронов и других подобных предметов лицами, которым необходимо обороняться от преступников и опасных животных, т.к. последствия их нападения могут быть тяжелее наказания, лишение свободы и смертная казнь не могут пресечь совершение голодными или больными лицами краж, грабежей, разбоев и убийств, т.к. смерть от голода и различных заболеваний может быть тяжелее данных наказаний, лишение свободы и другие виды наказаний не могут пресечь самосуд над опасными преступниками или превышение в отношении них пределов необходимой обороны, т.к. их действия могут быть более тяжелы для лица, нежели наказание, и могут представлять опасность для жизни многих людей и т.п.) и, тем более, разрешенного действия, оцениваемого властями как запрещенное (применение наказаний за такие действия могут расцениваться конкретными лицами и обществом как произвол властей), что только усугубляет и может свести на нет всю позитивную роль и эффективность наказаний и других мер борьбы с преступлениями и иными правонарушениями.
Выборочное применение любых наказаний, не учитывающее степень опасности деяния или лица, возраст лица, состояние его здоровья и другие обстоятельства, имеющие значение для привлечения к ответственности и наказания, нарушает конституционный принцип равенств всех перед законом и судом и не может соответствовать конституционному принципу высшей ценности, человека, его прав и свобод. Более того, оно также может влечь отношение к наказанию как к негативному обстоятельству, возникающему в определенных случаях, которых можно избежать при совершении противоправного действия, что исключает возможность достижения целей наказания.
Редкое применение любых наказаний влечет утрату ими функции наказания и нарушает конституционные принципы равенства всех перед законом и судом, справедливости и высшей ценности человека, его прав и свобод, не способствуя борьбе с преступлениями и иными правонарушениями.
В целях исключения случаев частого, выборочного или редкого применения наказаний, необходимо их установление только за противоправные деяния, причиняющие вред, и распределение мер ответственности и наказаний только по степени причиненного вреда, сохраняя уголовную ответственность лишение свободы и другие подобные наказания только за деяния, причиняющие вред здоровью человека или влекущие другие подобные тяжкие последствия.
Деяния, отнесенные к административным и иным правонарушениям следует четко распределить по степени опасности причиненного вреда, не допуская установления административной и иной существенной ответственности за деяния, не повлекшие причинения вреда или повлекшие совсем незначительный вред.
Существует необходимость введения запрета на назначение наказания в виде административного ареста лицам предпенсионного и пенсионного возраста (в особенности, лицам преклонного возраста) и исключения его назначения за административные правонарушения, совершенные без применения насилия и не повлекшие наступления тяжких последствий, либо полного его исключения из законодательства об административных правонарушениях, поскольку данный вид наказания является достаточно строгим видом административного наказания и носит более уголовно-правовой, чем административно-правовой характер, поэтому его применение должно быть максимально ограничено. При этом оно допускает несправедливое распределение мер наказаний за административные правонарушения и преступления, учитывая наличие в УК РФ составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и отсутствие федерального закона о введении в действие уголовного наказания в виде ареста, поскольку за преступления, не предусматривающие наказания в виде лишения свободы, не имеют право даже задерживать (ст.91 УПК РФ), а уголовное наказание в виде ареста является менее строгим наказанием, чем наказание в виде лишения свободы.
Строгость наказания в виде административного ареста усиливается отсутствием в КоАП РФ норм, дающих суду права на домашний арест, лица, которому назначено наказание в виде административного ареста, условное осуждение к данному виду административного наказания и условно-досрочное освобождение от его отбывания.
Наказание в виде административного ареста не назначается лицам, не достигшим возраста 18 лет, поэтому необходимо введение максимального возраста его назначения для соблюдения принципа справедливости, учитывая большую его строгость для лица преклонного возраста, чем для несовершеннолетнего.
Отмена с 2013 года привлечения к труду лиц, отбывающих наказание в виде административного ареста (как без их согласия, так и при его наличии), не означает гуманизации порядка отбывания данного вида наказания, достаточной для его назначения лицам пенсионного возраста, учитывая строгость самой изоляции лица от общества, более сильное психологическое воздействие на лицо, находящееся продолжительное время в местах изоляции от общества и лишенное возможности выполнять какую-либо работу, а также большую вероятность злоупотреблений, связанных с принуждением к труду или совершению других действий, которые могут противоречить законодательству, в местах изоляции от общества, чем в других местах.
Строгость наказания в виде административного ареста усиливается отсутствием в КоАП РФ и проекте КоАП РФ норм, дающих суду права на домашний арест, лица, которому назначено наказание в виде административного ареста, условное осуждение к данному виду административного наказания и условно-досрочное освобождение от его отбывания. В части стран СНГ наказание в виде административного ареста не назначается лицам, достигшим пенсионного возраста.
Согласно ч.3 ст.49 КоАП Туркменистана наказание в виде административного ареста не назначается лицам, имеющим право на пенсию по возрасту или на государственное социальное пособие.
Cогласно ч.(6) ст.38 КоП Молдовы наказание в виде ареста за правонарушение не назначается лицам, достигшим общеустановленного пенсионного возраста.
Согласно ч.2 ст.50 КоАП Казахстана 2014 г. наказание в виде административного ареста не назначается женщинам в возрасте свыше 58 лет и мужчинам свыше 63 лет.
Согласно ч. 2 ст. 30 КоАП Азербайджана административный арест не может применяться к женщинам, достигшим 60 лет, и к мужчинам, достигшим 65 лет.
Наказание в виде административного ареста отсутствует во многих странах мира, не входящих в СНГ, и арест в данных странах является уголовным наказанием, предусматриваемым за совершение преступления или уголовного проступка (право на назначение которого лицам старшего возраста и (или) другим определенным категориям лиц ограничено законодательством части стран мира), при этом наказание в виде административного ареста исключено из КоАП Армении с 2005 года и в КоАП Кыргызстана с 2019 года.
Поэтому допустимо полное исключение административного ареста из КоАП РФ и проекта КоАП РФ с целью дальнейшей либерализации законодательства РФ.
Исключение из КоАП РФ и проекта нового КоАП РФ положений о наказании в виде административного ареста необходимо, учитывая:
1) излишнюю строгость данного административного наказания, придающую ему характер уголовного наказания;
2) наличие в УК РФ составов преступлений, за которые не предусмотрены наказания в виде ареста и лишения свободы;
3) наличие запрета на применение уголовного наказания в виде ареста и планируемую его отмену;
4) наличие в УПК РФ запретов на применение задержания по подозрению в совершении преступления и мер пресечения в виде залога, домашнего ареста и заключения под стражу к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и отсутствие права на применение к ним доставления и административного задержания, если в их действиях отсутствует состав административного правонарушения или не имеется законных оснований для применения к ним указанных мер как к лицам, совершившим административное правонарушение;
5) отнесение к преступлениям только общественно опасных деяний в ч. 1 ст. 14 УК РФ и наличие запрета на отнесение к преступлениям, деяний, предусмотренных нормами Особенной части УК РФ, но не представляющих общественной опасности (малозначительных деяний), в ч. 2 ст. 14 УК РФ;
6) наличие в УК РФ составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, граничащих с административными правонарушениями, за которые предусмотрено наказание в виде административного ареста, отделенных от указанных административных правонарушений административной преюдицией (побои (ст. 6.1 КоАП РФ и ст. 116.1 УК РФ) и мелкое хищение (ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ и ст. 158.1 УК РФ)), стоимостью похищенного имущества (ст. 7.27 КоАП РФ и ч. 1 ст. 159.1, 159.2, 159.5 и 159.6 УК РФ) или другими критериями, либо данных составов преступлений, влекущих ответственность только в случае наступления тяжких последствий, сходных по одному или нескольким признакам с составами указанных административных правонарушений (незаконное хранение оружия и иной его незаконный оборот (ст. 20.10 КоАП РФ), если отсутствуют признаки уголовно-наказуемого деяния (ответственность за него планируется сохранить в ст. 41.2 проекта нового КоАП РФ), и причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека, предусмотренное ч. 1 ст. 118 УК РФ, или небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, если это повлекло смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 1 ст. 224 УК РФ)), допускающее изоляцию от общества лиц, совершивших административные правонарушения, и не допускающее ее в отношении лиц, совершивших преступления, сходные с данными административными правонарушениями, но совершенными после привлечения к административной ответственности за указанные правонарушения (если условием уголовной ответственности является административная преюдиция), или повлекшими определенные последствия, в особенности, тяжкие последствия (если условием уголовное ответственности является наступление конкретных последствий);
7) наличие в законодательстве РФ большого перечня категорий лиц, которым запрещено назначать наказание в виде административного ареста, но не запрещено назначать уголовные наказания в виде лишения свободы на определенный срок и другие подобные наказания либо большинство видов уголовных наказаний за преступления любой категории тяжести, либо взыскание в виде дисциплинарного ареста, которое может быть применено лишь к части категорий совершеннолетних военнослужащих мужского пола рядового или сержантского состава, совершивших административные правонарушения, за которые предусмотрено наказание в виде административного ареста, или дисциплинарные правонарушения, за которые предусмотрен дисциплинарный арест.
Введение административной ответственности за нарушение многих правил оборота оружия и незаконный оборот всех видов оружия, патронов к оружию и основных частей огнестрельного оружия означает усиление репрессивных мер за правонарушения в сфере оборота оружия и введение более строгих правил задержания за данные деяния, чем предусмотренные УПК РФ.
В части применения ограничительных мер к лицу, подвергаемому предупреждению, штрафу или иному наказанию, административная ответственность является более строгой, чем многие другие виды юридической ответственности, поскольку протокол об административном правонарушении, невозможность составления которого на месте совершения административного правонарушения является основанием для применения к лицу доставления или административного задержания, может быть составлен, если наказание невозможно назначить на месте совершения административного правонарушения, а его составление является обязательным, или в случае, если физическое лицо, которому уполномоченным должностным лицом на месте назначается предупреждение или административный штраф, оспаривает событие указанного правонарушения и (или) назначенное наказание.
Существует необходимость введения в КоАП РФ права на назначение любого административного наказания условно и на условно-досрочное освобождение от его отбывания, амнистии, помилования и права на реабилитацию, усиливающего строгость административного ареста и других наиболее строгих административных наказаний, учитывая наличие данных прав в УК РФ для лиц, совершивших преступления, т.е. общественно опасные деяния, строгость административных наказаний и расширение перечня ограничений для лиц, им подвергнутых.
В части введения понятия добровольной сдачи оружия и других подобных предметов в ст. 20.10 КоАП РФ в ФЗ необходимо ввести условие об исключении ответственности за незаконный оборот оружия и других подобных предметов с признанием основания исключения ответственности лиц, сдавших оружие и другие подобные предметы органам власти, отказавшихся от данных предметов или от совершения их незаконного оборота, либо передавших их другим лицам в целях добровольной сдачи органам власти, независимо от обнаружения указанных предметов при задержании или обыске и других подобных следственных действиях.

Практический результат

Стимулирование законного оборота оружия и других предметов, правомерного поведения владельцев оружия, представителей власти и других лиц, противодействие насильственной преступности и коррупции, а также отказ от продолжения преступной деятельности лиц, владеющих конкретными предметами в преступных целях или совершивших насильственные и другие подобные преступления, учитывая крайне негативное влияние на личность, общество и государство роста числа случаев применения наказаний, в особенности, для лиц, не причинивших вреда другим людям, или отказавшихся от продолжения своей преступной деятельности и (или) возместивших причиненный вред, соблюдение принципов высшей ценности человека, его прав и свобод, равенства всех перед законом и судом и других основных конституционных принципов, упорядочивание правил оборота оружия по степени опасности конкретных его видов.

Решение

Необходимо исключение из ст. 20.8, 20.10, 20.12 - 20.15 наказаний в виде конфискации оружия за незаконный оборот оружия (в особенности, не сопряженный с противоправным применением оружия, и не повлекший наступления тяжких последствий) и другие правонарушения, включая нарушение правил хранения оружия, повлекшее его утрату, исключение за незаконный оборот оружия наказания в виде административного ареста и его полное исключение из КоАП РФ, введение более четкого определения незаконных действий, а также исключение ответственности за незаконный оборот холодного оружия, метательного броскового оружия, оружия, приобретаемого без лицензии, оружия, имеющего культурную ценность, сигнального оружия и основных частей огнестрельного оружия, и разделение мер наказаний за нарушение правил оборота оружия и патронов к нему и их незаконного оборота по степени опасности конкретных их видов.
Для голосования вы должны быть .

Внимание! Отозвать голос можно только один раз в течение 2 часов с момента голосования

Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 879 голосов

121

Против решения: 293 голоса

К началу списка инициатив